Недавно возобновились переговоры между сербскими властями и косовскими сепаратистами, ведущиеся под эгидой ЕС. Брюссель вполне ожидаемо начал подталкивать обе стороны к обретению, по словам евродепутата и докладчика Европарламента по Косово Виолы фон Крамон, «доброго и успешного соглашения ради нормализации отношений между Приштиной и Белградом». Выражение «нормализация отношений» в данном случае не содержит общепринятого смысла, а как минимум означает разрешение Сербии на получение сепаратистским объединением членства в ООН без официального признания со стороны Белграда, как максимум — признание Сербией независимости сепаратистской власти. Брюссель настаивает на применении всего, о чём стороны ранее договорились в ходе переговоров, а также на проведении конституционных реформ (в Конституции Сербии в преамбуле и ряде статей содержатся положения о Косово и Метохии как части Сербии, а «Конституция Косовы» препятствует реализации Брюссельского соглашения в плане создания Ассоциации сербских общин — АСО). Акцент ставится на принятии двумя сторонами полного пакета договоренностей, т. е. вновь господствует принцип «ничего не договорено, пока все не договорено».

Сербия
Сербия
Ольга Шклярова © ИА REGNUM

Президент Сербии Александр Вучич, комментируя 15 июня свою встречу с премьером «Косовы» Альбином Курти, вопреки своему обычному стилю, подразумевающему утопление собеседника во взаимоисключающих, откровенно инфантильных высказываниях, поначалу точно охарактеризовал намерение албанской стороны: «Албанская делегация не хочет выполнять соглашение, не хочет разговаривать об Ассоциации сербских общин, требует быстро и сразу дать ответ, когда мы признаем независимость Косово…» Затем Вучич обвинил албанскую сторону в «отсутствии рациональности», поскольку та отказалась говорить с ним о разрешении «провести раскопки девяти братских могил», и заявил, что «нет ничего важнее обеспечения безопасности наших людей в Косово». Сербский президент выразил уверенность в том, что «США будут справедливыми, и у них будет ясная позиция по поводу того, кто выступает за прогресс, а кто — за эскалацию напряженности в диалоге Белграда и Приштины», а «европейские представители скажут, кто был конструктивен на встрече, а кто нет». Завершил он эту тираду так: «Сегодня мы также услышали, что Иисус рожден 14 февраля, когда Курти победил на выборах. Этого мы действительно не знали».

Александр Вучич
Александр Вучич
Mc.rs

В действительности албанцев очень сложно обвинить в нерациональности. Если они идут на переговоры, то с весьма подготовленной профессиональной командой, которая ни на йоту не отступает ни от своего законодательства, ни от своих позиций. Последовательность, логика, методичность — вот что отличает переговорщиков со стороны Приштины. Напомним, все властные инструменты до сих пор находятся в руках явных и теневых лидеров Армии освобождения Косово (УЧК — сокращ. от алб.). Именно они, а не команда Вучича, получили и продолжают получать на переговорах все требуемое. Соотношение успехов команды, обслуживающей интересы главарей УЧК, превратившихся в несгибаемых государственников, когда речь идет об интересах «Косовы», и немощной команды Вучича, так ни разу и не осмелившейся публично озвучить свою переговорную платформу, можно охарактеризовать примерно как 100:0. В случае же, если сепаратистская Приштина не идет на переговоры, то она выставляет жесточайшие условия, держится за них, несмотря на давление США и ЕС, срывая тем самым переговорный процесс, что даже порождало в неокрепших умах сомнения относительно «игры не за ту сторону» бывшего главаря УЧК Рамуша Харадиная и не менее несгибаемого Альбина Курти. Разумеется, последнее относится к разделу черного юмора. Однако факт остается фактом: албанцы отказываются от каких бы то ни было компромиссов и уступок. На этом фундаменте выстроена вся их политика в отношении Сербии, и она показала себя беспрецедентно успешной и эффективной.

Сейчас Приштине нужно только разрешение на получение места в ООН, лучше в комплекте с полным юридическим признанием со стороны Сербии. Никаких других движений Сербии на «своей территории» они делать не дадут, тем более движений, подрывающих их официальную версию о «сербском геноциде». Весьма странно выглядит попытка сербского президента уговорить «премьера Косовы» провести расследование, которое может предоставить новые доказательства преступлений именно албанской стороны. Отметим также, что сербский президент называет сербских граждан Косово и Метохии «нашими людьми», а не «гражданами Сербии», т. е. даже эту вольность он позволить себе не может.

Итак, сепаратистская Приштина в ходе переговорного процесса получила от Белграда все атрибуты суверенности — территориальную целостность (по Брюссельскому соглашению, подписанному Вучичем и Ивицей Дачичем, со стороны Сербии был признан конституционно-правовой порядок «Республики Косовы»), армию (Белград ограничился несколькими абстрактными выпадами) и право на самостоятельную внешнюю политику (членство «Косовы» в региональных объединениях, а также Вашингтонское соглашение от сентября 2020 г.). Также она получила от Белграда таможню (атрибут, присущий только государству), границу, паспорта «Республики Косовы», автомобильные номера, международный телефонный код, кадастровые документы и записи ЗАГС. В итоге в Косово действует своя законодательная, исполнительная и судебная власть.

Парламент Сербии. Белград
Парламент Сербии. Белград
Bestalex

Что касается последних приобретений сепаратистов, то в начале 2019 г. Приштина, премьером которой на тот момент был садист и убийца женщин и детей Рамуш Харадинай (пришедший на эту должность при содействии контролируемой Вучичем партии «Сербский список») получила горно-металлургический комбинат «Трепча» на севере КиМ. В конце 2020 г. независимым от Сербии стал электроэнергетический комплекс Косово (KOSTT). По словам сербских официальных лиц, данное соглашение Белграда и Приштины означает, что сербская энергетическая компания EPS больше не может поставлять электроэнергию на электростанцию в общине Звечан без согласования с косовской энергетической компанией. Далее «Косова» начала развивать совместную с Албанией систему снабжения электроэнергией в соответствии с решением Региональной группы по Континентальной Европе, согласно которому соединение двух энергосистем начнется 14 декабря. Данная договоренность также вытекает из обязательств, которые Сербия приняла на себя в области энергетики по Брюссельскому соглашению 2013 г.

Переговоры Белграда и Приштины движутся к безусловной и безоговорочной капитуляции Сербии. В преддверии этого албанская сторона сейчас, как и всегда, уверенно идет в наступление. «Президент Косовы» Вьоса Османи 18 июня заявила, что Белград не выполнил две трети заключённых ранее соглашений, в то время как «Приштина продемонстрировала готовность участвовать в диалоге, но в хорошо подготовленном процессе, который увенчается конечным соглашением о взаимном признании, которое будет уважать суверенитет и территориальную целостность Косово». Позицию Османи подтверждает глава дипломатии ЕС Жозеп Боррель, подчеркнувший, что «диалог уже принес полезные результаты — интеграцию полиции и правосудия с севера Косово в косовскую систему, а также таможенные сборы и членство в региональных организациях», а сейчас нужно «достичь всеохватывающего соглашения, которое сделает европейское будущее Сербии и Косово реальностью».

Разъяснения по поводу будущего переговоров предоставила бывший член переговорной группы Приштины Эдита Тахири. По ее словам, ключевой точкой в переговорах будет Ассоциация сербских общин — она не противоречит Конституции Косово. Она также сообщила, что в Косово от ЕС поступил документ, который косвенно требует предоставить АСО исполнительные функции, и что косовский премьер Альбин Курти не должен «вставлять палки в колеса» и противиться созданию АСО.

Правительство Косово
Правительство Косово
Albinfo

Обратим внимание на то, что переговорный процесс ходит по бесконечному кругу с одними и теми же идеями. Со времен заключения Брюссельского соглашения было ясно, что Ассоциации сербских общин уготована роль прикрытия: ее создание должно стать «фиговым листком», который замаскирует сдачу Вучичем Космета. Вучич будет преподносить это как «внеисторическую победу», «создание второй Республики Сербской», «компромисс, за который он сражался как лев». Однако акцентируем внимание на том, что АСО по Брюссельскому соглашению является частью конституционно-правового порядка Республики Косово и должна подчиняться ее законам.

Первоначально копья ломались вокруг предоставления АСО законодательных полномочий. Однако столь фэнтезийные устремления сербской власти, мечтающей вынудить Приштину обеспечить прикрытие своей полной капитуляции, сепаратистами были пресечены. «Косовский парламент» не допустил попыток создания на «своей» территории инонациональных объединений, облеченных законодательными полномочиями, пусть и на местном уровне. Кроме того, «Конституция Косовы» не предусматривает возможности создания автономии — лишь органов местного самоуправления, а «косовское законодательство» содержит только два уровня децентрализации — город и община. Общины могут объединяться в ассоциации, что уже реализовано в полной мере. Новая ассоциация сербских общин, предназначенная для решения тех же вопросов местного самоуправления, что уже решают ассоциации косовских общин, вносила бы только дополнительный хаос, причем не принося никакой пользы самим сербам, поскольку ее решения зависели бы от «косовских властей» и «косовского законодательства».

Далее битва Вучича за «фиговый листок» разгорелась в связи с предоставлением АСО хотя бы исполнительных полномочий. В этом случае ситуация выглядит откровенно комично, поскольку полномочия ассоциации сводились бы к решению локальных вопросов, по сути, дублируя полномочия ЖКУ. Это столь незначительная мелочь, что, как следует из комментария Тахири, на этот компромисс готовы согласиться как Брюссель, так и Приштина. Пока это озвучила лишь бывший член переговорной команды, однако Эдита Тахири — весьма опытный политик, который ни слова не проронит без согласования со «своими».

Этническая карта Сербии
Этническая карта Сербии
Tresnjevo

Озвученный Тахири вариант означает революционное изменение в подходе Приштины, которая впервые готова на компромисс. Компромисс выглядит именно как готовность согласиться с созданием структуры, дублирующей функционал жилищно-коммунального управления. Однако и этот симулякр, скорее всего, будет существовать лишь на бумаге, поскольку кто и на каком основании сможет проверять его работу после полного оформления независимости «Косовы»? В любом случае создание АСО призвано лишь скрыть тот неприглядный факт, что сербы становятся нацменьшинством, применительно к которому расписываются их права именно как нацменьшинства. Это означает закрепление перевода косовского вопроса из измерения суверенитета и территориальной целостности Сербии в плоскость защиты сербского нацменьшинства в другом государстве, причем защиты весьма незатейливой — в виде решения местных технических вопросов.

Кроме того, «всеохватывающее соглашение» Белграда и Приштины, которое предоставит независимость последней, будет являться гораздо более значимым для международного порядка явлением, чем просто «междусобойчик» Вучича и Курти.

Соглашение подобного рода станет беспрецедентным явлением в послевоенной истории. Это будет демонстративное закрепление результатов военной агрессии, развернутой силами НАТО против суверенного государства. Одностороннее применение силы (без санкции СБ ООН) одного государства против другого по все еще действующему Уставу ООН является преступлением против мира и против человечности, не имеющим срока давности. Весь существующий международно-правовой порядок был создан именно ради препятствования подобным действиям — одностороннему применению силы. Устав ООН однозначно запрещает легализацию результатов военной агрессии. Поэтому перед проведением переговоров ситуация в конфликтной зоне сначала должна вернуться на позиции статус-кво. О чем в нашем случае гласит Резолюция СБ ООН №1244, в которой говорится о возвращении части военного и полицейского контингента Сербии в Косово при соблюдении главного условия — территориальной целостности Сербии, составной частью которой является Космет.

Расселение сербов в Югославии Данные на 1981 год.

Территории, на которых сербы составляли более 50% населения
Расселение сербов в Югославии Данные на 1981 год.

Территории, на которых сербы составляли более 50% населения

Однако в ходе переговорного процесса, начатого в 2003 г., сербская сторона в силу различных причин проявила неподобающую гибкость, соглашаясь пойти на «маленькие компромиссы», которые стали нарастать как снежный ком. Переговорный процесс подошел к своему логичному завершению, когда от вопроса выработки формы автономии для албанцев согласно Резолюции 1244 он пришел к формуле «всеохватывающего соглашения», под которым все задействованные в нем участники понимают признание независимости «Косовы» Сербией и/или ее согласие с членством Приштины в ООН. Так «интернационализация» вопроса выработки формы автономии албанцев превратилась в вопрос статуса, но не албанского нацменьшинства, проживающего на территории Сербии, а «Республики Косовы», находящейся в шаге от полноправной международно признанной независимости.