В своём видеообращении к участникам IX Московской конференции по международной безопасности Владимир Путин, в принципе, не сказал ничего нового: он ещё раз подчеркнул важность принципа равноправия в международных делах, неприятие диктата, роль ООН, наличие нарастающей военной угрозы России со стороны Запада. Всё вроде бы правильно.

Медведь
Медведь
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Мне думается, однако, что для современных обстоятельств это выступление нашего президента прозвучало слишком мягко. Ну что значит «турбулентность геополитических процессов возрастает»? Это не «турбулентность», а возрастание угрозы войны — во всяком случае, для нашей страны и Китая! Да и международное право не подвергается «эрозии» — оно просто американцами и их ближайшими союзниками попирается. Независимость Косово признали, а независимое решение жителей Крыма — нет. Это что «эрозия»? Эрозия — это разрушение вследствие естественных причин; здесь же мы имеем причины чисто рукотворные, это результат именно того, о чём сказал сам президент: «использования силы для продавливания своих интересов».

Далее. Когда мы говорим, что со стороны НАТО имеет место стремление «укрепить собственную безопасность за счёт безопасности других», мы ведь делаем явный реверанс в его адрес! Кто, интересно, его безопасности угрожает? Никто не угрожает! Во всяком случае, Россия точно не угрожает. А вот желанию этого агрессивного блока распоряжаться в Европе и мире по своему усмотрению — да, Россия и Китай угрожают. Но это же не вопрос безопасности, это вопрос сдерживания экспансии (типа той, что блок НАТО осуществил на Украине в 2014 году)!

На учениях Sea Breeze 2018
На учениях Sea Breeze 2018
Mil.gov.ua

Давно устарели, на мой взгляд, употребляемые нашими мидовцами и в данном случае также президентом обороты типа «готовы участвовать», «рассчитываем, что здравый смысл возобладает» и тому подобное. Если вслед за президентом говорить о разрешении региональных и глобальных проблем, то Россия уже в нём участвует. Или же сама, насколько позволяют обстоятельства, их разрешает — по крайней мере, находит для них промежуточные решения, как в случае с Нагорным Карабахом.

Что же до США и Европейского союза, то они в большинстве случаев созидательной международной работе сегодня мешают, ставят для неё серьёзные препятствия. И уж точно не говорят о своей готовности вести её на основе принципа равноправия. Вот и нам надо поменьше такую нашу готовность выпячивать. Она есть, она проявляется в сотрудничестве России с Китаем, Индией, другими станами Азии, она проявляется в нашей политике в Африке и Латинской Америке. Вот и будем стоять на том, что мы международные проблемы уже решаем, а не «готовы способствовать» (чему, кстати говоря, способствовать — решению или именно чьему-то решению?). И пусть тот, кто хочет, присоединяется к нам и нашим выше перечисленным партнёрам.

Теперь о том, что Москва «никогда не диктует свою волю другим странам». Может быть, кому-то нам и надо было бы правильные вещи и созидательные решения продиктовать? Надо было бы, точно! Особенно если равноправного сотрудничества не получается. Но — сил пока не хватает. Поэтому НАТО и отказывается «предметно рассматривать предложения Москвы». Поэтому инфраструктура этого агрессивного военного блока наращивается у наших границ. А хорошо бы, чтобы наша инфраструктура наращивалась на Кубе, в Венесуэле или Никарагуа — без этого ведь мы американский экспансионизм не остановим!

Военные представители России и Венесуэлы
Военные представители России и Венесуэлы
Mil.ru

В заключение отмечу сделанное Владимиром Путиным заявление об «ответственности, которую Россия несёт за безопасность и процветание соседних стран». Это, в принципе, правильное заявление, но опять-таки прозвучало оно недостаточно веско. Кто такие «соседние страны»? Финляндия? Польша? Турция? Иран? Монголия? Китай? Япония? Нет, конечно! Это страны, образовавшиеся в результате раздела СССР. И именно в силу того, что существовал Советский Союз, Россию с этими странами и народы нашей страны с их народами соединяют те самые «неразрывные исторические, культурные, человеческие связи», о которых сказал президент.

Добавлю, что это ещё и связи, в основе которых лежит принцип равноправия, сформировавшийся именно в советскую эпоху. Этот принцип, естественно, наша страна готова соблюдать, но только в одном случае: если с территории этих стран для нас не будут исходить никакие угрозы.