Начало Великой Отечественной войны — это предельно трагический и предельно героический момент. Новые свидетельства этого героизма стали нам известны благодаря опубликованию Министерством обороны России новых архивных документов на этот счёт.

22 июня 1941 года
22 июня 1941 года
Иван Шилов © ИА REGNUM

Следите за развитием событий в трансляции: «День памяти и скорби: 80 лет с начала Великой Отечественной — все новости»

Одновременно 22 июня 1941 года стало моментом величайшей дистанции между высотой духа, преданностью Родине и верностью Присяге, с одной стороны, и трусостью и подлостью, — с другой.

Не все проявления героизма и величия духа советских людей в первые дни войны стали нам известны своевременно. Это тоже произошло из-за трусости и подлости — трусости и подлости Никиты Хрущёва, который в угоду своей антисталинской линии скрывал их, клеветал на Сталина, клеветал на НКВД, в ведении которого и находились пограничные войска — первые и самые беззаветные герои тех схваток и сражений. НКВД, в его понимании, надо было опорочить, и он порочил.

Исказил Хрущёв и правду относительно того, когда был отдан приказ о приведении войск РККА в приграничных округах в полную боевую готовность. Всё ещё широко распространено мнение, что произошло это в ночь с 21 на 22 июня, но, на самом деле, это было сделано в директиве, направленной в приграничные округа по указанию Сталина 18 июня 1941 года. Войскам первого стратегического эшелона было приказано «быть в полной боевой готовности». Обратим внимание на слово «быть». Оно говорит о том, что был ещё и некий более ранний приказ о приведении войск в этих округах в боевую готовность. Кроме того, директива включала указание о развёртывании полевых управлений фронтов на базе управлений соответствующих округов. Терминология, думаю, тут понятна.

22 июня 1941, жители Казани слушают объявление о начале Великой Отечественной войны
22 июня 1941, жители Казани слушают объявление о начале Великой Отечественной войны

Генштаб передал эту директиву в войска, но в тех приграничных округах, на которые пришелся главный удар противника, она выполнена не была.

Впоследствии на суде бывший командующий Западным фронтом генерал Павлов и его начальник штаба подтвердили существование директивы Генштаба от 18 июня, а также тот факт, что они ничего не сделали, чтобы ее исполнить. Это подтвердил и начальник связи округа, через которого она шла.

А вот в Одесском военном округе директива от 18 июня была выполнена. Округ — вернее, уже фронт — встретил противника 22 июня в укреплённых районах и остановил его наступление уже в первый день.

Итак, кроме истории героев 22 июня открыло и историю тех, кто не смог тогда организовать должное управление войсками, кто бросил свои части, кто сдавался в плен. Не попадал в плен, будучи раненым, а именно сдавался. Со стыдом всегда смотрю кадры огромных колонн бывших советских солдат в плену у Гитлера. Колонны идут и идут. Это всё те, кто попал в плен ранеными или контуженными?

Колонна советских военнопленных
Колонна советских военнопленных

Этих сдавшихся в плен уже в приграничных сражениях были сотни тысяч. А мирные граждане, отдававшие Красной армии перед войной всё, что могли, и даже то, что не могли, ждали, что они, эти сдавшиеся в плен, защитят их от смерти, от нацистского насилия, от физических страданий. Ждали и не дождались. Об этом, конечно, мы тоже не должны забывать.