Иван Шилов © ИА REGNUM

После своего визита в Азербайджан президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в эфире местного телевидения анонсировал готовящуюся встречу с российским коллегой Владимиром Путиным. При этом он сообщил, «что с российским главой скоро проведет переговоры президент Азербайджана Ильхам Алиев». К настоящему моменту российская сторона на официальном уровне не подтверждает, но и не опровергает эту информацию. В то же время ясно, что Эрдоган и Алиев рвутся в Москву в связи с новой ситуацией, которая складывается в регионе после подписания в Шуше декларации о союзнических отношениях между Баку и Анкарой.

Дело в том, что после завершения второй карабахской войны всё вертелось вокруг исполнения мирного соглашения от ноября 2020 года, пункты которого предусматривают не только сохранение режима прекращения огня, но и разблокирование коммуникационных коридоров в регионе. На этом направлении работает трехсторонняя комиссия на уровне вице-премьеров России, Азербайджана и Армении.

Правда, многое сдерживается существующей в Армении политической неопределенностью, но логика наметившегося процесса вела к подписанию мирного договора между двумя странами, что создавало бы условия и стимулировало нормализацию взаимоотношений между Азербайджаном и Арменией, а в последующем и между Турцией и Арменией. После Шушинской декларации ситуация стала обрастать новыми характеристиками. Президент Азербайджана Ильхам Алиев то ли по своей инициативе, то ли под давлением Анкары ввел в этот документ вопросы обороны и взаимопомощи между двумя государствами, что создает в регионе новую политическую и геополитическую реальность. Так, Эрдоган, выступая в парламенте Азербайджана, с одной стороны, призывал Армению прислушаться к требованиям Баку по вопросу создания Зангезурского коридора. В то же время он предупредил, что в случае обострения ситуации Ереван столкнется с совместным силовым ответом со стороны Азербайджана и Турции.

Совместные учения вооруженных сил Турции и Азербайджана
Совместные учения вооруженных сил Турции и Азербайджана
Msb.gov.tr

Более того, азербайджанские эксперты объявили, что «Турция выступает как гарант территориальной целостности Азербайджана», и обозначили фактор «необратимости итогов боевых действий», именуемых в Азербайджане «отечественной войной». При этом стороны в Шушинской декларации подтвердили готовность к скоординированным и совместным действиям в политической и военной сферах, в том числе «в случае угрозы или агрессии со стороны третьего государства или государств». Отсюда возникает вопрос о том, какой именно внешней силы стал опасаться Алиев. Неужели Армении? Тут просматриваются важные нюансы. Внешне Баку связывает создание Зангезурского коридора (коммуникацию, призванную обеспечить связь Азербайджана с нахичеванским анклавом и далее с Турцией через территорию Армении) с экономическими выгодами, которые может получить Ереван от присоединения к проекту. Однако этот коридор рассматривается и как составная часть китайского проекта «Один пояс, один путь», который Запад, объявивший Китай «главным врагом», будет блокировать в Закавказье.

В этой связи можно предположить, что Запад начнет формировать в регионе новую сложную систему противовесов. Пока же просматривается тренд обозначить особо проблему статуса Нагорного Карабаха, отдаляя его как от Баку, так и от Еревана, не связывая какими-то «коридорами» и коммуникационной логистикой. Вот почему Алиев стал поспешно вводить в уравнение в статусе реального регионального гегемона Турцию, определяя, как он говорит, «нашу политику на будущее». Баку и Анкару настораживают и другие моменты. Первоначально перед встречей в Женеве президентов России и США Владимира Путина и Джо Байдена анонсировалось, что в числе многих других проблем, стороны будут обсуждать и Нагорный Карабах. Но после встречи каких-либо разъяснительных деталей не последовало. В дальнейшем многое будет зависеть от действий США как страны-сопредседателя в Минской группе ОБСЕ в отношении определения статуса Нагорного Карабаха.

Реджеп Тайип Эрдоган, Владимир Путин и Ильхам Алиев. Мировой энергетический конгресс. 10 октября 2016 года, Стамбул
Реджеп Тайип Эрдоган, Владимир Путин и Ильхам Алиев. Мировой энергетический конгресс. 10 октября 2016 года, Стамбул
Kremlin.ru

Сейчас Москва, заявляя о несвоевременности решения этой проблемы, занимает оппортунистическую позицию. Но что завтра? Насколько выгоден Москве и предлагаемый Анкарой «пакт шести» — России, Турции, Ирана, Армении, Грузии и Азербайджана — в целях создания новой системы региональной безопасности? Пока есть только промежуточная комбинация, при которой Алиеву удалось переложить политическую ответственность за судьбу карабахских армян исключительно на Россию, а теперь он начинает вводить и Турцию в эту игру. Как пишет турецкая газета Sabah, такая политика строится на предположении, что «Турция и Россия находятся в прочном альянсе», хотя американское издание The National Interest не исключает более тесного взаимодействия США в Закавказье с Россией, а не с Турцией, принимая во внимание перспективы конфронтации с Китаем. Как бы то ни было, в Вашингтоне не скрывают того, что «проводят переоценку ситуации и рассматривают плюсы и минусы карабахского соглашения, чтобы определить возможности для своей внешней политики».

Реджеп Тайип Эрдоган и Ильхам Алиев в Шуше. 15 июня 2021 года
Реджеп Тайип Эрдоган и Ильхам Алиев в Шуше. 15 июня 2021 года
President.az

Один из вариантов: если определенным силам в Азербайджане и в Турции удастся политически дискредитировать российских миротворцев в Нагорном Карабахе, их место займут миротворцы из других стран. Кстати, в тексте Шушинской декларации Россия упоминается только один раз — в контексте совместного с Турцией мониторингового центра в Агдамском районе. А помощник президента Азербайджана по внешнеполитическим вопросам Хикмет Гаджиев почему-то выразил благодарность НАТО, членом которого является Турция. Но в таком случае Алиеву и Эрдогану следовало бы прорываться в Брюссель, а не спешить в Москву к Путину. Вообще, России, которая считает допустимым альянс с Анкарой в Закавказье, пора остановиться и начать просчитывать возможные риски в регионе для обеспечения собственной национальной безопасности, так как Турция тащит за собой конфликтный потенциал. Тем более что главной интригой становятся уже не Баку с Анкарой. В регионе зреют процессы, которые в конечном итоге прорвутся и достаточно сильно. Назревает кризис.