Реджеп Эрдоган
Реджеп Эрдоган
Иван Шилов © ИА REGNUM

Еще совсем недавно, после того, как страны — члены НАТО в мае предложили Турции заняться обеспечением безопасности Кабульского аэропорта после вывода из Афганистана вооруженных сил США и их других партнеров по международной коалиции, многие западные и турецкие эксперты заговорили о заметном возрастании влияния Турции в этом регионе. Связывалось это с тем, что Анкара, единственный представитель мусульман в Североатлантическим альянсе, сумела выстроить благожелательные отношения не только с официальным Кабулом, но и движением «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), воздерживающимся от боевых столкновений с находящимися в Афганистане турецкими боевыми частями.

В этой связи много писалось и говорилось о том, что Турция сумела использовать в своих интересах культурно-религиозную близость с народами Афганистана, проводить политику идеологической гибкости, участвовать в выгодных экономических, культурных и гуманитарных проектах. На такой основе делался вывод, что Анкара способна не только обеспечить контроль и безопасность аэропорта Кабула в случае форс-мажорных обстоятельств, но даже взвалить на свои плечи политику национального примирения в стране, не оглядываясь на союзников по НАТО. Дело дошло до того, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган намеревался использовать этот фактор в сложном диалоге с президентом США Джо Байденом на полях саммита альянса в Брюсселе, чтобы добиться признания со стороны западных партнеров особой роли своей страны при выполнении в будущем посреднической миссии в Афганистане. Но буквально накануне саммита НАТО последовал неожиданный для Анкары контрудар со стороны талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Их представитель потребовал от Турции вывести свои войска наряду с другими странами — членами альянса.

«Будучи членом НАТО, Турция должна вывести свои войска из Афганистана на основании соглашения, которое мы подписали с США 29 февраля 2020 года, — цитирует официального представителя талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Сухейля Шахина афганский телеканал TOLO News. — А так, Турция великая мусульманская страна, у Афганистана исторические связи с ней. Мы надеемся иметь с ней тесные и хорошие отношения после того, как в будущем в нашей стране будет создано новое исламское правительство». После этого Эрдогану пришлось прямо на ходу перестраивать свою аргументацию. После встречи с Байденом он заявил, что Анкара готова сохранить военное присутствие в Афганистане, но для этого ей потребуется поддержка Вашингтона. По его словам, «если они не хотят, чтобы мы покидали Афганистан, если они хотят там поддержки, то дипломатическая, материально-техническая и финансовая поддержка со стороны США будет иметь большое значение». Более того, Эрдоган заявил, что для выполнения новой миссии в Афганистане, помимо Турции, необходимо привлечь Пакистан и Венгрию.

Реджеп Эрдоган и Джо Байден
Реджеп Эрдоган и Джо Байден
Tccb.gov.tr

По мнению американской стороны, «Анкара выдвинула сложные условия, и пока их только будут рассматривать». Не исключено, что будет пересмотрено решение НАТО о привлечении Турции к охране аэропорта в Кабуле. К тому же Управление гражданской авиации Афганистана до сих пор не решило, передавать ли ответственность за аэропорт турецким вооруженным силам после вывода иностранных войск. В широком смысле слова, как считает турецкое издание Türkiye, этот ход событий срывает все надежды Анкары «укрепиться в регионе хотя бы по примеру того, как это произошло в Азербайджане после второй карабахской войны, обеспечить доступ западного мира к исламской географии только через себя, а также и начать активное проникновение под прикрытием Запада в Южный Туркестан». И это второй удар по планам Турции в регионе. Первый состоялся тогда, когда сорвались все ее усилия по созыву в Стамбуле международной конференции по афганскому урегулированию, когда Анкара пыталась стать если не наиболее влиятельным, то заметным игроком во внутренней политике этой страны. Тем более что турецкие эксперты возлагали немало надежд на то, что Анкара сможет воспользоваться созданными каналами взаимодействия с определенными талибскими (организация, деятельность которой запрещена в РФ) фракциями.

Теперь если Турция всё же решит остаться в Афганистане, ей придется столкнуться с самыми различными вариантами развития событий: процессом распада страны с межэтническими конфликтами, попытками различных политических и этнических сил перетянуть Анкару на свою сторону. Однако при любом раскладе Турции придется вступать в Афганистане в боевые столкновения и оказаться там воюющей страной. Такая перспектива Эрдогана не устраивает. У него есть амбиции, но нет необходимых политико-дипломатических, экономических и военных ресурсов. Афганистан для него превращается не в «ключ к Азии», а в «ворота в проблемную зону», ставшую плацдармом для радикальных группировок и контрабанды наркотиков. К тому же свои стратегические интересы в Афганистане есть также у России, Пакистана, Индии и Китая, которые тоже готовятся к уходу США из этой страны.

Тем временем ситуация приобретает все более обвальный характер. Афганские силы безопасности оставляют блокпосты и передают под контроль талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) район за районом. За последние два месяца они захватили 17 районов, восемь из них — за последнюю неделю, и не собираются останавливаться. «Многие провинции находятся в осаде, — заявил глава комиссии Сената Афганистана по обороне Хашим Алокозай. — Они падут через 10−15 дней». Ситуация не критическая, но близка к ней. Среди причин, по которым талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) так лихо берут под свой контроль блокпосты и районы, не только коррупция или слабость афганской армии, но и сильные местные племенные связи: в переговорах между движением и национальными силами безопасности о сдаче блокпостов принимают участие посредники из местных жителей, в том числе старейшины.

Турецкий солдат в Афганистане
Турецкий солдат в Афганистане
ISAF Headquarters Public Affairs Office

На днях Кабул посетила межведомственная делегация США во главе со спецпредставителем США по Афганистану Залмаем Халилзадом. Она встречалась с президентом Афганистана Ашрафом Гани, главой Высшего совета по национальному примирению Абдуллой Абдуллой, спикером нижней палаты парламента Мир Рахманом Рахмани и другими официальными лицами первого эшелона. По сообщениям многих агентств, в центре переговоров находился не мирный процесс, а взаимоотношения Кабула и Вашингтона после вывода войск. Среди важнейших вопросов, которые остаются не проясненными для наблюдателей, кто будет все же контролировать аэропорт Кабула в случае его падения? Эрдоган, похоже, умыл руки. А кто следующий?