Посольство КНР в Лондоне по поручению официального Пекина выразило решительный протест странам-участницам «Большой семерки» по поводу содержания итогового коммюнике, принятого 13 июня британским саммитом. Вкратце поясним, что в ходе этой встречи американскому президенту Джо Байдену удалось навязать своим западным партнерам конъюнктурное американское видение ряда международных проблем, а также тенденциозные, идеологизированные оценки событий и процессов, связанных с внешней и внутренней политикой КНР. Подобная же некорректность проявила себя в коллективной западной позиции по ситуации на Украине, а также во вмешательстве во внутриполитические дела России и Белоруссии.

Переговоры
Переговоры
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Прежде чем перейти к конкретике в том, что вызвало китайский протест, отметим один важный нюанс, настоятельно необходимый для адекватной оценки содержания 25-страничного итогового документа «семерки». Общий лейтмотив его таков, что в значительной части из 70-ти статей содержится апелляция к «демократическим ценностям» и «открытым обществам». Это — неприкрытая демагогия и обман, призванные замазать глаза мировой общественности. Во-первых, Запад, конечно же, имеет право на собственную, пусть и извращенную, трактовку гуманитарной повестки, в том числе прав человека. Это — внутреннее дело Запада. Но при этом Запад не вправе претендовать на ее экспорт за географические пределы собственной цивилизации, ограниченные странами «семерки», а также рядом участников британского Содружества и еще несколькими странами. Права человека — весьма тонкая материя, тесно связанная с цивилизационной идентичностью, и у каждой страны, особенно крупной, приоритеты в правозащитном вопросе расставляются в соответствии с национальными особенностями, а не «универсальными» стандартами, которые придуманы западными неоколонизаторами для того, чтобы держать «в узде» окружающих «аборигенов». Во-вторых, даже в рамках собственной правозащитной трактовки Запад предельно конъюнктурен. Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить итоги недавних президентских выборов в США, сопровождавшихся многочисленными нарушениями, исказившими результаты голосования. Поэтому, спекулируя на указанной тематике, коллективный Запад твердит правозащитные и демократические мантры из конъюнктурных соображений, ради спасения лица, а также зомбирования собственной и международной общественности, которой «следует» забыть деликатные обстоятельства прихода к власти Байдена и его беспринципного одобрения партнерами по «семерке».

Саммит стран-участниц «большой семерки». 13 июня 2021 года, Лондон
Саммит стран-участниц «большой семерки». 13 июня 2021 года, Лондон
Number 10

Теперь по конкретным пунктам итогового коммюнике. В первой же по порядку, 48-й статье раздела «Глобальная ответственность и международные действия» содержится апелляция к расширению «Индо-Тихоокеанского» региона за счет присоединившихся к недавнему «заявлению открытых обществ» с участием Австралии, Индии, Южной Кореи и ЮАР. Логика лукавая, причем трижды. Во-первых, сам концепт «индо-пасифики» — продукт измышлений пентагоновских стратегов, прикрывших им стремление вовлечь в свои игры Индию, пользуясь ее противоречиями с Китаем, а также легализовать таким способом собственный военно-морской контроль над проливами, соединяющими два океана, через которые проходит до 60% мировой торговли, в том числе значительная часть китайского нефтяного импорта. Во-вторых, тем самым осуществляются заигрывания со странами АСЕАН, которые Вашингтон и его сателлиты по «семерке» стремятся «оседлать», направив против Китая и тоже, как с Индией, раздувая их междоусобные противоречия с Пекином, интернационализируя их и препятствуя разрешению в региональном формате. В-третьих, вовлечение в эти планы вслед за Индией еще и ЮАР наглядно показывает, что в планах США и Запада — добиться раскола в объединении БРИКС, не допуская того, чтобы потенциал его участников был консолидирован на платформе, альтернативной Западу. Поскольку Дели — еще и участник ШОС, то невооруженным глазом видна цель спровоцировать эрозию и этой региональной международной организации, выстроенной на российско-китайской оси.

Премьер-министр Индии Нарендра Моди и Председатель КНР Си Цзиньпин перед началом заседания Совета глав государств – участников Шанхайской организации сотрудничества. 24 июня 2016 года, Ташкент
Премьер-министр Индии Нарендра Моди и Председатель КНР Си Цзиньпин перед началом заседания Совета глав государств – участников Шанхайской организации сотрудничества. 24 июня 2016 года, Ташкент
Kremlin.ru

Спекуляцией на индо-тихоокеанской теме является и 60-я статья международного раздела итогового документа, в которой «семерка» впервые в своей истории обращается к теме Тайваньского пролива. Авторы «подчеркивают важность мира и стабильности» в нем, упоминая в связи с Тайванем формулировку «правило закона» («the rule of law»). Тоже откровенная демагогия, ибо все, что связано с тайваньской темой, с начала 70-х годов, с передачи постоянного членства в Совете Безопасности ООН от чанкайшистского режима к КНР, законным образом регулируется принципом «одного Китая». Самостоятельность Тайваня Западом не признается, и он считается частью единого Китая. Безусловному признанию этого положения те же США обязаны восстановлением в 1979 году с КНР дипломатических отношений. Исходя из этого и опираясь на международное морское право, Тайваньский пролив — неотъемлемая часть территориальных вод КНР, а нарушение морских границ недопустимо. Однако США, которые в последнее время вовлекают в свои авантюры натовских сателлитов, вроде Великобритании и Франции, явочным порядком нарушают принцип «одного Китая», откровенно симпатизируя правящему на острове сепаратистскому режиму Демопрогрессивной партии (ДПП) и подогревая его провокационные амбиции. Островным властям поставляются американские вооружения, натовские корабли регулярно забираются в пролив, а в Тайбэй зачастили высокопоставленные правительственные чиновники из Вашингтона, само пребывание которых на Тайване нарушает все и всяческие принципы международного права и порядка с центром в ООН.

Кашгар, Синьцзян-Уйгурский автономный район КНР
Кашгар, Синьцзян-Уйгурский автономный район КНР
Marc van der Chijs

А 49-я статья? В ней по-иезуитски витиевато между собой увязываются совершенно разные вещи — факт соперничества Запада с КНР в экономических вопросах, в котором, проигрывая, авторы документа выгораживают себя обвинениями Пекина в якобы «нерыночных» способах поведения на рынках, и опять-таки «права человека» в китайском Синьцзяне, которые Пекин будто бы «попирает». Хотя известно, что еще два года назад попытки западных стран устроить антикитайский демарш по Синьцзяну на уровне верховного комиссара ООН по правам человека обернулись пшиком, ибо в ответ с опровержением позиции Запада выступила гораздо более многочисленная группа стран, в первую очередь мусульманских. Единоверцы уйгуров, за которых ничтоже сумняшеся США и их сателлиты «заступаются», не усмотрели в региональной политике Пекина никаких нарушений, что обнулило тогда западные потуги. Сейчас, когда более половины населения Синьцзяна успешно выведены из бедности и нищеты, конъюнктурность любых обвинений тем более очевидна. Но успокоиться Запад не может, как и в случае с Гонконгом, упомянутым через запятую в этой же статье коммюнике. Обвиняя КНР в нарушениях базовой китайско-британской декларации по этому мегаполису (1984 г.), в соответствии с которой он в 1997 году был возвращен КНР из британского колониального владения, авторы коммюнике забывают как минимум о двух вещах. Первое: данной декларацией был установлен принцип «одна страна — две системы», и если его расшифровать, речь идет о сохранении в бывшей колонии экономического уклада, созданного при британском владычестве. Но на особый уклад никто не покушается, никакой национализации не было и не планируется. Наглядным примером этого является наличие у автономии собственной валюты, к эмиссии которой имеют прямое отношение бывшие колониальные британские банки, возникшие и выросшие на наркотрафике и грабеже времен Опиумных войн XIX века. Общеизвестны и названия этих банков — HSBC и Standard Chartered. О чем же шум? О том, что пекинские власти, настаивая на приоритете государственного патриотизма, не покушаясь на экономические права Гонконга, отсекают от участия в местной политической жизни «пятую колонну», делая это с помощью реформы избирательного законодательства. И понятно, что как только будет избран новый состав Законодательного совета, вольнице уличных беспорядков придет конец. И второе: ратуя за «права» протестующих устраивать вакханалию на улицах, а парламентской оппозиции — их «крышевать», «семерка» стыдливо умалчивает о том, что в подогревании протестов и в 2014-м, и в 2019—2020 годах «деятельно» поучаствовали аккредитованные в Гонконге западные дипломаты, прежде всего американские, а также британские. «Знает кошка, чье мясо съела», — гласит русская пословица; вот и авторы этой статьи коммюнике об этом осведомлены, потому и заинтересованы спрятать концы в воду.

ВС КНДР
ВС КНДР
Иван Шилов © ИА REGNUM

Можно и еще привести примеры откровенно предвзятого отношения Запада к Китаю, которое показательно упаковано в откровения участников британского саммита о том, что ими достигнут «консенсус» в вопросе противостояния Пекину. Но нужно отметить, что и этим дело не ограничивается. Посмотрим, например, на 58-ю и 61-ю статьи, посвященные ядерным программам КНДР и Ирана. С одной стороны, от Пхеньяна требуют безоговорочной и «всеобъемлющей» денуклеаризации, приводя в оправдание соответствующие резолюции ООН; с другой стороны, авторы итогового документа ни намеком не вспоминают о второй части данной проблемы, которая полностью находится в их собственной компетенции и которую они выполнять не хотят: о четких гарантиях безопасности КНДР. А от них США и при Трампе, и при Байдене отлынивают, как могут. И становится понятно, что, прикрываясь ООН, западные махинаторы добиваются отказа Пхеньяна от ядерного и ракетного оружия только затем, чтобы сделать его беззащитным перед потенциальной агрессией и продиктовать волю, огородить от которой он бы себя не смог. Точно такие же двойные стандарты и в том, что касается СВПД по Ирану. В документе «приветствуются» консультации участников соглашения между собой и отдельно с США, чтобы Вашингтон и Тегеран вернулись в соглашение. Но при этом (внимание!) ни слова не говорится о том, кто именно из него вышел, почему он это сделал, что Иран исполнял обязательства в одностороннем порядке до тех пор, пока это не начало угрожать его национальной безопасности и т. д. Получается, что виноваты кругом все, в первую очередь КНДР и Иран, потому что не хотят оказаться в положении Ирака образца 2003 года, но только не США, которые сначала запускают подрывные, деструктивные процессы, а затем обвиняют в этом окружающих. Между тем обе эти страны, на которые «семерка» под диктовку Вашингтона организует нажим, являются близкими партнерами и союзниками Китая, и это еще один «фронт», который американская сторона открывает против КНР, маскируя свои собственные интересы под «широкие международные». Такая вот технология тотального наперстка, от начала и до конца подчиненная идее сохранения западного господства и гегемонии.

Дэвид Рокфеллер. 1953
Дэвид Рокфеллер. 1953

В заключение вот о чем. То, что китайское посольство в Британии от имени МИД КНР выступило с протестом против откровенно провокационных решений «семерки», — об этом в СМИ широко сообщили, полноценно процитировав содержание соответствующего заявления. Это хорошо и правильно; за рамками внимания, однако, почему-то осталось как раз то, против чего Пекин протестует: об этом пишут только отдельными, вырванными из контекста фрагментами, которые не только не раскрывают западного двуличия, но напротив, его скрывают. Или призваны скрыть. На наш взгляд, без постатейного рассмотрения «матчасти», которой и является итоговый документ саммита в Корнуолле, такой «анализ» очень смахивает на обеление западных лидеров. Хотя на самом деле никакой «борьбы мнений» между Западом и Пекином нет; имеет место откровенное игнорирование западной дипломатией национальных интересов и суверенитета КНР, которое объясняется просто и понятно. Для устранения конкурента, который, по западным оценкам, уже к 2028−2030 году Запад обгонит не только в экономике, но и в технологиях, включая военные, все средства хороши. Как тут ни вспомнить известный афоризм, характеризующий основы колониальной модели поведения англосаксов. «Если правила игры не устраивают джентльменов, джентльмены меняют правила». Ничего личного — только бизнес, вынесенный на вершину глобальной политики потому, что на самом Западе национально-государственные интересы давно уже подмяты правящим олигархатом. Как говорится, «что хорошо для «Дженерал Моторс» — то хорошо и для Америки». Это в декларациях они такие «честные» и «транспарентные»; в действительности же, как еще в начале 60-х годов заявил в Москве представителям советского руководства Дэвид Рокфеллер: «Если мы с вами договоримся, ни одна западная газета вас критиковать больше не будет». И все то же: «Знаю же я, что такое диктатура пролетариата. Должны и вы знать, что такое диктатура буржуазии». Вот эта диктатура буржуазии и есть настоящая, без прикрас и дымовой завесы словоблудия, «демократия по-западному». Главное, с ней сталкиваясь, оставить в стороне абсолютно беспочвенные иллюзии. С чужими интересами Запад считается только тогда, когда у него возникают серьезные за свои. Из этого и надо исходить, понимая, что язык «красных линий» — единственный доступный политическому сознанию западных элит.