Александр Лукашенко долго не замечал общественного движения, почти 10 лет добивавшегося придания дате 17 сентября статуса государственного праздника как Дня воссоединения. Он не замечал даже юбилеи эпохального события — лишь в 2009 году поздравил сограждан, отметив: «17 сентября 1939 года начался освободительный поход Красной армии, целью которого была защита оставленного на произвол судьбы белорусского и украинского населения на территории Польши в условиях германского вторжения и развязывания Второй мировой войны. Это не только укрепило безопасность СССР, но и стало важным вкладом в борьбу против фашистской агрессии».

Белоруссия
Белоруссия
Иван Шилов © ИА REGNUM

После этого о 17 сентября в президентской администрации надолго забыли — вплоть до осени прошлого года, когда понадобилось что-то противопоставить повестке националистической оппозиции и закрепить успех сбитой волны поствыборных протестов. Подготовительная работа шла до февраля нынешнего года, когда внезапно официальные лица и обслуживающие их комментаторы в течение недели наперебой стали заявлять о необходимости придания этой дате статуса государственного праздника. Сразу же серьёзными стали обоснования — те самые, которые на протяжении предыдущих лет в переписке с гражданами отвергались или игнорировалась.

Инфоповод: Белоруссия отпразднует 17 сентября День народного единства

Владимир Зеленский никак не отреагировал на появление в соседней Белоруссии нового государственного праздника. Официальный Киев и до госпереворота 2014 года усиленно не замечал одно из важнейших событий не такой уж и далёкой украинской истории.

МИД Польши 8 июня распространил специальное заявление «об учреждении в Белоруссии нового праздника под названием «День народного единства» («Dzień Jedności Narodowej»). В преамбуле сказано, что МИД с возмущением воспринял декларацию властей Белоруссии об установлении нового праздника под названием «День народного единства» в день 17 сентября». Отмечено, что для официальной Варшавы «совершенно непонятно», как Белоруссия может основывать свою историческую политику «на наследии пакта Сталина и Гитлера». Не обошлось и без тривиального для польской русофобской традиции видения в решении официального Минска: «Это жест, вписанный в российскую деятельность, направленную на новую интерпретацию чрезвычайно сложной истории нашего региона, который серьёзно помешает Белоруссии наладить диалог и взаимопонимание с соседними государствами, а также с государствами целой Европы».

Правительство Белоруссии
Правительство Белоруссии
Dennis Jarvis

Далее следует, собственно, само заявление, также основанное на польскоцентричной интерпретации и просто откровенной лжи. В первом абзаце документа сказано: «В день 17 сентября 1939 года Советский Союз напал на Польшу, которая тогда в одиночку сражалась с войсками гитлеровской Германии. Таким образом, Советский Союз воплотил в жизнь, заключенный между СССР и Третьим рейхом 23 августа 1939 года секретный протокол пакта Риббентропа-Молотова, который непосредственно привёл к началу Второй мировой войны. Это совместное советско-нацистское нападение на Польшу положило начало самой ужасной войне в мировой истории, стоившей жизней 60 миллионов человек, в том числе жителей Белоруссии».

То есть Вторая мировая война, считают представители польского государства, началась не 1 сентября 1939 года с нападения гитлеровской Германии (в котором Советский Союз не участвовал), как считают во всём мире (и многие до сих пор в самой Польше), а 17 сентября? В этот день 1939 года нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов уже доподлинно знал, что польская государственность разрушена, и правительство из Варшавы бежало за границу. Накануне, 16 сентября обоз польских чиновников видели по пути в Румынию.

Руководитель советской дипломатии передал польскому послу в Москве знаменитую ноту о вступлении РККА на территорию разгромленного Вермахтом польского государства с целью принятия под защиту единокровных братьев белорусов и украинцев. Вацлав Гжибовский пытался не принять ноту — в том числе и потому, что не знал, где находится правительство его страны и что дальше с этим документом делать.

Любопытно и то, что западные державы не осудили СССР за Освободительный поход 17 сентября. Лондон и Париж отметили, что Советский Союз поступил правомерно и вернул себе то, что принадлежало ему по праву, будучи отторгнутым силой без учёта мнения Антанты — пресловутого «коллективного Запада» того времени, игнорируя «линию Керзона» и так далее. Вопрос этот достаточно хорошо исследован не только историками, но и правоведами. Поэтому стремление нынешнего польского руководства переписать историю и навязать свою трактовку, очевидно, основывается на голой демагогии.

Иванов И. Подать руку помощи братским народам Западной Украины и Западной Белоруссии... 1939
Иванов И. Подать руку помощи братским народам Западной Украины и Западной Белоруссии... 1939

Также на эту тему: Похоже, независимое белорусское государство не нужно даже его властям

Ещё один очень важный момент: в польском заявлении от 08.06.2021 ответственность за начало войны возложена на пресловутый «секретный протокол» к так называемому «пакту Молотова-Риббентропа», а не на Германию. Разумеется, МИД Польши — не враг себе, поэтому предпочёл оперировать не официальным названием пресловутого «пакта».

Нынешняя польская дипломатия также как бы между прочим вступила в конфликт не только с исторической правдой, но и с МИД Германии. Збигнев Рау прекрасно знает о том, что год назад министр иностранных дел Германии Хайко Маас и немецкий историк Андрес Виршинг в совместной публикации на страницах влиятельного журнала Der Spiegel совершенно ясно заявили: только лишь одна лишь Германия несёт ответственность за начало Второй мировой войны и непозволительно называть преступниками тех, на кого напали. То есть, считает глава МИД Германии, недопустимо уравнивать СССР и Третий рейх, как это делают польские русофобы и их коллеги в Европарламенте.

«Раз за разом предпринимавшаяся в последние месяцы попытка переписать историю таким отвратительным образом требует от нас разъяснений, в которых — с учетом непреложных исторических фактов — вообще не должно быть необходимости: Германия в одиночку развязала Вторую мировую войну, напав на Польшу. И одна только Германия ответственна за преступления против человечности во время холокоста. Тот, кто сеет сомнения в этом и выставляет в роли преступника другие страны, поступает несправедливо в отношении жертв. Он использует историю в своих интересах и раскалывает Европу», — констатировали Виршинг и Маас.

План «Барбаросса»
План «Барбаросса»

Разумеется, в МИД Польши уверены, что знают историю Второй мировой войны лучше, чем в МИД Германии, и обладают монополией на истину в последней инстанции. Иначе трудно объяснить то упорство, с котором официальная Варшава безапелляционно и самозабвенно продвигает свою историческую и политическую мифологию.

Перекраивая хронологию и подменяя факты домыслами, представители польского государства даже не в состоянии воспроизвести название спорного документа, которым оперируют в своём официальном заявлении. Даже если использовать вульгарное его название (допустимое в публицистике блогеров, но не в официальных государственных документах), то лучше определиться, сделав выбор в пользу «пакта Сталина и Гитлера» или отдать предпочтение «пакту Молотова-Риббентропа». Не исключено, что МИД Польши испытывает затруднения с квалифицированными кадрами ввиду миграции западнее.

Читайте в развитие сюжета: Цугцванг. МИД Польши осудил Белоруссию за 17 сентября. А Литву и Украину?

Далее в заявлении МИД Польши содержится классическое отождествление советского с русским, когда описывается «многолетнее порабощение государств Центральной и Восточной Европы под властью Москвы и жестокой коммунистической идеологией». Об этой «жестокости» можно писать целые тома».

К примеру, вспомнить, как СССР фактически восстановил польскую государственность после освобождения Польши, пожертвовав жизнями почти полумиллиона своих солдат и офицеров. Современная Польша «отблагодарила» за это сносом установленных им памятников и героизацией так называемых «АКовцев», преимущественно отсиживавшихся в схронах с «ружьём к ноге», устроивших кровавую провокацию в Варшаве перед наступлением Красной армии и затем долго охотившихся на красноармейцев и местных нелояльных жителей. Не удивительно, что в современной Белоруссии память об этих антиподах «Армии Людовой» и «Войска Польского» такая же, как о пресловутых бандеровцах.

Польские добровольцы перед сборным пунктом вермахта
Польские добровольцы перед сборным пунктом вермахта

Не лишне вспомнить и о том, как именно представитель «жестокой коммунистической идеологии» Иосиф Сталин на Потсдамской конференции настоял на признании нового правительства Польши и новых её границ, расширенных за счёт Германии и Белоруссии (Белостокская область была передана от БССР). Как СССР помогал разрушенной Польше всем, чем мог, сам находясь в руинах и огромной нужде.

Разумеется, нельзя забывать и о том, как до заключения пресловутого «пакта» — договора о ненападении между Германией и Советским Союзом официальная Варшава подписала аналогичный договор с Германией (в публицистике известен также как «пакт Гитлера-Пилсудского»). Официально документ назывался декларацией о взаимном неприменении силы, скреплённой подписями сторон 26 января 1934 года — то есть задолго до пресловутого пакта, предложенного СССР нацистской Германией.

Читайте на эту тему: Пакт Молотова — Риббентропа — предмет гордости, а не оправдания

Хорошо известный не только в Польше профессор Исторического института Варшавского университета Павел Вечоркевич (ныне покойный) в сентябре 2005 года дал замечательное интервью влиятельному польскому изданию Rzeczpospolita. Комментируя «66-годовщину советской агрессии против Польши» в статусе самого известного выразителя генеральной линии современной польской историографии, польский учёный ещё раз проговорил свою знаменитую сентенцию: «Мы могли бы найти место на стороне Рейха почти такое же, как Италия и, наверняка, лучшее, нежели Венгрия или Румыния. В итоге мы были бы в Москве, где Адольф Гитлер вместе с Рыдз-Смиглы принимали бы парад победоносных польско-германских войск».

Советская делегация на Потсдамской конференции
Советская делегация на Потсдамской конференции

Ранее на эту тему: Олег Яловенко: Польша — неудавшийся союзник Гитлера?

МИД Польши в своём нынешнем заявлении делает вид, что существует в каком-то другом измерении, где нет ни вполне обоснованных выводов варшавского профессора Вечоркевича, ни исторической памяти России, ни белорусской истории, ни соучастия II Речи Посполитой в разделе Чехословакии вместе с гитлеровской Германией, ни вооружённого отъёма Виленского края у довоенной Литвы, ни многого другого.

Может быть, Збигнев Рау имеет беспрекословный авторитет среди готовых верить ему на слово польских необразованных люмпенизированных шовинистов. Однако ни в Германии, ни в России, ни в Белоруссии у него такого авторитета нет. Поэтому следовало трижды подумать перед публикацией заявления МИД на официальном портале польского государства.

Предпоследний абзац заявления МИД Польши тоже замечательный, без указания белорусского государственного праздника в кавычках: «Учреждение Дня народного единства в ознаменование факта вступления Белоруссии в Союз Советских Социалистических Республик — это прославление советского наследия и попытка отрезать Белоруссию от ее истинных корней. Это акт подрыва независимости и суверенитета Белоруссии».

Очевидно, панове совсем не ориентируются в белорусской истории. Иначе бы знали, что Белоруссия (БССР) вступила в СССР гораздо раньше 1939 года. Только в их своеобразном понимании мира, себя и других в этом мире прославление советского наследия может трактоваться исключительно негативно. Во Франции, например, так не считают и видят в советском наследии много позитива — в частности, в советской космонавтике. По инициативе ООН дата 12 апреля стала Международным днём полета человека в космос — именно в этот день состоялся первый в истории полёт космонавта, и человеком этим был советский гражданин, переживший в детстве оккупацию, Юрий Гагарин.

Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина в Энгельсском районе Саратовской области. saratov.gov.ru
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина в Энгельсском районе Саратовской области. saratov.gov.ru

Про «истинные корни» недоополяченных при пилсудчиках белорусов и «акт подрыва независимости и суверенитета Белоруссии» после событий 2020 года официальной Варшаве лучше помалкивать. Потому как называвшие себя «северными французами» в XIX веке должны хорошо знать значение известной в Европе поговорки: «В доме повешенного не говорят о верёвке».

Ведь после расследования уголовного дела о геноциде белорусов в годы Второй мировой войны белорусский генпрокурор Андрей Швед вполне может возбудить ещё одно уголовное дело — о геноциде белорусов в межвоенной Польше. Впрочем, ничто не мешает начать предварительное расследование прямо сейчас, с выставлением счетов за концлагеря, пытки, политически мотивированные убийства, терроризм, подрывную деятельность, целенаправленное ограбление захваченных в результате войны «восточных окраин» и так далее.

Свидетели ещё живы, много интересного могут рассказать о концлагере в Берёзе-Картузской. Он был создан в 1934 году как точная копия первого нацистского концлагеря Ориенбург. Польский концлагерь для преследуемых за взгляды и политические убеждения не уступал нацистскому образчику в жестокости и просуществовал до сентября 1939 года.

Польский концентрационный лагерь в Берёзе-Картузской
Польский концентрационный лагерь в Берёзе-Картузской
Christian Ganzer

Читайте воспоминания свидетеля эпохи: Сергей Притыцкий: портрет белорусского революционера

Однако большее недоумение, чем нелепое, лживое и крайне тенденциозное заявление МИД Польши, вызвала реакция на провозглашение 17 сентября Днём народного единства, собственно, тех, кто считает себя выразителями интересов белорусского народа. Почти все негосударственные издания Белоруссии в сообщениях о появлении нового государственного праздника сделали акцент либо на том, что это повеление Лукашенко, либо на том, что праздничным днём выбрана дата «нападения на Польшу».

Почти никто из получателей грантовой помощи и не вспомнил, что по итогам начавшегося 17 сентября 1939 года Освободительного похода РККА произошло воссоединение Западной и Восточной Белоруссии (БССР). Объединённая Белоруссия территориально и численно выросла вдвое, миллионы белорусов были буквально спасены от жуткой нищеты, бесправия и этноцида, жестокого ополячивания и окатоличивания. Появились культовые для местных националистов «беларуския школки», в принципе образование на родном языке стало доступным и бесплатным — в том числе и высшее. Появилась доступная и бесплатная медицина, исчезло батрачество. За считанные годы было покончено с безграмотностью, многими другими бедами Западной Белоруссии периода их «кресов всходних».

По белорусскому законодательству только у президента есть полномочия назначать государственные праздники. Очевидно, указ от 7 июня об учреждении Дня народного единства фактический руководитель Белоруссии подписал из конъюнктурных соображений в пику Варшаве, с которой после 9 августа 2020 года отношения испорчены до предела. И обмены нотами были, и взаимные высылки дипломатов — только до полного разрыва дипотношений и объявления войны не дошло.

Советские и польские солдаты освобождают Варшаву. Январь 1945
Советские и польские солдаты освобождают Варшаву. Январь 1945

Разумеется, никто не будет праздновать никакие праздники, объявленные «президентом Белоруссии» (по версии литовских политиков) Светланой Тихановской. Разве что она договорится о возвращении в состав Белоруссии нынешней литовской столицы — «старадауняй беларускай Вильни», голубой мечты белорусских националистов. По такому случаю можно и нужно будет ещё один государственный праздник учредить. Гитанас Науседа ведь не против исправить сталинские ошибки и несправедливости, он ведь тоже решительно осуждает «многолетнее порабощение государств Центральной и Восточной Европы под властью Москвы и жестокой коммунистической идеологией»?

Читайте о реакции общественности: Польша против. «Зря, видимо, белорусы свою землю освободили от захватчиков»

Реакция иностранной агентуры оказалась вполне предсказуемой. Её выразил корреспондент «Радио «Свобода» (иностранный агент на территории России) Виталий Цыганков. В обсуждении белорусских проблем 9 июня он заявил, что День народного единства является нелепым или неуместным. «Власть объявила этот год Годом народного единства, — сказал он. — Шаги в этом направлении делаются преимущественно нелепые, вроде провозглашения 17 сентября праздником этого самого единства».

Позиция корреспондента госдеповского рупора не вызывает удивления. Она полностью созвучна заявлениям дипломатов США и Польши. Временный поверенный в делах США в Польше Бликс Алиу так отреагировал на провозглашение в Белоруссии 17 сентября Днём народного единства: «Эта нелепая идея режима Лукашенко объявить праздником годовщину атаки СССР на Польшу, осуществлённой в сговоре с нацистами, свидетельствует о полной оторванности от реальности и является очередным доказательством того, насколько опасны и недемократичны власти Белоруссии».

Как видно, Цыганков дует в одну дуду с Алиу, который тоже, как и Рау, натягивает сову на глобус. Правда, однако, в том, что никто лучших шагов на пути восстановления разрушенного белорусского единства не делает, тогда как оно сейчас Белоруссии жизненно необходимо. Впрочем, как и пересмотр гуманитарной политики — в том числе и благодаря ей официальный Минск оказался в нынешней ситуации.

Читайте новости и аналитику сюжета: Нациестроительство в Белоруссии

Гуманитарным вопросам объединения в формате Союзного государства России и Белоруссии также следует уделить самое пристальное внимание. Подписанный в 1999 году договор неправомерно сведён к экономическим темам и в меньшей степени — к некоторым социальным, а гуманитарная интеграция вовсе не начиналась. Грубое вмешательство официальной Варшавы во внутренние дела соседней Белоруссии — хороший повод для обеих частей Союзного государства безотлагательно начать этот процесс, исправить ошибки и наверстать упущенное.

Читайте комментарии сюжета: Россия и Белоруссия: стратегия взаимодействия