Новое правительство приведено к присяге в Израиле. Шестьдесят депутатов подняли руки «за». Пятьдесят девять были против при одном воздержавшемся от исламистской партии.

Народ израильский поклоняется Золотому тельцу
Народ израильский поклоняется Золотому тельцу

Как же так?

Такого не знала история Израиля. Возгласы и восклицания правомочны, но не охами с ахами жива политическая аналитика.

Первый религиозный премьер-министр. Не просто верующий человек, но — соблюдающий Шабат и покрывающий полысевшую голову небольшой вязаной кипой (ермолкой). Премьер-министр Нафтали Беннет возглавил новое правительство, опирающееся на куриные ножки случайного большинства. Ему придется нелегко.

Напомним, как распределились основные министерские портфели.

Министром обороны остался Бени (Биньямин) Ганц, который последние два года выполнял оную должность под премьером Нетаньяху. Он удивил недавно американцев и россиян, когда публично осудил оскорбительные высказывания Джо Байдена в адрес президента Путина как «неуместные и крайние».

Министром иностранных дел будет Яир Лапид, два года служивший министром финансов при Нетаньяху с 2013-го. Он будет возглавлять самую мощную фракцию внутри правящей коалиции. При нем не предвидится пересмотра внешней политики Израиля ни в одном направлении. Министром внутренних дел будет назначена соратница Беннета по партии с яркими ястребиными взглядами Аелет Шакед, которая сказала сегодня с сожалением после инаугурации, что хотела изначально быть частью правого правительства.

Разрушения в Секторе Газа после израильских бомбардировок
Разрушения в Секторе Газа после израильских бомбардировок
btselem

Глава партии «Наш дом Израиль» («попугайничанье» с названия «Наш дом Россия») Авигдор Либерман воссаживается в кресло министра финансов. Его русскоязычный электорат ждет увеличения пенсий и социальных льгот репатриантам из бывшего СССР. Отколовшийся от «Ликуда» Гидон Саар стал новым министром юстиции. Радикальные либералы и арабская партия довольствуются менее влиятельными должностями.

Ничего не предвещает радикальных перемен во внешней политике Израиля. Тем не менее следует ожидать некоторых изменений в тональности.

Уходящий премьер-министр Биньямин Нетаньяху находился в открытой конфронтации с администрацией Обамы. Он готов был также к решительному противостоянию в вопросе Ирана и других аспектов ближневосточной политики Байдена. И это при особо доверительных и проверенных долгим сроком испытаний отношениях с президентом России Путиным.

Бомбардировка сектора Газа израильскийми ВВС. (сс) Osps7
Бомбардировка сектора Газа израильскийми ВВС. (сс) Osps7

Нафтали Беннет будет намного более осторожен с администрацией Байдена. Это будет иной тон и иной настрой. И неясно, будет ли он готов на решительные действия по ликвидации иранской ядерной программы в случае возвращения американцев к сделке с Тегераном. При такой правящей коалиции любое решение представляется менее вероятным, нежели любое нерешение.

Никаких сущностных изменений не предвидится в отношениях с Москвой. Уход с поста главы правительства Биньямина Нетаньяху — это досадная утрата лично для Владимира Путина. Однако отношения выстраивались силовыми ведомствами и разведками с обеих сторон. Никаких перемен там не предстоит. Израиль будет выделяться среди стран западного мира не просто благосклонностью к России, но и готовностью считаться с ее стратегическими интересами.

Израильская армия
Израильская армия
Israel Defense Forces

Опасно заниматься прогнозами в нынешнем зыбком мире дробящейся демократии. Но, как ни посмотри на правительство из 60 против 59, то трудно пророчить ему долголетие. Особливо если признать фактор «лебедя, рака и щуки». Представим себе, что террористы из Газы решат вновь побаловаться ракетами. Нафтали Беннет определенно захочет прибегнуть к силовой реакции. Но тут возмутятся партнеры из исламистской партии РААМ вместе с МЕРЕЦ, пропалестинской партией левых радикалов и ЛГБТ. Достаточно ведь, чтобы один депутат перескочил из коалиции в оппозицию, чтобы правительство пало.

Экономический и силовой блок в Израиле обеспечит исправное функционирование государственного аппарата. Но что станется с политическим управлением?