Это первая из пяти статей по проблемам климатологии научного обозревателя информационного портала Asia Times Джонатана Тенненбаума «Взгляд «красной команды» на климатологию».

Стивен Кунин и обложка его новой книги
Стивен Кунин и обложка его новой книги

Термин RedTeaming возник в американских военных играх, сегодня также широко используется в области информационной безопасности для обозначения метода тестирования надежности систем информационной защиты, максимально приближенного к реальности. Атакующая «красная команда» (red team) квалифицированных специалистов пытается любыми способами, начиная от хакерских атак и прослушки до вербовки персонала, взломать систему безопасности, которую защищает команда штатных сотрудников (blue team), не подозревающих о проведении тестирования.

Новую книгу Стивена Кунина необходимо прочитать всем, кто обеспокоен всё более радикальными мерами, которые страны вынуждены принимать в ответ на так называемый климатический кризис. Действительно ли эти меры оправданы с научной точки зрения? Соответствует ли предполагаемая угроза антропогенного климатического апокалипсиса действительности?

Что же происходит на самом деле? Существует острая необходимость в проведении строгой критики научной обоснованности оценок и рекомендаций Межправительственной группы экспертов по изменению климата (IPCC) и 4-годичной национальной оценки климата США (NCA)
Что же происходит на самом деле? Существует острая необходимость в проведении строгой критики научной обоснованности оценок и рекомендаций Межправительственной группы экспертов по изменению климата (IPCC) и 4-годичной национальной оценки климата США (NCA)
Wikimedia

Книга «Непонятно: Что климатическая наука нам говорит? Что с этим не так? Почему это важно?» написана физиком Стивеном Куниным, профессором Нью-Йоркского университета, который в период правления Барака Обамы работал заместителем по науке в Департаменте энергетики США.

Кунин также является членом и бывшим председателем JASON, независимой организации ученых, которая консультирует правительство США по чувствительным и безотлагательным вопросам науки и технологий.

Я получил и прочёл предварительный экземпляр книги, а потом взял интервью у доктора Кунина для этого цикла статей, состоящего из обзора книги и интервью в четырех частях. В целом я рекомендую книгу Кунина — это увлекательное и информативное чтение, и можно надеяться, что она поможет создать атмосферу для честного и открытого обсуждения климатических проблем.

Кунин призвал к созданию так называемой «красной команды» — независимой группы квалифицированных ученых для проведения строгой критики научной обоснованности оценок и рекомендаций Межправительственной группы экспертов по изменению климата (IPCC) и последней четырёхлетней Национальной оценки климата США (NCA).

Книга, таким образом, может быть прочитана как прогноз того, что могла бы сказать по этому поводу «красная команда». Помимо порой сокрушительных выводов, книга Кунина, безусловно, представляет собой один из наиболее удобочитаемых и увлекательных обзоров состояния наук о климате, вполне доступный для не имеющих технического образования читателей, в котором представлена актуальная информация о текущих изменениях климата и потенциальных вариантах решения этой проблемы.

Как следует из названия книги, современная наука о климате далека от того, чтобы дать исчерпывающие ответы на ключевые вопросы, необходимые для разработки климатической политики. Это непопулярная точка зрения, потому что людям нравится быть однозначно уверенными в чем-то в черно-белых тонах. Однако наука — это не правда, это всего лишь поиск истины. в данном случае очень трудный поиск, учитывая ошеломляющую сложность климатической системы Земли.

Я считаю особенно ценным то, как Кунин объясняет простым, ненаучным языком проблемы компьютерного прогнозирования климата и причины низкой надежности сегодняшних климатических моделей.

Несмотря на то, что он занимает строго критическую позицию, Кунин никоим образом не может быть причислен к «климатическим диссидентам». Напротив, большая часть того, о чём он пишет, согласуется с официальными отчетами МГЭИК и Национальной оценки климата, но с одной важной оговоркой: наиболее важные факты и выводы похоронены в толще многостраничных научных отчетов по оценке климата и не отражены в резюме этих отчетов, доступном прессе и лицам, принимающим решения. Кунин показывает, как это обстоятельство в сочетании с публичными заявлениями некоторых ученых-климатологов привело к искаженному впечатлению о реальных результатах климатических исследований. Сами оценочные отчеты, конечно, общедоступны, но создается впечатление, что на самом деле их мало кто внимательно читает, по крайней мере, не так, как это делает Кунин.

Приведенные им примеры поражают воображение. Возможно, наиболее важным из них является факт, что оценки МГЭИК не дают никаких оснований для широко распространенного представления о том, что изменение климата ведет к глобальной катастрофе.

Среди прочего Кунин цитирует выводы Пятого оценочного доклада МГЭИК, в котором резюмируется около 20 опубликованных оценок, согласно которым повышение глобальной температуры на 3 °C к 2100 г. приведёт к падению мировой экономики примерно на 3%, измеряемых в «эквиваленте» потери доходов.

Кунин также цитирует следующий ключевой отрывок:

«Для большинства секторов экономики влияние изменения климата будет небольшим по сравнению с воздействием других факторов (средний объем доказательств, высокая степень согласия). Изменения численности, возрастной структуры и доходов населения, технологий, относительных цен, в образе жизни, регулирования, управления и многих других аспектов социально-экономического развития окажут влияние на спрос и предложение товаров и услуг гораздо больше, чем воздействием изменения климата».

А где же климатический апокалипсис?

Из официальных оценок, приведенных в книге Кунина, можно сделать единственный вывод, что человечество столкнётся с несравненно большими опасностями и потенциальными потерями от событий совершенно иного рода — таких как крупномасштабные военные конфликты, возможное применение ядерного оружия, смертоносные пандемии, социально-экономическая нестабильность, распространение экстремистских идеологий, международные финансовые кризисы и др. (сюда же можно добавить необоснованную, деструктивную и экономически разрушительную политику защиты окружающей среды).

По какой же тогда причине Джо Байден официально объявил климатическую угрозу страшнее России и Китая? — прим. ИА REGNUM.

Возобновляемые источники энергии, такие как ветряки, могут создать больше экологических проблем, чем решить
Возобновляемые источники энергии, такие как ветряки, могут создать больше экологических проблем, чем решить
Wikimedia

Я был настолько ошеломлён тем, что в отчете IPCC содержится столь низкая оценка глобальных экономических потерь от потепления климата, которая практически не упоминается в СМИ, что решил провести собственное небольшое расследование.

Для этого я выбрал «наихудший» сценарий, обозначенный в литературе как RCP 8.5, предполагающий, что вообще не принимается никаких мер для ограничения выбросов CO2, роста населения и расширения угольной энергетики. Какие потери в этом случае понесёт, например, экономика США в результате глобального потепления?

Согласно последней Национальной оценке климата США, повышение средней глобальной температуры к 2100 году для сценария RCP 8.5 прогнозируется в диапазоне 2,5−4,7°C. Применяя соответствующую корреляционную таблицу из цитируемого NCA исследования 2017 года «Оценка экономического ущерба от изменения климата в Соединенных Штатах», я пришел к оценке потерь для экономики США в размере 2−5% ВВП в виде «прямого экономического ущерба из-за последствий глобального потепления».

Не завтра, а через 80 лет, в 2100 году! Как ни крути, потери в размере 2−5% годового ВВП за 80 лет вряд ли можно считать катастрофой апокалиптических размеров. Излишне говорить, что эти цифры настолько же надёжны, насколько «надёжны» сами климатические прогнозы.

В отдельных главах Кунин подробно описывает некоторые другие последствия изменения климата, включая повышение уровня моря, частоты штормов и других экстремальных погодных явлений, наводнений, засухи и т.д. В каждом случае нет и намека на надвигающуюся глобальную катастрофу — ни в прогнозах, ни в фактических данных. Вместо этого мы можем ожидать постепенные изменения того типа, к которому человеческие общества успешно адаптировались за тысячи лет.

Публичный призыв Кунина к созданию «красной команды» ещё в 2017 году задел самолюбие сообщества ученых-климатологов и вызвал значительное сопротивление с их стороны. Утверждалось, например, что дополнительное зондирование было бы излишним, поскольку научные публикации по климату уже подвергаются экспертной критике и рецензированию, как и во всех других областях науки.

Последнее, конечно, верно, но когда дело доходит до затрат в триллионы долларов и принятия мер, которые серьезно повлияют на экономику стран по всему миру, необходим другой, более критический подход.

По мнению Кунина, в идеале это могло бы быть обеспечено с помощью так называемых «учений красной команды»: нападающей группе ученых поручается строгая критика полученных климатологами оценок или предлагаемого курса действий, в то время как защищающаяся группа, «синяя команда», имеет возможность защищать свои выводы.

Как отмечает Кунин в своей книге:

«Учения красной команды» обычно используются для принятия важных решений, таких как проверка результатов национальной разведки или проверка сложных инженерных проектов, таких как самолеты или космические корабли; они также распространены в кибербезопасности. «Красные команды» выявляют ошибки или пробелы, выявляют слепые зоны и часто помогают избежать катастрофических сбоев».

Я не могу не вспомнить расследование взрыва космического корабля «Челленджер» 1986 года, проведенное Ричардом Фейнманом — одним из величайших ученых Америки, коллегой и героем Кунина во время его работы в Калифорнийском технологическом институте.

Исключительно блестящий и независимый человек, Фейнман был уникально способен — как сторонний наблюдатель — раскрыть физические причины, технические трудности, ошибки и неверные суждения, которые привели к катастрофе Challenger. Возможность проведения такого тщательного расследования внутри американского космического агентства NASA в то время было трудно представить.

Конкретно Кунин предполагает, что первый обзор «красной группы» может состоять из тщательного изучения общественностью предстоящего Шестого оценочного отчета МГЭИК или следующей Национальной оценки климата США, ожидаемой в 2023 году.

Представители сообщества климатологов явно неохотно высказываются о том, что было ложно представлено СМИ как согласованное мнение учёных. Кунин посвящает целую главу проблемам недопонимания и искажения климатической науки, исследуя роль СМИ, политиков, научных институтов и самих ученых.

Он отмечает:

«Мой непосредственный опыт, наряду с некоторыми общими представлениями о поведении людей, свидетельствует не о действии какой-то тайной силы, а, скорее, о самоусиливающемся совмещении взглядов и интересов».

Совершенно верно — интересов! Осталось только назвать, чьи это интересы и в чём они конкретно заключаются. Тогда сразу станет понятно, почему климатологи не хотят говорить о том, как политики и СМИ искажают полученные ими результаты, и что заставляет СМИ и политиков говорить совсем не то, что сообщают им климатологи. Здесь действительно нет никакой конспирологии! — прим. ИА REGNUM.

Последние главы книги посвящены подробному обсуждению возможных вариантов решения проблемы глобального потепления и его последствий. Кунин считает цель радикального сокращения выбросов парниковых газов в глобальном масштабе в сроки, предусмотренные Парижским соглашением, совершенно нереалистичной, учитывая, среди прочего, огромный и быстрорастущий спрос на энергию в развивающихся странах в ближайшие десятилетия.

И с этим выводом Стивена Кунина можно было бы согласиться, если бы речь шла исключительно о реальных сокращениях выбросов парниковых газов, а не о существующих исключительно на бумаге виртуальных сокращениях «фиктивно суперпарниковых» газов, парниковый эффект которых якобы в сотни и тысячи раз превосходит парниковый эффект СО2. Масштабы этой фальсификации таковы, что суммарный виртуальный парниковый эффект «фиктивно суперпарниковых» газов приблизительно равен парниковому эффекту всего углекислого газа атмосферы. Именно на виртуальных сокращениях «суперпарниковых» газов во главе с метаном руководство ООН сегодня призывает мировое сообщество сосредоточить усилия в борьбе с глобальным потеплением. Так что позиция ООН и зелёных курсов США и ЕС вполне «конструктивна», только для решения совсем другой задачи, не имеющей отношения к изменению климата. С точки зрения критики глобальной климатической аферы, для нас важен факт, что разоблачение научного подлога с потенциалами глобального потепления парниковых газов осуществлено не «красной», а, как ни странно, «синей командой», то есть командой самих климатологов-фальсификаторов из IPCC. Подробности этой истории читайте в статье бывшего эксперта Министерства природных ресурсов РФ, доктора технических наук, профессора Игоря Мазурина «Фальсификация и подлог! Переход на «зеленую» экономику не имеет оправдания». Показательно, что на свои письма на эту тему в Миприроды РФ профессор И. М. Мазурин получает хамоватые ответы в стиле «благодарим Вас за активную гражданскую позицию». Поэтому в состав российской «красной команды» мы предлагаем, кроме учёных, много лет, подобно И.М. Мазурину, занимающихся научной критикой международных климатических соглашений, также включить представителей Генеральной прокуратуры и Следственного комитета РФ для выяснения причин, по выражению Стивена Кунина, «самоусиливающегося совмещения взглядов и интересов» сотрудников российских правительственных и экспертных структур, отвечающих за климатическую политику, и их зарубежных коллег. — прим. ИА REGNUM.

Хотя Кунин поддерживает использование и дальнейшее развитие низкоуглеродных и безуглеродных технологий, включая ядерную энергетику, преобразование всей мировой энергетической системы займет очень много времени. Кунин утверждает, что основным ответом на глобальное потепление будет простая адаптация к изменяющемуся климату.

В то же время он рекомендует нам подготовиться к будущим событиям, продвигать исследования климата и изучить возможность — в качестве крайней последней меры — активного «геоинженерного» охлаждения климата.

Последний вариант, часто называемый «солнечной геоинженерией», в течение некоторого времени подвергался серьезным исследованиям. В книге Кунин рассказывает о своём личном участии в этой области, в том числе о соавторстве новаторского исследования в 2009 году.

Хорошо известно, что введение аэрозолей в стратосферу оказывает временное охлаждающее воздействие на глобальную температуру. Этот эффект регулярно наблюдается после извержений вулканов. Оказывается, что искусственное введение аэрозолей в количестве, необходимом для достижения значительного глобального похолодания, полностью доступно современной технологиям. В самом деле, это было бы даже относительно легко.

Естественно, хотелось бы знать, как такое вмешательство может повлиять на климатическую систему на глобальном и региональном уровнях. Это задача климатологии. Я уверен, что никто не будет возражать против проведения учений «красной команды» до того, как взяться за такой проект.

Продолжение следует…

Читайте ранее в этом сюжете: ЕС создал фонд финансирования перехода к «зелёной» экономике