Кто не даёт состояться рывку?

Н. Н. Когоут. «Все за работу, товарищи!» 1924
Н. Н. Когоут. «Все за работу, товарищи!» 1924

«Белоусов окончательно убедил президента, что нужно в разы увеличивать государственные инвестиции», — чуть ли не шёпотом рассказывают приобщённые к кремлёвским тайнам люди. И это, вне всяких сомнений, просто замечательно. Коварному «либеральному блоку» «патриотами-государственниками» будет нанесен окончательный удар. Госкапитализм теперь точно победит!..

Плохо другое — то, что никакого увеличения инвестиций по факту не будет. Как их не произошло в результате и предыдущей инициативы уважаемого Андрея Рэмовича с нацпроектами. Поскольку точно так же, как не было, так и не будет какой-либо рецепции, принятия щедро распределяемых денег для наращивания продуктивной деятельности. Нет самих реципиентов инвестиций под развертывание новой деятельности, не создано никакого субъекта созидания, и в итоге по-прежнему будет доминировать лишь московская «ярмарка невест». Поэтому вместо бума инвестиций будут чисто счетоводческое действие и отчеты о выделении колоссальных средств с отсутствием каких-либо достоверных позитивных последствий для страны.

Дело ведь совсем не в инвестициях, выделенных бюджетных деньгах и не в их количестве. Дело в семилетнем отсутствии усилий по организации новой практики развития страны на основе гениального видения Путина про рывок.

Напомним, что за последние семь лет президент десятки раз прямо призывал к рывку — краткая история высказываний президента про рывок прилагается к докладу.

В частности, президент поставил задачу организации в стране рывка и прорыва в будущее, подытоживая 5 июля 2017 года очередное заседание Совета при президенте по стратегическому развитию и приоритетным проектам: «У нас всё есть и так… Но нам нужен с вами рывок — вот что нужно, и нужно это обеспечить».

Послушайте по ссылке ниже проникновенное размышление президента про рывок — всего две минуты: www.youtube.com/watch?v=ZpfZ0PNewts

Заседание Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам. 5 июля 2017 года. Московская область, Ново-Огарёво
Заседание Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам. 5 июля 2017 года. Московская область, Ново-Огарёво
Kremlin.ru

Но все семь лет организовать рывок никак не получается. За эти семь лет элитами совсем не проработана идеология и онтология рывка — его идейное содержание, структура и энергетика. Ведь рывок — это не деньги и не инвестиции. Рывок — это другая атмосфера, общественное умонастроение личностей, коллективов, организаций, сообществ, готовых осуществлять рывок, и сама твёрдая убежденность коллективов, что рывок России возможен. Но этого умонастроения нет, и оно пока что даже не планируется.

Вот это и есть центральная проблема нашего бытия.

С одной стороны, у нас, как «в Греции», всё есть. В проговорах. В намерениях. В зачатке. В заготовках. В виде ресурсов. В возможности. Потенциально всё готово для рывка и созидательного энтузиазма. А с другой стороны, ничего не происходит.

Рейтинги власти падают именно в связи с девальвацией проблемы и превращением гениальной интуиции рывка в подрывные сатирические ролики.

Может, кто-то специально дурит? Глушит общественное умонастроение рывка? Отчего же столь точные и жизненно нужные призывы к рывку повисают в пустоте?

Слушая про рывок и прорыв, люди не понимают, в какую деятельность планетарного масштаба они могут включиться и как они капитализируют результаты своей подвижнической деятельности. А путинский рывок должен вознаграждать за беспрецедентное подвижничество и предоставлять тотальное участие в созидании всему обществу.

Андрей Белоусов в ходе встречи с Владимиром Путиным. 2012
Андрей Белоусов в ходе встречи с Владимиром Путиным. 2012
Kremlin.ru

Белоусовская вертикаль — наследие ельцинского государства

Мертвит всё административная, по сути, как раз белоусовская вертикаль, являющаяся наследием ельцинского государства, — начиная со странных нацпроектов, которые потребовали своего полного пересмотра уже через два года после утверждения «майским» указом.

Тут на нас должны затопать ногами: «Да Белоусов сегодня единственный, кто борется с мерзко-либеральным финансовым блоком, единственный, кто стал планировать и восстанавливать вертикаль контроля за планами; госкапитализм вводит!»

А мы и не спорим. Более того, мы прямо восхищаемся талантами и энергией первого вице-премьера.

Белоусов — талантливый оптимизатор, способный довести любую модель до чёткости и точности швейцарских часов. Не человек Белоусов плох, а его менеджеральные усилия, которыми он оптимизирует и доводит до совершенства деградационную модель общества и экономики, возникшую на обломках Советского Союза. Сама модель порочна, и чем она лучше будет в итоге администрироваться — тем хуже для экономики и страны, тем страшнее результат.

Белоусов кристаллизует и цементирует то недееспособное и обслуживающее сверхкрупный олигархический капитал административное чиновничество, которое навсегда хочет оставаться наверху, а всякие там рывки оставить президенту и полезным идиотам внизу: «Пусть рывок! Но мы с нашими привычками и убеждениями всегда будем наверху», — думают про себя эти люди.

Да, это уже не чисто компрадорское чиновничество с двумя-тремя гражданствами и запрятанным в офшорах богатством. Но это по-прежнему чиновничество, которое не готово стать вдохновителем и организатором общенационального прорыва и созидания. Не готово и не способно включить все профессиональные группы и слои населения в их же собственных интересах в рывок, создать систему навигации в пространстве развертывающегося прорыва. А это означает, что, прежде всего, само государство должно вырываться за тесные давящие рамки куда-то в неизвестное, в новое, в созидание — и там, в невозможности и пустоте, стяжать и концентрировать энергию для организации рывка.

Владимир Путин в ходе встречи с Андреем Белоусовым. 2013
Владимир Путин в ходе встречи с Андреем Белоусовым. 2013
Kremlin.ru

Сегодняшний госаппарат в основе своей — прислужник у частного заторможенного бизнеса и олигархов. Он ждет инициатив и команд от владельцев крупного капитала, чтобы затем оптимально обслужить его. Эту функцию и соответствующие ей госкадры и цементирует А. Р. Белоусов. Чиновник-ученый делает не то, что объективно нужно, а то, что он может.

Вот Андрей Рэмович 8 апреля 2021 года первым выступает (как всегда, энергично и по пунктам) на совещании с руководством правительства по вопросам реализации посланий президента Федеральному собранию 2019 и 2020 годов. Автор нацпроектов с места в карьер делает эпическую запевку: «В экономической части Послания президента Российской Федерации красной нитью проходят две основные темы. Первая — это перезапуск инвестиционного цикла. Вторая — технологии, в частности поддержка технологических стартапов». Дальше много энергичных и прямо завораживающих слов, но уже в этих двух коротких фразах вся трагедия происходящего.

Ни так рассматриваемые инвестиции, ни нафантазированные технологические стартапы не задают плацдарма развертывания рывка. Наоборот, они его гарантированно удушают и сводят до отчетных число-цифровых волокит. А приглашаемый затем самим же Кремлём Илон Маск окончательно выставляет все эти стартапы пустыми и ничтожными.

Что же надо сделать, чтобы выйти на это поле, создать плацдарм и космос рывка и сделать рывок реальностью? Чтобы стать адекватным задаче рывка, госаппарат должен взорвать и пересобрать себя на совсем другом поле действия.

В этом докладе укажем только на два ключевых вектора, тесно переплетённые между собой и дополняющие друг друга: на субъективацию регионов во внутренних российских землях и субъективацию государства Российского в миропреобразователя, трансформирующего собою всё планетарное целое.

Только как минимум на этих двух векторах возможен рывок.

Нефтегазовый проект «Сахалин-2»
Нефтегазовый проект «Сахалин-2»
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Взлёт регионов

Космос рывка — это российские территории как выносные мировые площадки по продуцированию планетарной стоимости. Именно здесь, в регионах, должен осуществляться прорыв за рамки сложившегося контура мировой системы производства, и здесь должны создаваться конструктивы нового глобального полюса генерирования общественного богатства.

Такими площадками должна стать та же Архангельская область, где будут создаваться Мезенская приливная электростанция в 8 ГВт и порт для транспортировки самого чистого арктического «зеленого» водорода. Изобилие производимого здесь водорода — это полная трансформация энергетической, а вслед за ней и всей индустриальной платформы России и всего мира. Требование углеродной нейтральности, закрепляемое в грядущих штрафах, предполагает преобразование всех сфер и всех систем от металлургии через нефтехимию и газохимию вплоть до криптовалюты с минимальными выбросами СО.

Все арктические регионы должны стать форпостами освоения шельфа Северного Ледовитого океана и увеличения площади российского континентального шельфа более чем на треть. От общих разговоров про шельф и ожиданий сверхвысокой цены на нефть через эти регионы требуется перейти к массированной и предельно экологической разработке шельфа.

Важнейшей мультирегиональной системой становится транспортно-энерго-телекоммуникационное цифровое кольцо вокруг Японского моря, соединяющее Россию с Японией, двумя Кореями и Китаем и задающее опережающее мировое качество жизни и новый финансово-энергетический стандарт. Владивостокский мультипорт становится управляющим цифровым хабом этого кольца, а важнейшей начальной конструкцией — мост-тоннель, соединяющий Сахалин с материком и превращающий остров Сахалин в рукотворный элемент материка. Транспортно-энерго-телекоммуникационное цифровое кольцо вокруг Японского моря является важнейшим элементом Транс-Евразийского пояса Razvitie, сопрягаемого и конкурирующего с китайским проектом «Один пояс — один путь».

Следующая чрезвычайно значимая мировая площадка — это регионы Нечерноземья, восстанавливающие на новых технологических решениях индустрию производства и переработки льна от сверхэкологических льняных тканей до целлюлозы («материал XXI века») и угленов и иных биопластиков. Территории Нечереноземья, где выращивается и перерабатывается лён-долгунец, вместе с территориями Белоруссии, Польши, Германии, Бельгии, Голландии, Франции и на восток Западной Сибири образуют льняной пояс мирового развития. Важнейшее условие кардинального подъёма Нечерноземья — создание на деградирующих старорусских территориях агроиндустриального продуктивного уклада с новым типом усадебных поселений и русских ранчо, личными вертолето-самолетами, мультиинфраструктурами и проектированием нового образа жизни, который подхватит молодежь.

Богородице-Рождественский монастырь во Владимире
Богородице-Рождественский монастырь во Владимире
Vladimir-city.ru

Другой важнейший территориальный прорыв — создание системы приборостроительных электронных кластеров на территории Владимирской области, а также индустрии по созданию степперов, фотолитографических установок, позволяющих производить собственные чипы пионерской размерности, и новой индустрии лазеров, являющихся основой степперов и множества другого технологического оборудования.

Превращение Владимирской области в мультиагентскую региональную сферу новой электроники предполагает, опять же, складывание нового образа жизни в историческом центре Российской государственности и новой культуры переосвоения этого исторического соперника Московии. Электронный прорыв всерьёз требует рассмотрения новой инициации инфраструктурного освоения в соответствии с самыми высокими экологическими стандартами Томторского месторождения редкозёмов в Якутии и создание совместно с Китаем биржи редкоземельных металлов для контроля всей мировой электронной продукции.

Множить проекты региональных выносных (мировых) площадок развития можно до бесконечности, поскольку в регионах должны появиться мировые форпосты: новой нефтехимии, газохимии и углехимии, индустрии новых и традиционных «антижелезобетонных» строительных материалов для одноэтажной ландшафтно-усадебной урбанизации, производства искусственных материалов, в том числе и биоразлагаемых пластиков, по производству комплексных автоматизированных платформ и цифровых космоокеанических систем по освоению запасов океанического дна, станкостроения и иного технологичесчкого оборудования для высокоточной металлообработки, двигателестроения нового поколения, производства синтетических транспортных средств — самолетовертолётостроения, автомобилесамолетостроения, авиаракетостроения, локомотивотрамваестроения, текстильной льняной и синтетической промышленности с оригинальной индустрией экологической моды.

Подобные регионально-мировые, регионально-планетарные предложения должны, как все новые и новые грани алмаза, шлифоваться вокруг программ формирования поясов развития — Льняного нечернозёмного, Транс-Евразийского, Арктико-водородного, организуемых на основе интегративной цифровой мульти-инфраструктуры (энергетика — транспорт — телекоммуникации — продуктопроводы — транспортировка и очистка воды) следующего поколения с соответствующей цифровой финансовой системой расчетов и планирования. При этом генную структурную единицу каждой из таких программ образует поселение нового типа +индустрия нового типа.

Именно в правильно организуемых мировых регионах сосредоточен потенциал рывка. И главным условием для развертывания рывка является выход через регионы за границы технологического и технократического кретинизма, навязываемого экономистами, через свои выморочные стартапы призывающие встраиваться в существующую технологическую иерархическую пирамиду, где на самом верху с критическими технологиями находятся США, Япония и ЕС. Чуть ниже — налокализовавшая и переосвоившая западные технологии, но с 10-летним отставанием, «мировая фабрика» Китай. Ну и дальше мы вместе с третьим миром составляем подножие пирамиды — кормовую базу для глобальных «господ».

Севморпуть
Севморпуть
Nsra.ru

На наш взгляд, нет ничего более нелепого и бредового, чем подобные атерриториальные геоэкономические соображения. Русский ум, по-прежнему высоко котирующийся на всех мировых рынках талантов, поглядев, как функционирует не технология, а социопроизводственная система, сразу предлагает опережающий шаг и новое не изделие, а систему жизнедеятельности, где используется это изделие. А используется оно всегда только там, где устойчиво живут люди и рожают детей. С другой стороны, фундаментальная наука для того нужна, чтобы на основе новой фундаментальной научной идеи перешагивать так называемые «критические» технологии, которые являются критическими исключительно для закрепления на существующих рынках, а нас-то интересуют новые мировые рынки, для организации которых и требуется создавать сдвиг планетарной стоимости, который рушит все существующие рынки как систему пристроенных друг к другу косточек домино. Это, в частности, означает, что нам для ориентации нужны не абстрактные существующие только в книжках техноуклады, а социопроизводственные и техно-производственные уклады в наших регионах. Они являются восприемниками инвестиций и локомотивами рывка — но только если мы их спроектируем и предложим людям в разных регионах их создавать.

Попытка же заставить наших разработчиков и ученых «стартапствовать» ведет только к одному — к самопродаже и встраиванию в чужие социопроизводственные системы за пределами России. И это следствие того, что, увлекшись технологическим кретинизмом НТИ встраивания в технологическую пирамиду, мы не проектируем социопроизводственные и социотехнические системы как мировые площадки создания сдвижки планетарной стоимости на территории России в различных регионах. Поэтому это «гаражное» стартапствование обрекает нас на невозможность вложить инвестиции в развитие наших неоиндустриальных систем и на вечное подчиненное положение в глобальной технологической пирамиде. Но именно социопроизводственные системы жизни и новые способы жизни на территории рушат технологические пирамиды, подчиняют их своим задачам. Они их просто игнорируют как пустое увлечение гаджетами отдельных больших начальников.

Поэтому рывок — это проектирование мирового сдвига наших российских регионов. Проекты социопроизводственных, социотехнологических систем мирового уровня, за которыми стоит создание новой оптимистичной социальности и нового российского общества.

Коллективы, готовые создавать новые социопроизводственные системы в регионах, и есть реципиенты инвестиций и субъекты рывка. Без реципиентов инвестиций как субъектов рывка в регионах, готовых создавать новую планетарную стоимость в виде социально-производственных систем, новый план Белоусова — это очередное грандиозное «распределилово» по тем же карманам свояков и олигархов. А остальное население будут приглашать начать подрабатывать, крутиться, поскольку никаких перспективных прорывных типов занятости не появится. Все сведётся к дальнейшему умерщвлению целого ряда профессий под предлогом их автоматизации как страшно рутинных и мучающих нормального человека. А где перспектива с возможностью капитализации новых прорывных форм занятости? Ну в самом деле, не в издевательском же Атласе новых профессий АСИ?

Парк «Ходынское поле», Москва
Парк «Ходынское поле», Москва
Ярослав Чингаев © ИА REGNUM

Что означает наша перспектива? Очень просто: региональные территории, целостные региональные пояса становятся зонами приоритетного освоения, поскольку на них создаются новые системы производства и новые формы жизни.

А что противостоит подобной линии на развертывание прорывных проектов в регионах и через это капитализации главного богатства России — ее земель и укоренённо живущих на них людей? Этому противостоит бетонирование единственной территории процветания — раздутой опухоли Москвы, где уже тридцать лет формируется изолированная от страны зона жизни богатых. Москва сжирает ресурсы регионов, вызывая обезлюживание и опустынивание огромных территориальных зон. Москва поглощает и сам федеральный центр, превращая его в такое же отдельное от страны местечко.

Те, кто похитрее и попредприимчивее, бегут в Москву, если не могут сами бежать, выталкивают своих детей и внуков в Москву, обрушивая целостность территорий страны. Но в этом виноваты, конечно же, не они. На это работают и административная вертикаль, и ЕГЭ, сжирающие лучшие ресурсы в московских вузах и «сколковых», превращающие лучших московских студентов в невозвращенцев из-за рубежа. Типичная колониальная «экономика знаний» при сверхусилии президента восстанавливать суверенитет России во всех сферах. Конечно, при такой организации пространства страны буквально всё будет противостоять призывам президента к рывку.

Но нам важно также и другое. По сути, очередной белоусовский план — это сговор его чиновничьей вертикали с пухнущей Москвой, готовой и дальше «доить» регионы, сохраняя и даже увеличивая дикий перекос в региональном и социальном неравенстве. Результат при этом — в обрушении и разрушении жизни в старорусских и зауральских регионах. Там не аккумулируется никакого ресурса для продвижения в будущее. Поэтому, как говорится в чеховской пьесе: «В Москву! В Москву! В Москву!» Именно невротический вопль обывателя «В Москву!» за рентой по положению, за сладкой должностью, за нормальной зарплатой, чтобы завести семью, а не пропасть в демографической черной яме, и противостоит сегодня как развитию регионов, так и призыву к рывку.

Набережная Брюгге в Йошкар-Оле
Набережная Брюгге в Йошкар-Оле
Alexxx1979

Кстати, часть региональных лидеров, пусть и в дурашливой форме, понимают, что нужно что-то мировое, масштабное. Вот Николай Маркелов, к примеру, попробовал в Йошкар-Оле сделать подобие Амстердама. Правда, скопировал он Амстердам единообразным цифровым образом, не заметив, что в Амстердаме дома, включенные в единый формат, все разные, поскольку их веками создавали конкретные семьи и люди. Каждый из них вынашивал свой уникальный замысел дома, встраивая его в общий формат. Маркелов же с архитекторами, копирую Амстердам, шел от общего выдуманного формата. Поэтому в получившихся домах сейчас никто не хочет ни жить, ни создавать офисы, но сама попытка скопировать Амстердам и тут же башню Кремля примечательна.

Подчинение всей территории страны раздутому пузырю Москвы и зацементированной властной вертикали не позволяет капитализировать территориальное богатство России. Сравнительно процветающие архипелаги мегаполисов обеспечивают провал в небытие огромных территорий, на которых и должны разрастаться большие русские семьи. Но важно еще и другое. Отсутствие проектов создания площадок рывка и прорыва гарантированно похоронит любые будущие достижения по расширению территории Российской Федерации — от присоединения шельфовых земель до восстановления исторической «большой» России.

Конечно, чтобы создать таких региональных реципиентов инвестиций — субъектов рывка, предлагающих масштабные площадки плацдармов продвижения, необходим специальный конкурс регионов. Его важнейшая составляющая по трансформации системы администрирования пространственного развития — конкурс идей по переносу столицы России. Сама подобная пространственная пересборка страны — это тоже рывок.

Формирование и выделение регионов, готовых предложить масштабные проекты территориального переосвоения, позволяет поставить вопрос о создании в России новой социальности, социальности развития. Именно социальность развития является средой мотивации людей, готовых включиться в действие, обеспечивающее рывок и прорыв.

Памятник «Тясячелетие России» в Новгородском детинце
Памятник «Тясячелетие России» в Новгородском детинце

Новая планетарная функция российской государственности

Второе обязательное условие для рывка — высвобождение традиционной миропреобразовательной природы и сущности нашей России через восстановление государственности на основе принципиально нового понимания суверенитета по-русски как способности трансформировать и преображать планетарное целое.

Именно это, к слову, является и единственным ключом к успеху на предстоящем Саммите Байдена и Путина в Женеве.

Рывок невозможен без ответа на вопрос, какое место займет Россия в формирующемся послековидном миропорядке.

Основная проблема, несмотря на желание российских встраивателей и в Маска, и в Возняка, и долларовую или юаньскую систему, и в околобайденовских клинтонойдов — сохранить и удержать завоеванную Путиным суверенность России. При этом важно не дать внешним противоборствующим группам проинтерпретировать самостоятельную российскую позицию как «упрямство бессилия» и поместить Россию в клеточку ядерно-агрессивной вымирающей Папуасии с диким социальным расслоением и пассивно-забитым населением. Этому противостоят только всеобщее умонастроение созидания и энтузиазм созидательного творчества. Но для запуска такого настроения нужны традиционная государственность и принципиально другой аппарат власти.

Основная оппозиция, которая сегодня развертывается во власти, — конфликт между теми, кто всеми силами продолжает Россию встраивать (в мировую технологическую пирамиду, в мировое разделение труда, в подчинение сложившимся рынкам и т.п.) и тем самым душить самостоятельность и свободный смысл, и теми, кто готов выйти за контуры сложившегося миропорядка с проектами планетарного развития, трансцендировать за рамки сложившихся условий и производить кантовскую апперцепцию. Именно оппозиция между встраивателями и трансцендентниками становится конфликтом момента. Встраиватели говорят о невозможности игнорировать реальность и неотвратимости подчинения сложившимся условиям. Трансцендентники же стоят на возможности предложить альтернативу и делать неожиданный ход. Встраиватели говорят о необходимости достижения договоренностей с крупными глобальными игроками и что самостоятельное действие является безумием. Трансцендентники говорят о необходимости восстановления суверенитета не только в политике и финансах, но и в образовании, науке и культуре — полномасштабного и исчерпывающего суверенитета.

Будущее страны зависит от того, кто победит в этом споре.

Кстати, многие мировые группы поддерживают российских трансцендентников и, более того, смотрят на них с надеждой. Уж больно ненавистен многим человеческим обществам сложившийся финансово-политический порядок.

Для того чтобы осуществить рывок, надо не бетонировать сложившуюся административную вертикаль, а изменить саму функцию российской государственности. В госуправлении должны появиться люди, которые могут это сделать.

Новая повестка сводится к одному пункту: превращение российской государственности в инструмент формирования (проектирования, управления и исследования) новой социальности развития за сложившимся контуром финансового глобального капитализма, на котором уже и отдельные мировые лидеры ставят крест.

Россия не встраивается в существующий рыночный контур, но создает новую планетарную сферу социальности с народами и государствами других стран. Это выход в пустую новую зону обезлюженных пространств, депрессивных регионов, неучитываемых ресурсов, гетто обезображенных социальным расслоением городов. Российская государственность — субъект полномасштабного планетарного действия по договоренности с представителями других стран и государств. Новая преобразующая социальность развития включает создание новых производств и систем бесконечного потребления продуктов этих производств в виде распределенных по всему миру глобальных цепочек добавленной стоимости, создание новых поселений, обеспечивающих более высокое качество жизни на основе системы развивающего образования, профилактического здравостроительства и использования системных знаний. Российская государственность — не обслуга инициативного частного капитала и не ночной сторож самодеятельности частных финансовых групп. Она — инициатор и реализатор планетарных масштабных проектов подъема качества жизни всего населения Земли.

Такая конкретизация принципа российской государственности является прямым продолжением тезиса В. В. Путина о суверенности Российского государства и российской цивилизации, укорененной в тысячелетней традиции геокультуры мультиэтнических мультиконфессиональных многонародных «русских» людей. Всемирная отзывчивость русского человека, по Достоевскому, обязательно связана с чрезвычайностью масштабного действия в точке, меняющего мир, вызывающего остолбенение у сонного западного обывателя и ненависть у финансового олигархата, как памятный Приштинский бросок.

Церемония вручения государственных наград российским миротворцам. 17 июня 2001 года. Аэропорт Приштины, Косово
Церемония вручения государственных наград российским миротворцам. 17 июня 2001 года. Аэропорт Приштины, Косово
Kremlin.ru

Необходимость принципиально нового понимания суверенитета по-русски как способности трансформировать и преображать планетарное целое лежит в том фундаментальном обстоятельстве, что суверенность без масштабного действия, трансформирующего мир, сущностно ничтожна и исключительно декларативна. Она огненными искрами вибрирует в поле действия фигуры российского президента, но водянисто затухает уже в кругу его ближайшего окружения и всевозможных ординарцев, а затем воспроизводится уже как водевиль с прискоками в репризах Захаровой и далее пиарится до бессмысленности многочисленными пропагандистами, убивая любые рейтинги. Суверенность Российского государства — выстраданное и выношенное мысле-действие президента Путина, но не его окружения, которое откровенно «не тянет».

Более того, преобладающая часть окружения по-прежнему мечтает пролезть в мир счастливого мирового капитализма для меньшинства, проникнуть с детьми на пенсии за «стеклянный колпак», по Броделю, «мира благополучия», который, правда, на наших глазах разваливается. А практически все те, кто в окружении был личностями с государственным служением, выброшены за борт.

Будет ли сброшена «старая кожа» президента из тех, кто ему помогал в наблюдении за действием на почетных трибунах, а не участием в действии — вот основной вопрос в оценке перспектив рывка. И вряд ли к этому новому мощнейшему действию-рывку готовы отобранные соглашатели-карьеристы, пусть и прыгавшие со скалы участники пиар-политических капустников.

Миропреобразовательное действие — это лекарство от аутизма восприятия чужой точки зрения для российского общества, освобождение его от самозацикленности на свои местечковые дрязги и свары, обострение чувствительности и расширение горизонта видения. Мы успешно провели Олимпиаду, чемпионат мира по футболу, создали вакцину, но это только тренировка перед предъявлением всей планетарной аудитории русского мира развития, который надо формировать. И каждое действие по формированию такого русского мира развития будет требовать настоящей борьбы со своими собственными «гениями», посадившими часть спортсменов на допинг, и международными жуликами из ВАДА.

Геоэкономика создания распределенных по всему миру новых цепочек добавленной стоимости — это не встраивание в существующие цепочки с поставкой сырья или даже фрагментом новой технологии, это не вывоз капитала и технологий за границу в третьи страны, где более дешевая стоимость рабочей силы. Российская геоэкономика мультиагентских цепочек добавленной стоимости — это трансфер в третьи страны развивающего образования, фундаментальной практико-ориентированной науки и системной промышленности для создания там суверенных агентов принятия производственно-технологических и финансово-технологических решений в мультиагентных системах развития. Именно мультиагентные системы планирования геоэкономики глобальных цепочек добавленной стоимости требуют создания цифровых платформ и цифровых экосистем для управления кластерами, очагами, коридорами, поясами и плацдармами планетарного развития.

Действие российской государственности как субъекта планетарного действия нацелено на разрешение важнейшего противоречия XXI века: потребность в предложении инфраструктурных планетарных решений, которые нужны сразу всем, но никому конкретно. Они не могут являться частным владением, не являются предметом частного интереса. Геокультура социальности развития, соединяющая через диалог разных цивилизаций усилия народов и государств разных стран для построения цивилизации развития, не имеет никакого отношения к перманентной революции Льва Троцкого, хотя и использует его принцип неравномерного и сопряженного развития.

Российская вакцина от коронавируса «Гам-КОВИД-Вак» (торговая марка «Спутник V»)
Российская вакцина от коронавируса «Гам-КОВИД-Вак» (торговая марка «Спутник V»)
Дарья Драй © ИА REGNUM

Что же в результате утверждается?

Призыв главы государства к рывку может неверно отождествляться с давящей и «наезжающей» позицией государства на самоощущение индивида и его внутренние личные решения: делать ему рывок или не делать. Но это не так. Очевидно, что Путин обращается ко всем самоинициативным и «живым», «зовет живых!» (Vivos voco) — всех тех, кто может мобилизоваться и организовать рывок.

Призыв к рывку понятен всем тем, кто ни за какие коврижки не хочет пожинать результаты одновекторного продвижения в будущее, находясь в глобальном трудовом концентрационном лагере или под колпаком цифрового «капитализма слежки». Пора наконец осознать, что «революция» 1968 года во Франции была очередной контрреволюцией западных обывателей-реакционеров, йошек фишеров и кон-бендитов, которые боятся целеполагания с позиций сильного государства. Боятся всего, что связано с государством, и уже тем более целеполагания развития и рывка.

Из этого следует, что двумя уравновешивающимися субъектами действия в условиях осуществления рывка являются государственный аппарат прорыва и общественные сообщества прорыва в виде корпораций, проектных групп, ассоциаций, способных выдвигать проекты прорыва и защищать их в диалоге с государством. Проектные взрывные цели сообществ прорыва должны перекрывать магистральную линию движения, государственного аппарата рывка. А интегрированная магистраль, фарватер рывка со стороны государства должна интегрировать и связывать усилия сообществ и групп, ориентированных на прорыв. Диалог общественных групп, выдвигающих проекты и цели прорыва, с государством — организатором прорыва и рывка будет определять создание новой социальности — социальности развития. И наоборот, за удушением такого диалога стоит бюрократический госаппарат, который обслуживает огромные частные капиталы, с одной стороны, и рыхлые группы и сообщества выживания, с другой.

Необходимо опознать и сформировать государственно-управленческие группы прорыва и сообщества прорыва — войско рывка.

Такой социальности нет сегодня в той же КНР даже в планах, а западная социальность с гарантированным доходом, правами и свободами индивида, переходящими в мятеж и сатанизм, прямо противостоит социальности развития. У нас и всего мира нет никакого выбора — либо мир станет русским, либо погибнет.

В итоге совсем невоенная тайна рывка заключается в нашей способности начать системно производить планетарную стоимость — фронтально, волнами, вовлекая ресурсы всего мира и возвращая вывезенное из страны.

Не стоит бояться слова «планетарный», подозревая авторов доклада в гигантизме, шапкозакидательстве, расточительстве и всех прочих грехах. У России уже сейчас десятки возможностей брать и формировать планетарную стоимость на своей территории. И всё это сверхприбыльно и быстро. Наиболее просто (в высшем смысле этого слова) для примера создание русскими новой планетарной стоимости может быть представлено в проекте переноса столицы за Урал, на Восток — минимум в район Омска. Помимо строительства передового города будущего такое действие принципиально трансформирует саму геометрию и архитектонику мира.

Всё это в совокупности означает и заказ на другую культуру — культуру созидательности и миропреобразования, пушкинскую культуру и мощь.

Наконец, следует осознать, что, говоря про рывок, надо получить силы на созидательный прорыв, а это и есть стяжание благодати для очередного восстановления и воскрешения России.

Так и хочется в ответ на слишком затянувшуюся паузу, возникшую после призывов президента Путина к рывку и прорыву, сказать: «Друзья, эра выживания и выжидания кончилась. Надо, подумав и прикинув, засучить рукава, размахнуться и начать созидать. За работу, товарищи!»

Торжественная церемония вступления Владимира Путина в должность Президента России. 7 мая 2018 года
Торжественная церемония вступления Владимира Путина в должность Президента России. 7 мая 2018 года
Kremlin.ru

Приложение

Основные высказывания президента России В. В. Путина о необходимости рывка.

В течение последних семи лет президент России В.В. Путин неоднократно выдвигал требование к элитам страны организовать рывок и прорыв.

На традиционной предновогодней встрече с членами правительства 24 декабря 2020 года президент однозначно определил рывок как главное направление действий правительства и всей страны: «Нужно делать так, чтобы все наши действия отвечали запросам людей, соответствовали исторической роли России… Как бы сейчас ни было сложно, в предстоящие годы нам предстоит совершить и сделать гораздо больше, настоящий рывок надо будет совершить, прежде всего в тех сферах, которые напрямую определяют благополучие и самореализацию человека. Динамичное, уверенное развитие страны в XXI веке надо обеспечить. Масштабные задачи всегда — думаю, вы со мной согласитесь, — когда мы сталкиваемся с большими задачами, то они не могут не зажигать, не могут не вдохновлять, они требуют новых подходов и решений».

Выступая 7 мая 2018 года на церемонии своего вступления в должность президента России, Путин по сути сформулировал программу своего президента на шесть лет через идею рывка и прорыва: «Путь вперёд не бывает простым, это всегда сложный поиск. Но история не прощает только одного: безразличия и непоследовательности, расслабленности и самоуспокоенности, особенно сегодня, в переломное время, в переломную эпоху, в эпоху бурных изменений во всём мире.

Задачи, которые предстоят, назревшие решения, которые нам необходимо принять, без всякого преувеличения, исторические. Они будут определять судьбу Отечества на десятилетия вперёд. Перед нами напряжённая работа, которая потребует участия всего российского общества, деятельного вклада каждого из нас, всех ответственных политических и гражданских сил, объединённых искренней заботой о России.

Нам нужны прорывы во всех сферах жизни. Глубоко убеждён, такой рывок способно обеспечить только свободное общество, которое воспринимает всё новое и всё передовое и отторгает несправедливость, косность, дремучее охранительство и бюрократическую мертвечину — всё то, что сковывает людей, мешает им в полной мере раскрыться, реализовать себя, свои таланты, а значит, и ограничивает устремлённость в будущее всей нашей страны».

23 марта 2018 года после обнародования Центральной избирательной комиссией официальных итогов голосования на выборах президента Российской Федерации Владимир Путин обратился к гражданам России и однозначно определил главное направление своего нового шестилетнего срока президентства: «Нам необходим настоящий прорыв. И в вашем активном участии в выборах, в вашей поддержке вижу готовность к такой работе, к таким переменам».

До этого в Послании к Федеральному собранию 1 марта 2018 года в Центральном выставочном зале «Манеж» президент России В. В. Путин так обозначил настоятельную необходимость, императив рывка: «В мире сегодня накапливается громадный технологический потенциал, который позволяет совершить настоящий рывок в повышении качества жизни людей, в модернизации экономики, инфраструктуры и государственного управления. Насколько эффективно мы сможем использовать колоссальные возможности технологической революции, как ответим на её вызов, зависит только от нас. И в этом смысле ближайшие годы станут решающими для будущего страны. Подчеркну это: именно решающими».

Примечательно, что в том послании президент использовал слово «прорыв» 15 раз, подчёркивая, что стране необходимо «совершить решительный прорыв».

Послание Президента Федеральному Собранию. 1 марта 2018 года
Послание Президента Федеральному Собранию. 1 марта 2018 года
Kremlin.ru

Месяцем ранее, 30 января 2018 года, в своём выступлении на встрече с доверенными лицами Владимир Путин обозначил в качестве сверхзадачи четвертого срока сверхзадачу рывка: «В. В. Путин: Вы знаете… Какая, по моему глубокому убеждению, у всех нас — не только у меня как действующего президента и у кандидата в президенты — стоит сверхзадача? У всех, кто присутствует в этом зале, и у всего народа России — сверхзадача в чем заключается? Мы должны понять, в каком состоянии находится наше государство, экономика, политическая, социальная сфера. Мы должны понять, какое место мы в этой связи занимаем в сегодняшнем мире. Мы должны четко понимать основные приоритеты мирового развития, тренды. Что будет делать ту или иную страну великой не с точки зрения даже наличия ядерного оружия, а с точки зрения качества жизни людей, с точки зрения перспектив самосохранения и развития на будущее.

И, понимая это — и вот сверхзадача в чем заключается! — мы должны обеспечить такой рывок в развитии страны по всем вышеперечисленным мною направлениям, придать такую динамику, чтобы после того, как эти шесть лет пройдут, — даже если в жизни страны наступят какие-то сбои, какие-то сложности, какие-то непредвиденные обстоятельства… Но чтобы набранный темп, инерция движения были такими мощными, чтобы Россия все равно шла вперед. Вот это вот — сверхзадача.

Но для этого нам нужно устранить все, что мешает этому движению. Как бы нам ни хотелось цепляться там за что-то, что нам кажется дорогим и близким. Вот все, что мешает идти вперед, должно быть зачищено, отброшено. Нам нужно понимать, что без современного здравоохранения, образования, инфраструктуры, без современной науки, без современных технологий — без робототехники, без генетики, без биологии — нам просто невозможно будет сохраниться. Понимаете, вот это осознание должно быть у каждого рядового гражданина. Ведь мы каждый живем, своими делами занимаемся — не думаем вообще о том, что вокруг нас происходит. Вот нужно, чтобы это осознание пришло к каждому.

Нам для самосохранения и обеспечения будущего страны, будущих наших граждан, будущих поколений нужно решить эту сверхзадачу — и подчинить ей достижение конкретных результатов по тем направлениям, которые я назвал.

Еще раз повторюсь: здравоохранение, образование, наука, высокие технологии. Инфраструктура обязательно. Вот это все — для рывка вперед. Вот это — сверхзадача…»

До этого В. В. Путин также уже два раза предельно чётко ставил элитам задачу рывка.

Заседание Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам. 5 июля 2017 года. Московская область, Ново-Огарёво
Заседание Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам. 5 июля 2017 года. Московская область, Ново-Огарёво
Kremlin.ru

Так, подытоживая 5 июля 2017 г. очередное заседание Совета при президенте по стратегическому развитию и приоритетным проектам, президент России В. В. Путин поставил задачу организации в стране рывка и прорыва в будущее: «У нас всё есть и так: нефть, газ, уголь, металлы, причём самые разные: чёрные, цветные, золото, платина, алмазы — чего у нас только нет. В принципе в общем и целом технологическое развитие идёт неплохо, интеллектуальная база очень хорошая, но нам нужен с вами рывок — вот что нужно, и нужно это обеспечить. Один из наших коллег в одной из арабских стран, бывший министр нефти, как-то сказал: «Каменный век закончился не потому, что камни кончились, а потому, что появились новые технологии». Они появляются в мире. Тот, кто опоздает в этом соревновании, мгновенно — я хочу это подчеркнуть, — во всяком случае очень быстро попадёт в полную зависимость от лидеров этого процесса. Россия не может ни в коем случае этого допустить. Главное, что у нас есть все шансы, возможности, используя те факторы, о которых я уже сказал, а их нужно максимально использовать, для того чтобы обеспечить этот рывок и прорыв в будущее».

Впервые же задача рывка была сформулирована и поставлена Владимиром Владимировичем ещё в 2014 году на пике конфликта на Юго-Востоке Украины.

Тогда на заседании Государственного совета 18 сентября 2014 года президент дал ясную установку политическим силам страны: «И в завершение хочу подчеркнуть, за предстоящие 1,5−2 года необходимо совершить настоящий рывок в повышении конкурентоспособности российского реального сектора, сделать то, на что раньше потребовались бы, может быть, даже годы».

Читайте развитие сюжета: Путин и Байден. Рывок в Женеве