Николай II среди прочих нерешенных проблем унаследовал и финляндскую. В Великом Княжестве Финляндском, где давно уже назревал конфликт. Её корни относятся к завершению русско-шведской войны 1808−1809 гг., которая была частью наполеоновских войн. Россия начала ее как союзник Франции с целью побудить Стокгольм присоединиться к континентальной блокаде. Кроме того, большое значение со времени основания Петербурга имела и безопасность Северной столицы, граница со Швецией была отодвинута за Выборг еще по условиям Фридрихсгамского мира 1721 года. Сам Выборг был взят еще в 1710 году, и Петр I оценил этот успех словами: «Итако чрез взятие сего города Санкт-Петербургу конечное безопасение получено». Это «конечное безопасение» в течение XVIII века неоднократно, хоть и неудачно, пытался разрушить Стокгольм. Швеции не удалось достичь реванша, а в 1809 году вопрос был решен кардинально — по условиям Фридрихсгамского мирного договора между Россией и Швецией последняя теряла Финляндию.

Финляндия, присоединённая к Российской Империи. 1808
Финляндия, присоединённая к Российской Империи. 1808

Договор был подписан 5 (17) сентября, а еще до завершения войны 16 (28) марта 1809 г. Александр I открыл в Борго заседание финляндского сейма. Церемония открытия была пышной и торжественной. Накануне император подписал грамоту, положившую начало будущей автономии:

«Произволением Всевышнего вступив в обладание Великого Княжества Финляндии, признали Мы за благо сим вновь утвердить и удостоверить религию, коренные законы, права и преимущества, коими каждое состояние сего княжества в особенности, и все подданные, оное населяющие, от мала до велика по Конституциям их доселе пользовались, обещая хранить оные в ненарушимой их силе и действии».

11(23) декабря 1811 года к Великому Княжеству была присоединена Финляндская (Выборгская) губерния, находившаяся в составе России по условиям Ништадтского мира с 1721 года. Александр давно вынашивал этот план и рассчитывал таким образом добиться двух целей — облегчить положение крестьян (в Финляндии не было крепостного права) и укрепить признательность финляндцев.

Декларация Александра I. Март 1808 года
Декларация Александра I. Март 1808 года

Вопрос о Выборге или Старой Финляндии обсуждался с начала 1811 года, активным сторонником принятого решения был генерал-губернатор граф Густав-Мориц Армфельд. Как ни странно, но особых недоразумений это решение императора не вызвало. Как отмечал один из современников, «некоторые посмотрели на то, как на уступку немногих десятин богатою вотчиною другой небольшой соседней деревне, одному же с нею помещику принадлежащей. Все взоры устремлены были на запад и на юг, до севера никому дела не было». Между тем финляндская администрация с самого начала повела последовательную борьбу с русским дворянством в губернии и с русским влиянием в губернии. Петербург предпочитал не замечать этого. У Александра I просто не дошли руки и до решения вопроса об употреблении русского языка в Финляндии, хотя первоначально это и предполагалось, но борьба с бывшим союзником — Наполеоном — и необходимость поддержки добрососедских отношений с бывшим противником — Швецией — отвлекли императора, и языком администрации остался шведский, позже к нему прибавился и финский. Местное дворянство, преимущественно шведское по происхождению, это устраивало.

Дарованные Александром I «коренные законы» (как переводили на русский «lois fundamentales») финские политики в конце XIX века трактовали как конституцию, хотя в Швеции до 1809 года конституционных актов не было, а «коренными законами» считались королевские. С другой стороны, Финляндия была названа государством — Великим Княжеством (Герцогством), хотя вплоть до начала 1860-х финские деятели считали, что Финляндия является всего лишь автономной провинцией. Этому способствовало и то, что при преемнике Александра — Николае I — сейм ни разу не созывался, а при управлении территорией исходили из местных законов.

В 1863 году, во время Польского восстания, Александр II посетил Гельсингфорс и даровал ряд новых привилегий лояльной Финляндии (это было подтверждено во время Польского мятежа 1830−1831 гг., Крымской войны, да и в 1863 году). 3 (15) сентября состоялось торжественное открытие императором сейма Финляндии в Гельсингфорсе. Церемония была весьма пышной и имела все признаки того, что сейм является представительным учреждением государства. Она знаменовала верность Петербурга политике реформ в случае верности подданных престолу.

Император Александр II
Император Александр II

Политика льгот продолжилась, несмотря на протесты консервативной прессы, и прежде всего «Московских ведомостей» и «Нового времени». Финляндия окончательно превратилась в государство, связанное с Россией, в котором даже положение русского языка и подданных Империи строго регламентировалось местным законодательством. Они не имели права строить железные дороги издавать газеты, заниматься врачебной практикой, служить офицерами в финских войсках, даже наниматься кочегарами на пароходы финского флота. В школах Финляндии использовалась литература, в которой Россия изображалась враждебным государством, а русские — дикими и опасными людьми. Финляндия становилась все более и более враждебной России по мере получения льгот и привилегий. Одним из самых болезненных вопросов было нежелание сейма согласиться с тем, чтобы местные уроженцы привлекались к военной службе в составе русских войск.

29 мая 1898 года генерал-губернатором Финляндии был назначен ген. от инф. Н. И. Бобриков (с 1884 года он возглавлял штаб Петербургского округа и войск гвардии, в котором благополучно прослужил с 1876 года). Генерал пришел на новый пост с программой максимального сокращения автономии Финляндии, которая формально была страной, связанной с Империей династической унией: упразднение местной таможни и монеты, установление контроля над университетом, сближение законодательства княжества с общеимперским, в том числе и в области военной обязанности, преобразование кадетского корпуса в «русском духе», предоставление русскому языку права третьего государственного наряду со шведским и финским языками, снятие препон к назначению русских подданных на местные административные посты, пересмотр цензурного устава и учебников, разрешение издавать газету на русском и т. п. 30 сентября (12 октября) 1898 года Бобриков прибыл в Гельингфорс и уже в первой же своей речи дал знать — он считает необходимым серьезные изменения существующего положения дел.

5 (17) февраля 1899 года был издан Высочайший Манифест, который провозглашал, что вопросы общегосударственного значения впредь изымаются из ведения финляндского сейма, который превращался таким образом в совещательное учреждение. Эта политика полностью поддерживалась императором и министром, статс-секретарем Великого Княжества В. К. Плеве, который занял этот пост в августе 1899 года. Плеве не предполагал необходимым ни полное уничтожение автономии, ни русификацию края, но действия статс-секретаря и генерал-губернатора именно так и воспринимались.

Николай Иванович Бобриков
Николай Иванович Бобриков

В Финляндии манифест и действия нового генерал-губернатора сразу же вызвали крайне болезненную реакцию, вызревавший долгие годы конфликт приобрел открытую форму. Бобриков трактовал манифест как оказанное Финляндии благодеяние, что еще больше возмущало общественность. В качестве протеста начались торжественные возложения цветов к памятнику Александру II в Гельсингфорсе, сбор подписей к петиции протеста — т.н. «Большого адреса». Её подписало четверть 2,5-миллионного населения Великого Княжества, при этом при подсчете не были приняты во внимания крестики, которые ставили неграмотные — впрочем, в любом случае это не имело значения. Петиция осталась без последствий (Николай II принял петицию одного сельского общества в поддержку действий Бобрикова, её подписали менее сотни человек). Проблемы в Финляндии так и не были разрешены, хотя Бобриков, несмотря на сильнейшее сопротивление, ввел в 1900 году русский язык в делопроизводство, основал «Финляндскую газету», издававшуюся на русском языке. Последняя мера, при всей ее естественности, вызвала бурю возмущения финнов, газету пытались бойкотировать.

26 февраля (11 марта) 1901 года была отменена обязательная присяга Великому Князю Финляндскому в случае перехода чиновников или военных с имперской службы на местную, 29 июня был издан Манифест, извещающий всех подданных императора: «Положение Великого Княжества Финляндского в составе Российской империи налагает на его население долг участвовать в защите Престола и Отечества, подчиняясь наряду со всеми нашими верноподданными узаконениям, единство Русской армии обеспечивающим». Был ликвидирован Финляндский кадетский корпус, финляндские войска (драгунский полк, восемь стрелковых батальонов и 32 запасные роты) были преобразованы в русские. Остался лишь л.-гв. Финляндский стрелковый батальон. Генералам, офицерам, унтер-офицерам и гражданским чиновникам армии княжества были предоставлены льготы при переходе на службу в войска императорской армии, единовременные пособия при выходе в отставку.

Рыночная площадь и пристань в центре Гельсингфорса. 1890-е
Рыночная площадь и пристань в центре Гельсингфорса. 1890-е

19 февраля (4 марта) 1902 г. император подписал Высочайший рескрипт «О призыве на действительную службу лиц, подлежащих воинской повинности в Финляндии в 1902 году» — предполагалось, что по жеребьевке в л.-гв. 3-й Финский стрелковый батальон будет призвано 280 человек. Значительная часть финской молодежи по призыву конституционалистов бойкотировала призыв. 9 (22) января 1903 последовало Высочайшее повеление по Великому Княжеству относительно укомплектования Финского гвардейского батальона — не явившихся новобранцев было приказано разыскать или заменить другими. 12 (25) января 1903 года был издан Высочайший рескрипт Финляндскому генерал-губернатору «О мерах взыскания с военнообязанных, не явившихся без законной причины к призыву 1902 года». На жеребьевку из 26 284 призывных явилось только 11 866 человек. Не явившихся на пять лет лишали права на получение заграничного паспорта и записывали в ополчение. 20 марта (2 апреля) был вновь объявлен призыв для пополнения 3-го Финского стрелкового батальона — 190 человек. Ради столь малого пополнения армии по сути дела и был начат курс, который создал столь тяжелые проблемы для русской политики в Финляндии. Протесты против русской политики в 1904 году привели к формированию Финской партии активного сопротивления.

Пассивное сопротивление, избранное сторонниками сохранения конституции Финляндии, привело к радикализации настроений в Великом Княжестве, события начали выходить из-под контроля. 3 (16) июня 1904 года был смертельно ранен генерал Бобриков, незадолго перед смертью он высказал свое мнение о проделанном труде — «гвозди вбиты крепко». Покушение было в чем-то символическим: в Бобрикова стрелял Эйген Шауман — сын генерал-лейтенанта русской службы и финляндского сенатора. Террорист застрелился на месте. Сближение с Россией действительно состоялось — финские политики, особенно молодые, явно радикализировались. В области политических настроений Финляндия еще больше отдалилась от России.

Читайте ранее в этом сюжете: Армянский вопрос в России: 1903–1905 годы в Закавказье

Читайте развитие сюжета: Рабочий вопрос и либералы в России в 1903 и 1904 годах