Как сообщает турецкое правительственное агентство Anadolu, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган провел онлайн-встречи с руководителями крупных американских компаний. Эта акция была приурочена к готовящимся переговорам Эрдогана с президентом США Джо Байденом в формате июньского саммита НАТО в Брюсселе. Конечно, турецкая сторона, которая считает себя чуть ли не ведущим игроком на Ближнем Востоке, предпочла бы увидеться с Байденом отдельно, вне какого-либо формата, по примеру того, что сейчас готовится между президентом России Владимиром Путиным и его американским коллегой. Тем более что с Трампом у Эрдогана сложились доверительные личные политические отношения. «Эрдоган мог делать всё, что хотел, в течение четырех лет, потому что у него был друг в Белом доме, — говорил в беседе с Bloomberg советник по внешней политике одного из сенаторов от Демократической партии США. — Это изменится с приходом администрации, которая будет более ответственно подходить к президенту Турции».

Реджеп Тайип Эрдоган
Реджеп Тайип Эрдоган
Иван Шилов © ИА REGNUM

Времена действительно изменились. Байден только в конце апреля связался по телефону с Эрдоганом, и то для того, чтобы сообщить ему, что в своем ежегодном выступлении он использует термин «геноцид» для характеристики истребления армян в Османской империи в начале XX века. Турецкие СМИ тогда сообщали, что разговор между двумя лидерами проходил на повышенных тонах. Эрдоган был вынужден пропустить «армянский удар». Далее события стали развиваться по нарастающему циклу. К прежним проблемам, осложнявшим отношения между двумя странами, — закупки Анкарой российских С-400, вычеркивание Турции из программы по производству истребителей пятого поколения F-35, отношение США к курдскому вопросу, отдельные санкции — стали добавляться новые. Эрдоган обвинил США в демонизации мусульман, заявив, что «вслед за терактами 11 сентября 2001 года власти США начали проводить стратегию распространения антиисламских настроений во многих обществах». США ответили на это путем ввода санкций против финансистов ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Турции, которые занимались переводом, в том числе, пожертвований от сторонников, через Сирию и Турцию.

Джо Байден и Реджеп Тайип Эрдоган. 2016
Джо Байден и Реджеп Тайип Эрдоган. 2016
Tccb.gov.tr

Когда Эрдоган осудил Израиль за нанесение воздушных ударов по Газе и назвал его «террористическим государством», после того как израильская полиция обстреляла резиновыми пулями бросавших камни палестинцев в Иерусалиме, США сочли такие заявления антисемитскими и подстрекательскими, «способными спровоцировать новое насилие». Наконец, выдвинутый Байденом кандидат на пост секретаря ВВС США Фрэнк Кендалл сделал заявления, что он «полностью устранит Турцию из программы F-35». Анкара производила 1005 комплектующих для этих самолетов. Но участие турецких компаний в производственном процессе также уже было в значительной степени приостановлено. По состоянию на декабрь 2020 года США нашли новых поставщиков на все 1005 комплектующих. Всё это свидетельствует то том, что накануне встречи Байден — Эрдоган в Брюсселе складывается неблагоприятный внешний информационно-политический фон, который затруднит маневренность в принятии ими решений. Тем не менее Эрдоган на упомянутой встрече с руководителями крупных американских компаний заявил, что его встреча с Байденом в Брюсселе может «ознаменовать наступление нового этапа во взаимоотношениях между двумя странами», а «товарооборот между ними может достигнуть 100 миллиардов долларов». Но на чём основан такой оптимизм Эрдогана?

Джо Байден и Реджеп Тайип Эрдоган. 2016
Джо Байден и Реджеп Тайип Эрдоган. 2016
Tccb.gov.tr

Президент Турции по внутриполитическим соображениям остро заинтересован в том, чтобы его встреча и переговоры с Байденом в Брюсселе хотя бы на информационном уровне подавались как позитивные для Анкары. Да и Вашингтон публично заявляет, что «Турция — важный союзник НАТО, и мы продолжаем улучшать отношения в различных сферах», что наводит на мысль о том, что стороны будут стремиться не выносить много сора из избы. Правда, на всякий случай у Анкары есть в рукаве своя «козырная карта»: изменение статуса военных баз Инджирлик и Кюреджик, чтобы показать внутренней аудитории готовность «не пропускать еще один удар». Но скорее всего, Турция и США не будут спешить «сжигать мосты» между собой. Тем более что укрепляющиеся в стране оппозиционные силы обвиняют Эрдогана в провале внешней политики, когда, как пишет Bloomberg, «он вынужден безуспешно заискивать перед Египтом, Саудовской Аравией и Эмиратами, особенно в случае с Каиром, предъявившим множество требований». Есть проблемы и на сирийском направлении.

В то же время США не намерены еще сильнее толкать Эрдогана в сторону России, отказывая Анкаре в готовности к всестороннему сотрудничеству и в совместных внешнеполитических действиях. С другой стороны, Эрдоган имеет шансы удачно для себя разыгрывать и российскую «карту» и попытаться использовать этот фактор для усиления своих переговорных позиций в диалоге с Байденом. Вряд ли это изменит новые направления в политике США на Ближнем Востоке, хотя ресурсы, которыми США могут распоряжаться в этом регионе, будут уменьшаться, и Байден намерен поддерживать какой-то баланс между центрами силы в регионе, одним из которых является Турция. Но здесь в американской политике можно ожидать принципиальных изменений. Всё еще впереди, отношения между Байденом и Эрдоганом еще не достигли критической точки, и здесь возможны любые неожиданности.