Международным энергетическим агентством (МЭА) опубликована Дорожная карта развития Мирового энергетического сектора, разработанная по заказу правительства Великобритании в качестве предварительного плана декарбонизации мировой энергетики для климатической конференции COP26, которая пройдет в Глазго в ноябре 2021 года. Об этом сообщил информационный портал ENERGYVOICE.COM 18 мая 2021 года.

Нефть
Нефть
Иван Шилов © ИА REGNUM

В дорожной карте четко декларируется, что не следует больше разрабатывать новые нефтяные и газовые месторождения, если международный энергетический сектор хочет достичь нулевых выбросов к середине XXI века. Несмотря на это, правительство Великобритании возобновило выдачу лицензий на разведку новых месторождений нефти и газа, демагогически оправдывая это внедрением новой системы контроля, которая обеспечит более тщательную проверку поступающих заявок на разведку новых месторождений.

Чарли Кроник, старший советник по климату Greenpeace в Великобритании, так оценил ситуацию с дорожной картой МЭА:

«Этот документ ясно показывает, что ископаемое топливо больше не требуется, поэтому что спрос на него должен упасть — таким образом мы достигнем целей Парижского соглашения. Нет необходимости в новых нефтяных и газовых скважинах в Северном море. Тем не менее правительство Великобритании не стремится к климатическому лидерству, планируя активизировать добычу нефти и газа. Чтобы воплотить в жизнь собственную климатическую повестку правительства Великобритании и МЭА, секретарь Департамента бизнеса энергетики и промышленной стратегии Великобритании Кваси Квартенг должен остановить выдачу новых лицензий на добычу нефти и газа».
Промышленность
Промышленность
Huskyherz

На это директор OGUK (Торговой ассоциации нефти и газа Великобритании) по устойчивому развитию Майк Толен заявляет, что прекращение инвестиций в нефтегазовую отрасль, как это ни парадоксально звучит, станет «серьезным препятствием» для перехода к зеленой энергетике. Майк Толен отметил, что в случае Великобритании это увеличит зависимость от импорта и нанесет ущерб компаниям, чей опыт необходим для разработки низкоуглеродных технологий.

В соответствии со сценарием дорожной карты МЭА к 2050 году ископаемые виды топлива составляют чуть более одной пятой от общего объема энергоснабжения по сравнению с почти четырьмя пятыми сегодня. Поставки нефти и газа будут все больше концентрироваться у небольшого количества производителей с низкими издержками. Доля ОПЕК в значительно сокращенных мировых поставках нефти вырастет с 37% в настоящее время до 52% в 2050 году, что станет абсолютным рекордом в истории нефтяного рынка. Предполагается, что спрос на нефть упадет с примерно 90 млн баррелей в день в 2020 году до 24 млн в 2050 году, а спрос на природный газ — с 3900 млрд кубометров до 1700 млрд. Остальное ископаемое топливо будет использоваться в производстве неэнергетических товаров, таких как пластмассы, на заводах, оборудованных системой улавливания углерода, а также в секторах, где нет вариантов технологий с низким уровнем выбросов.

Ветровые электростанции
Ветровые электростанции
(сс) _Alicja_

МЭА признаёт, что этот сценарий представляет собой «явную угрозу для доходов нефтяных и газовых компаний», но при этом он также создаёт некие новые возможности и для нефтегазовой отрасли. Так, ресурсы и опыт нефтегазовых компаний «хорошо сочетаются» с некоторыми новыми технологиями, необходимыми для сокращения выбросов в тех секторах, где сокращение выбросов является сложной задачей. Они особенно хорошо подходят для улавливания, использования и хранения углерода, водорода, биоэнергетики и морского ветра.

МЭА также подчеркнуло, что возможность достичь нулевого уровня к 2050 году «не потеряна» для энергетического сектора в целом, но этот путь «узок» и требует беспрецедентных преобразований. Согласно дорожной карте, к 2035 году новые легковые автомобили с двигателями внутреннего сгорания не будут продаваться, а к 2040 году мировой электроэнергетический сектор уже достигнет нулевых выбросов. К этому же времени почти 90% электроэнергии будет вырабатывается из возобновляемых источников, при этом почти 70% придётся на ветровые и солнечные фотоэлементы.

Солнечная панель
Солнечная панель

О принципиальной нереализуемости данного сценария озеленения мировой энергетики рассказано в цикле статей научного обозревателя информационного портала Asia Times Джонатана Тенненбаума: «Осторожно! Байден хочет спасти планету», «Байден открывает эру зеленого империализма», «Байден, BlackRock и проблема климатического пузыря», «У климатического плана Байдена есть единственное — ядерное решение», «Солнечная и ветровая энергетика разрушат систему электроснабжения США» и «Калифорнийский хоррор зеленой энергетики может потопить Байдена».

Однако, по мнению МЭА, этот путь требует немедленного и массового развертывания всех доступных чистых технологий в ближайшем будущем. Исполнительный директор МЭА Фатих Бирол так прокомментировал появление дорожной карты:

«Наша дорожная карта показывает приоритет действий, которые необходимы сегодня, чтобы гарантировать достижение нулевых выбросов к 2050 году. Масштаб и скорость мероприятий, требуемых для достижения этой важной и грандиозной цели — нашего единственного шанса справиться с изменением климата и ограничить глобальное потепление до 1,5°C — делают это, возможно, величайшей проблемой, с которой когда-либо сталкивалось человечество. Путь МЭА к этому более светлому будущему приведет к историческому всплеску инвестиций в чистую энергию, который создаст миллионы новых рабочих мест и ускорит глобальный экономический рост. Чтобы мир встал на этот путь, от правительств потребуются решительные и заслуживающие доверия политические действия, подкрепленные гораздо более широким международным сотрудничеством».

Президент COP26 Алок Шарма заявил следующее:

«Я приветствую этот документ, в котором излагается четкая дорожная карта по достижению нулевого уровня выбросов и разделяются многие из приоритетов, которые мы установили рамках COP: мы должны действовать сейчас, чтобы увеличить масштабы внедрения чистых технологий во всех секторах и поэтапно отказаться от угольной энергетики и автомобилей, загрязняющих окружающую среду».
Монополия
Монополия
elPadawan

Майк Толен из OGUK добавил:

«Здесь, в Великобритании, промышленность движется к нулевым показателям, обеспечивая нас нефтью и газом из внутренних ресурсов, работая с правительством в рамках переходной сделки по Северному морю, чтобы помочь Великобритании достичь своих климатических целей. Как говорится в заявлении Комитета по изменению климата, Великобритания будет нуждаться в нефти и газе в течение многих лет. Это уместно, если мы используем собственные ресурсы и инвестируем на местном уровне в эту отрасль не только для удовлетворения наших потребностей в энергии, но и для поддержки рабочих мест и экономики Великобритании. Прекращение таких инвестиций было бы серьезным препятствием для энергетического перехода на зеленую энергетику, что усилило бы нашу зависимость от импорта из стран, выбросы углерода которых мы не можем контролировать. Это также повлияет на инновации тех компаний, чей опыт нам необходим для разработки низкоуглеродных решений — будет сдерживать их бизнес, который нужен для создания устойчивого будущего, которое мы все хотим видеть».

Читайте ранее в этом сюжете: Богатые страны должны первыми отказаться от угля, заявили в ООН