Список недружественных России государств нужно держать «для внутреннего использования«, то есть для включения в отношении фигурирующих в нём государств механизмов противодействия и «принуждения к дружбе», отметил обозреватель ИА REGNUM Михаил Демурин во вторник, 18 мая, комментируя высказывания заместителя министра иностранных дел России Сергея Рябкова.

Допрос
Допрос
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Как сообщалось ранее, Рябков заявил, что Россия не хотела бы, чтобы список недружественных государств становился «безразмерным». Но этот список, в котором сейчас числятся США и Чехия, может расширяться, отметил он.

«Утверждённый правительством России перечень недружественных государств обязательно будет дополнен. Это стоило бы сделать уже сейчас, но если этого в ближайшее время сделано не будет, то сама жизнь, антироссийские действия соответствующих столиц побудят это сделать.
Недружественной России уже давно является политика Литвы, Латвии и Эстонии, Польши, Великобритании. Украина после 2014 года здесь вообще в «передовиках». Такой политика их правительств будет оставаться ещё продолжительное время.
Впрочем, в случае с Великобританией тут дело точно не именно в нынешнем правительстве — это исконно враждебная России страна. В эту же категорию я отнёс бы и Польшу, хотя краткий период её пребывания в социалистическом содружестве говорит о том, что и эта болезнь лечится. С Литвой, Латвией, Эстонией и Чехией разворот к добрососедству вполне может иметь место. Некоторые надежды на это сохраняются и в случае с Украиной.
Что же до США, то это вообще отдельная категория, это сверхдержава, которая, как это ни покажется странным, многого себе позволить в международных делах не может. Если она сейчас позволяет себе враждебность к России, то это только в силу того, что мы пока ещё не смогли доходчиво объяснить Вашингтону неприемлемые для него последствия такой враждебности.
Стоило ли делать перечень недружественных нам государств открытым, другой вопрос. Я бы этот список не афишировал, но держал бы его для внутреннего использования, имея в виду включение в отношении фигурирующих в нём государств различного рода заранее утверждённых механизмов противодействия и, скажем так, «принуждения к дружбе», — отметил Михаил Демурин.