В своей речи, направленной совместному заседанию Конгресса, военных вопросов президент США Джо Байден лишь коснулся. Тем не менее в его речи читался потенциальный сдвиг основополагающего курса страны с активизма к сдержанности. Он объявил, что главная цель американской военной мощи заключается в не том, чтобы «начинать конфликт», а в том, чтобы «предотвращать его», а также — как следствие сказанного — не в том, чтобы втягивать США в войны, которые, кажется, никогда не закончатся. Иными словами, новый американский лидер намекнул на смену стратегических приоритетов Вашингтона, пишет Эндрю Басевич в статье для The American Conservative.

Президент США Джо Байден на американском военном кладбище в Арлингтоне
Президент США Джо Байден на американском военном кладбище в Арлингтоне
(сс) The White House

Недавнее заявление Байдена о том, что война США в Афганистане окончательно закончится к 11 сентября 2021 года, также намекало на то, что нужно положить конец и другим бесконечным вооруженным конфликтам, которые ведет Вашингтон. По словам Байдена, эпоха, определяемая неограниченным глобальным противостоянием, подходит к концу. Началась новая эра. В более широком смысле он объявил, что пришло время «американским войскам вернуться домой» — заявление, сделанное прямо и без оговорок.

Какую роль должны играть войска в будущем? В заявлении Байдена по Афганистану и в его речи Конгрессу проводилась линия, что склонность США к военным действиям, проявленная за последние десятилетия, требует пересмотра. В связи с этим Байдену следует сформулировать новую доктрину применения силы.

Сегодняшний курс США сочетает в себе элементы катастрофической доктрины бывшего президента США Джорджа Буша — младшего и глубоко ошибочной доктрины Барака Обамы. Первая доктрина, задуманная после терактов 11 сентября 2001 года, утверждает прерогативу ведения превентивной войны с целью свержения режимов, которые Соединенные Штаты считают недопустимыми. Последнее находит выражение в кампании убийств, запланированных, санкционированных и секретных.

Бомбардировка Ирака
Бомбардировка Ирака
(сс) The U.S. Army

Наследием доктрины Буша стали затяжные, изнурительные и очень дорогостоящие вооруженные конфликты. Доктрина Обамы привела к низкоуровневой войне на истощение с использованием авиаударов и небольших контингентов сил специальных операций. У обоих президентов были широкие внеконституционные полномочия с минимальной подотчетностью.

Возникшая в результате эпоха вечных войн достигла своего рода апофеоза в январе 2020 года. Игнорируя совет высокопоставленных американских военных, президент Дональд Трамп (который утверждал, что ненавидит войну) отдал приказ о ликвидации иранского генерала Касема Сулеймани по его прибытии в Ирак — страну, которая якобы является союзником США. Доктрина Буша — младшего пересеклась с доктриной Обамы и произвела акт стратегического безумия.

Критики Трампа часто обвиняют его в отказе от норм. Однако в вопросах, связанных с применением силы, именно Буш и Обама отвергли устоявшиеся нормы. Задача Байдена — восстановить их.

Разработка разумной доктрины применения силы должна начинаться с реалистичного понимания того, что можно добиться с помощью силы, а чего нельзя. Здесь возникает проблема из-за того, что американцы любят риторику освобождения. Лишь в редких случаях освобождение дает легитимное обоснование вооруженному конфликту. На практике освобождение влечет за собой построение нации, не только изгнание нежелательных режимов, но и установление на их месте чего-то лучшего.

Обнадеживающий опыт последних 20 лет свидетельствует о том, что Соединенные Штаты обладают лишь ограниченным потенциалом для государственного строительства, особенно когда американские войска действуют в культурно незнакомой местности.

Американские солдаты в Сирии
Американские солдаты в Сирии

Доктрина Байдена должна признать безумие (и незаконность) превентивной войны. Она также должна развеять иллюзии относительно инженерных фундаментальных изменений в далеких местах, признавая, что военный инструмент обладает ограниченной полезностью. Военную мощь следует поберечь и использовать для сохранения того, что имеет для США наибольшую ценность, а не для переделки наций по нашему собственному образу.

Доктрина Байдена также должна ограничивать полномочия главнокомандующего решать, когда применение силы необходимо и целесообразно. Как указано в разделе 8 статьи 1 Конституции, эти полномочия принадлежат Конгрессу, который должен доказать, что действительно ими обладает.

В этом отношении Байден мог бы рассмотреть возможность воссоздания элементов доктрины бывшего министра обороны США Каспара Уайнбергера, разработанной после Вьетнама, чтобы закрепить уроки, извлеченные из этого неудавшегося конфликта. Главными из его положений были следующие: вводить американские войска только тогда, когда на карту поставлены жизненно важные интересы США, и даже тогда только в крайнем случае; указать реалистичные политические и военные цели; убедиться, что «размер и состав задействованных сил» достаточны для выполнения миссии.

После холодной войны ограничительные условия доктрины Уайнбергера перестали быть популярными. В эпоху предполагаемого глобального превосходства Америки они казались слишком робкими. После 11 сентября, когда одна администрация за другой нарушили положения доктрины во всех деталях, от нее полностью отказались. Однако сегодня дух, лежащий в основе принципов Уайнбергера, заслуживает нового внимания.

Доктрина Байдена должна начинаться с этого понимания: основная цель вооруженных сил США — не быть мировым полицейским, а обеспечивать безопасность и благополучие американского народа там, где он живет. Сдерживать и защищать: они должны определять основные задачи вооруженных сил Америки.

Американские солдаты в Афганистане
Американские солдаты в Афганистане
(сс) DVIDSHUB

Эта миссия сужает круг полномочий, которые Пентагон обычно выполнял в последние десятилетия. В более широком смысле эта более узкая сфера деятельности несет в себе возможности для экономии, при этом бюджет, структура сил, программы базирования и приобретения приобретают новый вид.

Доктрина Байдена, включающая элементы сдержанности, не лишена риска. Но сдержанность не означает пассивности. Эффективное управление государством не обязательно предполагает совершение актов насилия. Есть и другие способы оказывать влияние, не в последнюю очередь если стать примером другим.

Объявляя о приближающемся уходе США из Афганистана, президент Байден подчеркнул необходимость позиционирования Соединенных Штатов, чтобы они столкнулись с «противниками и конкурентами» «следующих, а не последних 20 лет». Благоразумная, разумная и реалистичная доктрина Байдена предлагает способ сделать это. Америка не может больше позволить себе вечных войн.