Джо Байден
Джо Байден
Иван Шилов © ИА REGNUM

Ряд событий, которые цепочкой случились в течение считанных дней, как нельзя лучше показывают истинные намерения США в отношении России. Мифологическая «деэскалация», о которой полюбил говорить Джо Байден, это фигура умолчания реальных планов. А они заключаются в создании системы, объединяющей американских сателлитов, готовых «по щелчку пальцев» из Вашингтона приступить к действиям. Даже начинает просматриваться определенный план, в который эти события не только укладываются, но и прямо из него вытекают.

Первое событие: неопределенность, возникшая с перспективами появления в Судане, в центральной части Красного моря, пункта материально-технического обеспечения (МТО) ВМФ, так официально звучит статус объекта. О проработке подобного соглашения, допускающего пребывание на российском пункте базирования до четырех кораблей, в том числе с ядерной силовой установкой, и до трехсот человек личного состава, стало известно в сентябре 2020 года. А 16 ноября президент России Владимир Путин подписал соответствующий документ. Причем, согласование проекта осуществлялось с предыдущими властями Судана, свергнутыми в апреле 2019 года в результате военного переворота, а соглашение, как видим, появилось уже при нынешнем государственном руководстве. При нем же с ним возникли проблемы. По одним данным, которые появлялись, опровергались и появлялись снова, соглашение заморожено, ибо до сих пор не ратифицировано суданской стороной. По другим — Москва и Хартум не договорились о месте дислокации военно-морского пункта МТО. Так или иначе, следует выделить как минимум два факта. Один связан с прямым вмешательством ряда стран НАТО — США, Великобритании и Норвегии — во внутренние дела Судана и подогреванием протестов, которые способствовали смене власти два года назад. Также следует подчеркнуть, что не прошло и месяца, как стало известно о российско-суданском соглашении по морскому пункту, как в Судан зачастили высокопоставленные представители США. Страну срочно исключают из американского «черного списка» спонсоров терроризма, а затем организуют ей кредит Всемирного банка. Заодно резко увеличивается суданско-турецкий товарооборот. А в январе текущего года, после поездки очередных эмиссаров из Африканского командования США (AFRICOM), выясняется, что у Пентагона имеется интерес и в военно-морской базе у границ Эритреи; попутно сообщается, что условием укрепления взаимодействия американцы выдвинули свертывание проекта российского пункта МТО.

Красное море. Снимок из космоса
Красное море. Снимок из космоса
NASA

Что для России эта база, точнее пункт? Достаточно глянуть на карту и увидеть, что Красное море с одной стороны ограничено Баб-эль-Мандебским проливом, ведущим в Индийский океан и, следовательно, в нефтеносную зону Залива. С другого конца находится Суэцкий канал, и что случается при перекрытии этой транспортной артерии — недавно было наглядно продемонстрировано инцидентом в канале, злые языки говорят, что предумышленным, поперек которого встал сухогруз. Размер потерь продемонстрировал всю уязвимость этого маршрута; операция по снятию судна с мели в Египте приобрела государственный масштаб и статус и продолжалась несколько дней. Пролив на юге Красного моря в будущем попадает в сферу ответственности единственной китайской военно-морской базы, которая строится в Джибути. На севере, в средиземноморской акватории, рядом Сирия с российскими базами Хмеймим и Тартус. Пункт в Судане замыкал эту цепь в самом центре, создавая опорную точку базирования. Это создавало возможность влиять на ситуацию с судоходством не менее эффективно, чем это делают США, скажем, в Малаккском проливе. Или силы НАТО в Гибралтаре. Возможная утрата этого форпоста базирования кораблей российского ВМФ и важного пункта технического обслуживания в регионе конечно же не смертельна, шум вокруг этого вышел далеко за границы здравого смысла. Однако она крайне неприятна со всех сторон. Главное — теряются время и темпы. Если же разговоры об американской базе перейдут в практическую плоскость, то США встанут на важнейшем морском маршруте, составляющем совместную сферу российских и китайских интересов.

Корабль ВМФ России
Корабль ВМФ России
Mil.ru

Второе событие — не менее «мутное» и еще более отдающее провокацией. Попытка японской стороны помешать проходу четырех кораблей российского ВМФ, символически, с явным намеком на исторические параллели, осуществленная в Цусимском проливе. Российская сторона заранее проинформировала японцев о прохождении кораблей; маршрут пролег вдоль японского побережья в сторону Восточно-Китайского моря, то есть никакой угрозы корабли не представляли. «Подтверждаем, что четыре корабля ВМФ России прошли на юг через Цусимский пролив в сторону Восточно-Китайского моря. Японские военные продолжают присутствовать в море и в воздушном пространстве вблизи Японии. Мы приняли серьезные меры для обеспечения безопасности», — это из заявления, распространенного пресс-службой Объединенного штаба сил самообороны Японии. «Серьезные меры» из этого документа расшифрованы в СМИ как попытка перехвата с целью блокировать движение, и раз корабли «прошли», она, следовательно, не удалась? Или реальная ситуация развивалась иначе? Или перед японскими военными ставились другие цели? В любом случае попахивает casus belli.

Японские подводные лодки
Японские подводные лодки
Kenichi Nobusue

Здесь важно что? Япония — страна, проигравшая Вторую мировую войну, превращенная в «непотопляемый авианосец» США; в регионе с момента воцарения в вашингтонском Белом доме новой администрации постоянно видны телодвижения, цель которых не скрывается: это сколачивание военного блока, условно именуемого «дальневосточной НАТО». В середине марта главы Госдепа и Пентагона съездили по маршруту Токио — Сеул, в апреле японского премьера позвали «на ковер» к Байдену. Если учесть, что это происходило на фоне закручивания Вашингтоном гаек на китайском и российском направлениях, то понятно, что в японской столице определенную программу действий наметили, а в американской — утвердили на высшем уровне. Какую? Не об этом ли нынешняя провокация, а также разнообразные утечки о возможности прямой военной атаки Японии на Курилы. Разумеется, при поддержке США, а точнее по их прямому указанию. Выбора у Токио нет, придется впрягаться в вашингтонские авантюры, представляя их собственными. И оставаться крайними. Американцы своими руками воюют только с туземцами. На борьбу же с равными и сопоставимыми по силе оппонентами, которых опасаются, они отправляют марионеток.

Третье событие: США положительно оценивают стремление Украины в НАТО. Как заявила в ответ на заготовленный вопрос журналиста официальный представитель Белого дома Карин Жан-Пьер, «двери организации открыты для тех, кто выполнит все обязательства по вступлению». И уточнила, что речь идет в том числе об Украине. Никаких оговорок, вроде той, что-де Североатлантический блок не рассматривает заявок от стран с неурегулированными территориальными спорами, чтобы эти проблемы не превратились в один прекрасный момент в головную боль всей НАТО. Ничего не упоминалось и о Минских соглашениях, от которых Киев отмахивается. Между тем их неукоснительное выполнение способно это противоречие снять. Но нет, американцам если что и нужно от Украины вперед разговоров о НАТО, то это некие «условия» и «критерии», которым Киев должен соответствовать. И что-то подсказывает, что речь прежде всего идет об использовании в интересах западного альянса украинской военной инфраструктуры, а также о размещении военных контингентов стран НАТО в пунктах дислокации на территории Украины.

НАТО и Украина
НАТО и Украина
Gov.ua

Однако не прошло и суток, как слова вашингтонской чиновницы задним числом подчистили, и упоминание об Украине из стенограммы исчезло. Что это: она «ляпнула», не подумав? Или все-таки не будем преувеличивать бардак в окружении Байдена и признаем, что подобные «ошибки» — это такая установка? Почему это важно? «Один из главных методов подавления морального духа посредством стратегии устрашения состоит в точном соблюдении следующей тактики: нужно держать человека в состоянии неопределенности относительно его текущего положения и того, что его может ожидать в будущем. Кроме того, если частные колебания между суровыми дисциплинарными мерами и обещанием хорошего обращения вкупе с распространением противоречивых новостей делают когнитивную структуру ситуации неясной, то человек теряет представление и уверенность в том, приведет ли его какой-либо конкретный план к желаемой цели, или же, наоборот, отдалит от нее. В таких условиях даже те личности, которые имеют четкие цели и готовы пойти на риск, оказываются парализованными сильным внутренним конфликтом в отношении того, что следует делать». Это из методик ЦРУ по ведению психологической войны, легализованное в разработках Римского клуба. Излишне уточнять, что сказанное в отношении личности распространяется и на государства.

Какое отношение всё это имеет к «деэскалации» российско-американских отношений, не сообщается. Официальные разговоры об Украине в НАТО не велись уже более десятилетия, со времен памятного Бухарестского саммита 2008 года. По его итогам Киев получил отказ от включения в натовскую программу ПДЧ — План действий по подготовке к членству в блоке. И вот к ним вернулись снова, по крайней мере на словах, пусть и в форме оговорки (?). Пожалуй, именно это и есть главное.

Четвертое событие, наверное, наиболее тревожное. Российским Министерством обороны отмечается резкая активизация американцев в Сирии, которую в ведомстве называют «подозрительной» и связывают с подготовкой к выходу из договоренностей, которые существуют между российскими и американскими военными в этой стране. «Вызывает обеспокоенность увеличение интенсивности воздушных перевозок грузов военного назначения и наземных перемещений колонн боевой техники сил коалиции», — отмечают в военном ведомстве. Одновременно Израиль выпускает по Сирии серию ракет, которые проходят невдалеке от российской базы Хмеймим, а премьер-министр этой страны Биньямин Нетаньяху после этого звонит президенту России Владимиру Путину, пытаясь загладить ситуацию. Понятно, что Израиль в Сирии «воюет» не столько с Башаром Асадом, сколько с Ираном; однако корабли российского ВМФ после этого берут под охрану идущие в Сирию иранские танкеры. Тель-Авив с определенных пор избегает инцидентов с российскими военными. Но при этом остается ближайшим сателлитом Вашингтона, который если задумал в Сирии масштабную эскалацию — а выход из соглашения по военным вопросам именно об этом и просигнализирует, ибо чреват непредсказуемыми эксцессами, непременно вовлечет еврейское государство в фарватер антироссийских планов и стратегии США.

Американские морские пехотинцы ведут бой на территории Сирии
Американские морские пехотинцы ведут бой на территории Сирии
U.S. Marine Corps

Наверное, следует указать и на еще одно, так сказать, «полусобытие». Речь идет о предстоящей встрече Путина с Байденом. В США, правда не на официальном уровне, а в СМИ, запущено массированное обсуждение сроков и места ее проведения; причем, обсуждение носит подчеркнуто провокационный характер. В частности, говорится о варианте Праги или Рейкьявика (еще бы Мальту предложили!); но проведение в этих столицах переговоров, как, кстати, и в Хельсинки, либо вызывает крайне негативные для нашей страны исторические параллели, либо обращается к современным делам. Как, например, вяжутся гипотетические переговоры в Праге с нынешним состоянием двусторонних отношений, которые сложились по итогам инициированного чешской стороной шпионско-дипломатического скандала, в Вашингтоне не поясняют. Что под этим подразумевается, и какие цели ставятся? Попытаться унизить Россию? Или спровоцировать отказ, обвинив в нежелании вести диалог? Разве не понятно, что единственной относительно нейтральной (и то «с вопросами») столицей в Европе, переговоры в которой обсуждаются в Вашингтоне, является Вена, саммит в которой был бы лишен слишком уж откровенных негативных коннотаций? Так или иначе, общий пазл складывается четко, особенно если учесть, что в США ратуют за проведение встречи 15−16 июня. А накануне, 11−13 июня, в Лондоне пройдет саммит «Большой семерки», и затем 14 июня в Брюсселе состоится саммит НАТО. И тут два аспекта. Байден явно хочет заручиться поддержкой сателлитов и приехать на встречу «во всеоружии», с «правом» представительства коллективной позиции всего Запада. Насколько это реально — другой вопрос, но следует понимать, что Россию ставят в крайне стесненные временные рамки именно для того, чтобы максимально ограничить в выборе решений и заставить действовать, по сути, наугад. Ибо чтобы понять и осмыслить, что будет происходить в британской и бельгийской столицах и соответствующим образом уточнить переговорную позицию к встрече с Байденом, российской стороне потребуется время, а его нам очень хотят не оставить.

Йенс Столтенберг
Йенс Столтенберг
Nato.int

Какая во всех этих эпизодах просматривается общая тенденция? Их две. Первая: Вашингтон действует системно и формирует широкую антироссийскую коалицию, консолидируя ее элементы на Западе и на Востоке. В активное противостояние с Россией вовлекаются Япония, Судан, Израиль, Турция, авансы выдаются Украине; ну, а поляки и опередившие их по части антироссийского экстаза чехи и так давно бегут впереди паровоза. Складывается впечатление, что США пытаются взять в руки нити управления конфликтами всех этих сторон с Россией, оставив себе функцию координации будущей эскалации и конфронтации. И вторая тенденция. Поскольку ясно, что для настоящего «грандиозного шухера» этого недостаточно, выстраивание общей мизансцены начинают с малого. И рассчитывают на то, что спираль противостояния закрутится постепенно и дойдет «до кондиции» тогда, когда созреют другие, более серьезные конфронтационные факторы. Что же это за факторы? Их тоже как минимум два, точнее два с половиной, и сформируются основные из них осенью. В сентябре, как заявлено Белым домом, американские войска и их союзники по НАТО покинут Афганистан. Какую роль играют США и Великобритания в подготовке и развертывании сил международного терроризма общеизвестно еще с XIX века, когда корона Ее Величества от души «крышевала» пиратов, используя «международное флибустьерское сообщество» для укрепления британской морской мощи. Поэтому в присутствии войск США террористам лезть на север, в Среднюю Азию, как-то не с руки, хотя плацдармы ими уже заготовлены. Но как только американцы уйдут, в их интересах будет такое вторжение всячески подогреть, показав, что именно их присутствие его сдерживало. Но не только. Главное: не секрет, что в постсоветских республиках вблизи Афганистана «не очень» с легитимностью и авторитетом власти и присутствуют сильные радикальные настроения. Так что экспансия террористов найдет благодатную почву. И при этом создаст очень серьезные проблемы, во-первых, России — по понятным причинам, ввиду угрозы поджога внутренней «исламской дуги», во-вторых, Китаю, ибо подорвет мощные китайские интересы в регионе, перережет «Пояс и путь», а также активизирует внутренний уйгурский фактор и, в-третьих, в Вашингтоне, безусловно, рассчитывают на столкновение в регионе российско-китайских интересов.

Афганистан. Бой
Афганистан. Бой
U.S. Army

В том же сентябре парламентские выборы пройдут в Германии. Резкое ослабление ХДС/ХСС, продемонстрированное рядом земельных выборов, как и вывод из игры всех харизматичных внутрипартийных потенциальных преемников Ангелы Меркель с передачей «жезла» наиболее серой, абсолютно бесцветной кандидатуре, почти предопределяет серьезное поражение правящего ныне блока. Причем, с последующим отделением баварского ХСС, в котором обсуждаются перспективы сближения, а возможно и объединения в этом случае с «Альтернативой для Германии». (Напомним, что одновременно в США группа республиканских «активистов», тесно связанных с глобализмом, с целью окончательного устранения Дональда Трампа усиленно раскалывает свою партию, ставя под вопрос ее конкурентоспособность в ближайшей и среднесрочной перспективе). Кто же главный бенефициар будущих немецких выборов? Наблюдатели сходятся в том, что это партия «Зеленых», которая претендует на 30−35% голосов. В случае занятия первого места она постарается собрать под своей эгидой левую коалицию, в которой, во-первых, не будет места нынешней, пусть и ограниченной, но фронде Берлина против Вашингтона, в том числе по судьбе «Северного потока — 2», а во-вторых, резко усилится общая антироссийская направленность германской политики. Европа при этом не только окончательно «объединится», но и полностью ляжет под США, превратившись в их таран против России. Кстати, антироссийский скандал в Словакии вокруг пасхального Благодатного огня косвенно указывает на то, что в этой республике, традиционно тесно связанной с Германией, кое-кто чутко реагирует на будущую новую реальность, пытаясь застолбить себе в ней прочные позиции.

Итак, почти одновременный поджог Средней Азии, новая консолидация НАТО, а вот к этим факторам — перечисленные Япония с темой Курил, Украина с темами Крыма и Донбасса, Израиль в Сирии. А возможно и Турция, ибо с приходом в Белый дом Байдена только ленивый не обсуждает в американских кулуарах того, что режим Реджепа Тайипа Эрдогана легче сменить, чем с ним договориться, заодно рассчитавшись с «султаном» за провал «недоворота» 2016 года.

Соединяя воедино разрозненные элементы этой конструкции будущего, ни в коем случае нельзя ни ее, ни их недооценивать. Как тут не вспомнить об аналитических «пророчествах», уже не раз выходивших наружу из недр разнообразных американских think tanks, близких к Пентагону и ЦРУ. «Большой» конфликт ими «прогнозируется» на 2025 год. Отнюдь не исключено, что это — подбрасываемая нам «деза». Но и «деза» подбрасывается в определенных целях вышеупомянутой «стратегии устрашения». И ничто, как учил великий советский тренер Валерий Лобановский, не расслабляет больше, чем долгое отсутствие забитых голов при игре с преимуществом. Или с представлением о преимуществе.