Решение президента Джо Байдена вывести к сентябрю оставшиеся 2,5 тыс. военнослужащих США из Афганистана представляет собой поворотный момент для страны и ее соседей. Афганское правительство уважает это решение и рассматривает его как момент возможностей и риска для себя, афганцев, боевиков «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и всего региона, пишет президент Афганистана Ашраф Гани в статье, вышедшей 4 мая в Foreign Affairs.

Афганистан
Афганистан
Иван Шилов © ИА REGNUM
«Для меня, как для избранного лидера Исламской Республики Афганистан, это еще одна возможность подтвердить и подчеркнуть мою приверженность миру. В феврале 2018 года я сделал талибам (организация, деятельность которой запрещена в РФ) необремененное никакими условиями предложение мира», — отметил лидер страны.

За этим последовало трехдневное прекращение огня в июне того же года. В 2019 году созванная им Лойя джирга (большой совет) потребовала переговоров с радикалами, и с тех пор правительство Гани работает над достижением национального консенсуса в отношении необходимости политического урегулирования, которое соответствовало бы ценностям афганской конституции и Всеобщей декларации прав человека ООН. Афганское правительство по-прежнему готово продолжить переговоры с боевиками «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). И если это нужно для обеспечения мира, Гани подчеркнул готовность досрочно завершить свой срок.

Для афганской нации объявление о выходе США является еще одним этапом в его долгосрочном партнерстве с Вашингтоном. Частичный вывод войск из Афганистана осуществлялся и раньше. В 2014 году, когда Гани впервые вступил в должность, было выведено 130 тыс. военнослужащих США и НАТО, благодаря чему граждане страны смогли взять под свой полный контроль сектор безопасности и институты, построить которые Кабулу помогли его международные партнеры.

С тех пор Национальные силы обороны и безопасности Афганистана (ANDSF) защищали и поддерживали республику и позволили стране дважды провести общенациональные выборы. Сегодня правительство и силы безопасности страны находятся, уверен Гани, на гораздо более прочной основе, чем семь лет назад, и они полностью готовы продолжать служить своему народу и защищать его после ухода американских войск.

Национальная армия Афганистана
Национальная армия Афганистана
Military.com

Вывод войск также дает афганскому народу возможность достичь реального суверенитета. За последние 20 лет 40 разных стран направили силы безопасности в Афганистан. Однако вскоре все решения, касающиеся военных подходов к боевикам «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и других террористических группировкок, будет принимать афганское правительство. Действительно, оправдание войны со стороны «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — джихад против иностранной державы — потеряет убедительность.

Решение США удивило радикалов и их покровителей в Пакистане и поставило их перед выбором. Станут ли они заинтересованными сторонами, заслуживающими доверия, или же будут способствовать еще большему хаосу и насилию? Если радикалы выберут последний путь, ANDSF будут бороться с ними. И если боевики по-прежнему откажутся вести переговоры, они выберут «мир могилы».

Чтобы избежать такой участи, «Талибану» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) необходимо ответить на важные вопросы о своем видении Афганистана. Примут ли они выборы и возьмут ли на себя обязательство защищать права всех афганцев, включая девочек, женщин и меньшинств? То, что ответ на эти вопросы будет отрицательным, стало ясно после недавнего решения исламистов выйти из мирной конференции, которая должна была начаться в Стамбуле в конце апреля.

Похоже, что представители «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) по-прежнему больше заинтересованы в захвате власти, нежели в мире. Политическое урегулирование и интеграция членов этого радикального движения в общество и правительство — единственный путь вперед. Однако решение за ними.

Будущее, которого хотят граждане Афганистана

«Афганцы не могут и абсолютно не вернутся к ужасам 1990-х годов. Мы не ждем, пока мир настигнет нас, но продолжаем предпринимать шаги по созданию среды и платформы для его укрепления. Риски вывода войск США широко пропагандировались в средствах массовой информации, но мы не видим серьезных дискуссий о возможностях, которые он открывает», — подчеркнул глава государства.

Все международные заинтересованные стороны и афганский народ хотят суверенного, исламского, демократического, единого и нейтрального Афганистана. Афганский народ подтвердил свою поддержку такой цели на мирном совете в августе 2020 года. Международное сообщество подтвердило свое стремление к достижению этого конечного состояния в марте 2020 года, когда Совет Безопасности ООН принял резолюцию 2513, в которой четко указано, что мир не хочет возвращения эмирата «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Президент Афганистана Ашраф Гани Ахмадзай
Президент Афганистана Ашраф Гани Ахмадзай
(сс) Navy Petty Officer 1st Class Dominique A. Pineiro

Однако гораздо менее ясно, чего хотят в самом радикальном движении. Они требуют исламской системы, но она уже существует в Афганистане. Для успеха любых переговоров по политическому урегулированию между афганским правительством и «Талибаном» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) группировка должна четко и подробно сформулировать желаемое конечное состояние.

Для переговоров потребуется надежный и нейтральный посредник. Эта необходимость подчеркивается переговорами в Дохе между афганским правительством и исламистами. Переговоры не имеют такого посредника и пока зашли в тупик. Наилучшей организацией для этой роли могла бы стать ООН.

Первыми темами переговоров должны быть достижение желаемого конечного состояния и установление всеобъемлющего режима прекращения огня, чтобы принести мир и покой в повседневную жизнь афганского народа и восстановить доверие и веру в миротворческий процесс. Однако, поскольку прекращение огня, установленное в ходе мирных переговоров, часто нарушается, крайне важно, чтобы этот процесс находился под международным контролем.

Затем сторонам предстоит обсудить и принять решение о переходной администрации. Хотя структура республики должна остаться нетронутой, мирная администрация будет поддерживать порядок и преемственность во время планирования и проведения выборов. У этой переходной власти будет короткий срок полномочий, и он прекратится, как только президентские, парламентские и местные выборы определят новое руководство страны.

«Я не стал бы баллотироваться на таких выборах и с готовностью ушел бы с поста президента до официального окончания моего нынешнего срока, если бы это означало, что мой избранный преемник будет иметь мандат на мир», — подчеркнул Гани.

В ходе переговоров возникнут сложные вопросы, например, прекратит ли «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) свои отношения с Пакистаном, который предоставляет им поддержку в логистике, финансах и вербовке. Переговоры должны также затронуть текущие связи афганских боевиков с «Аль-Каидой» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), о которых ООН подробно рассказала в отчете за 2020 год.

Таким образом, крайне важно, чтобы афганское правительство и «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) также согласовали подход против «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и других террористических групп и чтобы соглашение включало рамки борьбы с терроризмом, обеспечивающие гарантии поддержки со стороны других стран региона и международных организаций. Соглашение должно также обеспечить продолжение региональной дипломатии на высоком уровне и приветствовать участие личного представителя генерального секретаря ООН.

Бойцы «Талибан» (запрещенная в РФ организация)
Бойцы «Талибан» (запрещенная в РФ организация)

Как только афганское правительство и «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) достигнут урегулирования, афганскому народу необходимо будет публично поддержать его посредством высшей формы достижения национального консенсуса в нашей стране: Лойя джирги, грандиозной встречи лидеров общин мужчин и женщин из каждой провинции. «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) был лишен возможности погрузиться в афганское общество в течение последних 20 лет, и Лойя джирга предоставит их руководству идеальную возможность взаимодействовать со всеми слоями населения.

После того как политическое урегулирование будет согласовано, подписано и одобрено, начнется тяжелая работа по его реализации. Это процесс построения мира. Всегда есть соблазн сделать временное постоянным, поэтому мирное правительство должно отдавать приоритет выборам.

Тем временем, однако, переходному руководству придется принять ряд трудных решений о том, как осуществлять руководство. Экономическое развитие, образование и здравоохранение, а также другие ключевые функции государства должны продолжаться без сбоев. Любая остановка будет иметь катастрофические последствия для афганского народа и экономики. Также появятся новые приоритеты, такие как освобождение военнопленных; интеграция боевиков «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) на всех уровнях власти, в вооруженных силах и обществе; и рассмотрение жалоб тех, кто потерял близких, имущество и средства к существованию в течение последних двух десятилетий войны.

Вновь избранное правительство будет иметь важные полномочия по поддержанию мира и выполнению соглашения. Для этого может потребоваться внесение поправок в конституцию. В конституции четко указано, что за исключением исламского характера государства и основных прав граждан все остальное может быть изменено, и существуют механизмы для принятия этих изменений.

Новое правительство также столкнется с необходимостью реинтеграции беженцев (особенно тех, кто бежал в Иран и Пакистан), переселением внутренне перемещенных лиц и часто игнорируемым вопросом национального примирения. Между тем введенный на время переходного периода режим прекращения огня должен будет уступить место ситуации, в которой государственные учреждения обладают законной монополией на применение силы. И Афганистану необходимо будет придерживаться постоянного нейтралитета, чтобы снизить риск региональных конфликтов. Генеральная Ассамблея ООН или Совет Безопасности ООН были бы идеальными площадками для установления и официального закрепления нейтрального статуса Афганистана.

Путь вперед

«Даже в идеальных условиях достижение справедливого и прочного мира было бы непростым делом. И, к сожалению, среда, в которой мы работаем, не идеальна. Существует много рисков того, что этот процесс может быть сорван, и афганцы могут потерять еще одну возможность для установления мира», — продолжил афганский лидер.

Прежде всего, ощущение неопределенности, подпитываемое мрачными прогнозами в средствах массовой информации, может склонить многих афганцев покинуть страну. Это может привести к повторению кризиса беженцев, разразившегося в 2015 году, и лишить страну талантливых людей именно в тот момент, когда они больше всего нужны.

Кабул. Афганистан
Кабул. Афганистан
Joe Burger

Другой риск заключается в том, что срыв или беспорядочный переход может поставить под угрозу структуры командования в секторе безопасности страны. Необходим упорядоченный политический процесс передачи власти, чтобы силы безопасности не остались без руководства и надзора. Более того, критически важно, чтобы Соединенные Штаты и НАТО выполнили свои существующие обязательства по финансированию ANDSF. Это, пожалуй, самый важный вклад, который международное сообщество может внести в успешный переход к миру в Афганистане.

Также существует риск того, что афганские политические деятели без оптимизма воспримут упорядоченный мирный процесс. Таким образом, Кабул стремится обеспечить участие не только внутриполитических фигур и различных слоев афганского общества, но и региональных субъектов, которые могут попытаться сорвать процесс.

Однако главный риск для мира — это просчет со стороны боевиков. «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) все еще верит в собственную версию событий, согласно которой они победили НАТО и Соединенные Штаты. Они воодушевлены, и поскольку их политические лидеры никогда не поощряли свою военную ветвь к принятию идеи мира, наибольший риск состоит в том, что исламисты будут и дальше не проявлять серьезного интереса к заключению политической сделки и вместо этого выберут продолжение военной агрессии.

Если это произойдет, афганское правительство и силы безопасности готовы. Готовясь к мирным переговорам с боевиками, афганские власти также готовы встретиться с ними на поле боя. За последние два года более 90% афганских военных операций полностью проводились силами безопасности Афганистана. Если «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) выберет насилие, это будет означать серьезную конфронтацию в весенние и летние месяцы, в конце которой у боевиков не останется ничего другого, кроме как вернуться за стол переговоров.

Пакистан также может просчитаться, что поставит под угрозу мир. Появились положительные признаки того, что Пакистан выберет путь региональной взаимосвязанности, мира и процветания, о чем свидетельствует выступление премьер-министра Пакистана Имрана Хана и начальника штаба пакистанской армии генерала Камара Джаведа Баджвы в марте на Диалоге по безопасности в Исламабаде. Эти замечания могут означать важный поворот от деструктивного к конструктивному подходу в отношениях с Афганистаном. Теперь есть возможность претворить эти слова в жизнь.

Имран Хан
Имран Хан
Jawad Zakariya

Однако, если Пакистан решит поддержать «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), тогда Исламабад сделает выбор в пользу вражды с афганской нацией и откажется от огромных экономических выгод, которые могут принести мир и региональные связи. Пакистан станет международным изгоем, поскольку после вывода американских войск у него не останется никаких рычагов воздействия. Правительство Пакистана просчиталось в своем ответе на план действий Соединенных Штатов для Афганистана и региона, но для Исламабада еще не поздно стать партнером и заинтересованной стороной в упорядоченном мирном процессе.

«По мере того, как процесс переходит в еще неизвестную стадию, я сосредоточен на достижении наилучшего возможного результата этого длительного периода конфликта: суверенного, исламского, демократического, единого, нейтрального и взаимосвязанного Афганистана», — отметил Гани.
«Я готов идти на компромисс и идти ради этого на жертвы. Вывод войск США — это возможность приблизить нас к этой конечной цели, но только в том случае, если все афганцы и их международные партнеры будут придерживаться четкого пути вперед и будут придерживаться этого курса», — заключил он.