В своём выступлении перед Федеральным собранием РФ 21 апреля 2021 года президент России Владимир Путин заявил следующее: «Именно как лидер в создании боевых систем нового поколения, в развитии современных ядерных сил Россия ещё раз настоятельно предлагает партнёрам обсудить вопросы, связанные со стратегическим вооружением, с обеспечением глобальной стабильности.

Ядерное оружие
Ядерное оружие
Иван Шилов © ИА REGNUM

Предметом, целью таких переговоров может стать создание среды бесконфликтного сосуществования на основе уравнения безопасности, которое охватывало бы не только традиционные стратегические вооружения: межконтинентальные баллистические ракеты, тяжёлые бомбардировщики и подводные лодки, — но и, подчеркну, все наступательные и оборонительные системы, способные решать стратегические задачи, независимо от их оснащения».

МИД РФ буквально сразу предложил администрации президента США Джо Байдена начать диалог по стратегической стабильности в русле заявлений российского лидера.

27 апреля 2021 года сотрудник Госдепартамента США прокомментировал агентству ТАСС позицию американской администрации по данному вопросу: «Мы хотим выстроить и поддерживать открытый диалог с Россией по ряду вопросов, связанных со стратегической стабильностью, это включает обсуждение контроля над вооружениями в продолжение продления Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений».

Президент России Владимир Путин зачитывает послание Федеральному собранию
Президент России Владимир Путин зачитывает послание Федеральному собранию
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Как известно, ранее Россия и США договорились о продлении Договора между Российской Федерацией и Соединёнными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3) на пять лет, до 5 февраля 2026 года.

После пролонгации СНВ-3 госсекретарь США Энтони Блинкен назвал приоритеты США в отношениях с Россией: «Соединённые Штаты используют время, предоставленное продлением на пять лет Договора СНВ-3, чтобы вместе с Российской Федерацией, и консультируясь с Конгрессом и союзниками и партнерами США, добиваться контроля над вооружениями, который охватывает все её ядерное оружие».

Таким образом, Москва предлагает обсуждать все наступательные и оборонительные системы оружия, способные решать стратегические задачи, независимо от их оснащения, т. е. как ядерные, так и обычные. А Вашингтон в свою очередь собирается добиваться контроля над всем ядерным оружием России, как стратегическим, так и тактическим.

Как Соединённым Штатам достигнуть успеха на предстоящих переговорах по стратегической стабильности и по заключению нового договора, который, возможно, будет после СНВ-3, описывает, в частности, статья в американском издании War on the Rocks от 29 апреля 2021 года.

Её автор — Робер Суфер. Он с апреля 2017 года по январь 2021 года находился на должности помощника министра обороны США по политике в сфере ядерной и противоракетной обороны, в 2020 году был участником российско-американских переговоров в Вене по контролю над вооружениями.

Пентагон
Пентагон
David B. Gleason

Автор статьи, во-первых, считает, что уступка Вашингтона по вопросу системы противоракетной обороны США ни в коем случае не может быть условием для начала российско-американских переговоров.

Во-вторых, по мнению Робера Суфера, «планы США по созданию ограниченной национальной противоракетной обороны против стран-изгоев, таких как Иран и Северная Корея, или даже противоракетной обороны, развернутой за рубежом для защиты союзников от таких угроз, вполне совместимы с будущими соглашениями о контроле над ядерными вооружениями с Россией».

Бывший помощник министра обороны США уверен, что Москву можно убедить тем, что потенциал американской ПРО ограниченный и «не представляет угрозы для огромных ядерных сил России». Кроме того, Робер Суфер предлагает ещё один аргумент для Москвы: «Растущие российские запасы ядерного оружия меньшей дальности, не ограниченные договором СНВ, к противоракетной обороне США невосприимчивы».

Очевидно, что переговорная позиция Вашингтона по вопросу нового договора, которую излагают госсекретарь США Энтони Блинкен и бывший помощник главы Пентагона Робер Суфер, для России неприемлема.

Начнём с системы ПРО. Комплексы противоракетной обороны США Aegis Ashore, размещённые в Европе, имеют двойное назначение, они несут и ударную функцию. Пусковые установки Mk41 позволяют применять как противоракеты SM-3, так и крылатые ракеты средней дальности Tomahawk.

Комплекс противоракетной обороны США Aegis Ashore
Комплекс противоракетной обороны США Aegis Ashore
(сс) U.S. Naval Forces Europe-Africa. U.S. 6th Fleet

Россия, кстати, постоянно указывала на это обстоятельство в контексте нарушения Соединёнными Штатами Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, действовавшего до 2 августа 2019 года. Кроме того, для защиты союзников США в Европе от «стран-изгоев в лице Ирана и Северной Кореи» следовало бы размещать комплексы ПРО не в Румынии (Девеселу) и не в Польше (Редзиково), а в других местах.

Тактическое ядерное оружие (ТЯО) России. Оно не представляет угрозы континентальной части США, т. к. имеет малую дальность. Российское тактическое ядерное оружие представляет опасность для США и их союзников только в случае нападения на территорию России. ТЯО позволяет нашей стране компенсировать превосходство стран НАТО в силах общего назначения, это наше средство регионального сдерживания.

Важная деталь. Всё российское ТЯО находится только на российской территории, что не скажешь о 200 американских ядерных бомбах B-61 различных модификаций, размещённых в Европе, на территориях союзников США. Это, кстати, тоже предмет обсуждения на переговорах по стратегической стабильности. И российская сторона обязательно поставит данный вопрос.

России также не оставит без внимания и более справедливое уравнение ядерных потенциалов Москвы и Вашингтона: со стороны США должны учитываться ядерные потенциалы Британии и Франции, союзников США по блоку НАТО.

ПЛ К-550 «Александр Невский» проекта 955 «Борей»
ПЛ К-550 «Александр Невский» проекта 955 «Борей»
Mil.ru

Кроме регулирования арсеналов обычных систем вооружений, способных решать стратегические задачи, Москву будет волновать потенциальное развёртывание американских ракет меньшей и средней дальности в Азиатско-Тихоокеанском регионе и в Европе.

Таким образом, можно констатировать, что на данный момент у сторон в лице России и США с их союзниками по НАТО по предстоящим переговорам по стратегической стабильности есть только схожая позиция по стратегическим ядерным силам, при этом Москва предлагает суммировать ядерные потенциалы США, Британии и Франции.

Очевидно, что данные переговоры будут длительными и тяжёлыми, их позитивный результат под большим вопросом в силу разности позиций сторон. В то же время как вариант минимум очередной Договор между Российской Федерацией и Соединёнными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (условно — СНВ-4) в несколько обновлённой редакции вполне возможен.