В то время как давно правящие правоцентристские партии Германии продолжают предлагать то же самое, партия «Зеленые» недавно стала серьезным соперником в преддверии сентябрьских федеральных выборов. Успешно реформировавшись, эта политическая теперь имеет убедительные претензии на то, чтобы реформировать и Германию.

Эмблема партии «Зелёных»
Эмблема партии «Зелёных»
Bündnis 90/Die Grünen Nordrhein-Westfalen

За последние 50 лет Германия пережила три чуда. Бывший «больной человек» Европы стал Exportweltmeister (чемпионом по экспорту), страна преодолела своё прошлое (Vergangenheitsbewältigung), а также создала политический и экономический союз, в рамках которого ее бывшие враги стали друзьями. Однако теперь комфортный мир, созданный этими чудесами, рушится, в результате чего нынешняя правящая партия Германии, Христианско-демократический союз (ХДС), ведет себя как олень, в ступоре стоящий перед мчащимся на него автомобилем, пишет директор Европейского совета по международным отношениям Марк Леонард в статье, вышедшей 28 апреля в Project Syndicate.

По праву гордясь своими достижениями, граждане Германии не хотят извлекать уроки из опыта жителей других стран ЕС, особенно тех, кто, кажется, плохо справляется со собственными делами. Но в этот решающий год выборов кажется, что обойтись лишь одним фирменным рецептом решения любых проблем уходящего канцлера Германии Ангелы Меркель — который заключается в движении вперед, несмотря ни на что, — уже не получится. На фоне того как между ХДС и братской ей баварской партией Христианско-социальный союз (ХСС) произошел раскол по вопросу о том, кто должен сменить Меркель на посту, историческая возможность внезапно появилась у «Зеленых».

В то время как ХДС и ХСС проигнорировали желание собственных избирателей, выбрав своим кандидатом на пост канцлера лидера ХДС Армина Лашета, «Зеленые» выдвинули на эту должность своего энергичного 40-летнего соруководителя Анналену Бербок. В стране, которая глубоко сопротивляется переменам, Бербок обещает реформы без пертурбаций — бархатную революцию.

Анналена Бербок
Анналена Бербок
Olaf Kosinsky

«Мы по-новому воплотим в жизнь ряд хороших традиций, установим определенных круг нового и заменим частично старое. Но мы создадим безопасность в переходный период», — отметили «Зеленые» в своем проекте предвыборной программы.

Партия «Зеленые», безусловно, сумела реформировать себя. Не так давно ее считали Verbotspartei (партией запретов), наиболее известной тем, что она стыдила граждан и читала им лекции о достоинствах вегетарианства. Теперь это партия, которая больше всего олицетворяет оптимизм в отношении того, какой могла бы быть Германия. Вместо того, чтобы требовать от граждан отказаться от своего образа жизни, «Зеленые» обещают сделать Германию лучшей версией самой себя, открыв новые пути к процветанию и заменив ими те, которые могут в будущем уйти в прошлое.

Например, партия предполагает проведение зеленой промышленной политики с целью переосмысления экономической базы Германии, чтобы она оставалась конкурентоспособной в мире, который отказывается от ископаемого топлива. Как объяснила Франциска Брантнер из «Зеленых», в основе этого процесса лежат климатические и цифровые стратегии.

Конференция партии «Зелёных»
Конференция партии «Зелёных»
Olaf Kosinsky

«Если мы не «сядем на этот поезд», мы будем выступать за проигравшую экономическую модель. Старая модель была великолепна: она позволяла нам торговать со всеми, зарабатывать много денег, не внося почти никакого вклада в безопасность. Это было здорово, но, к сожалению, так не может больше продолжаться», — отметила она.

«Зеленые» признают, что единственный способ выжить для автомобильной промышленности Германии — это сосредоточиться на автомобилях без выбросов. Следовательно, у партии есть план сделать Германию мировым лидером в производстве автомобильных батарей. Партия также хочет уменьшить опасную зависимость Германии от экспорта в Китай и импорта углеводородов из России и инвестировать в программы поддержки высокотехнологичных начинающих компаний и инфраструктуры облачных вычислений.

«Зеленые» также отказались от традиционного для левых скептического отношения к патриотизму. Название проекта предвыборной программы партии можно условно перевести как «У Германии есть всё». У Германии есть всё необходимое, чтобы противостоять вызовам будущего.

В телефонном интервью Джем Оздемир, бывший лидер партии, подчеркнул необходимость участия в обсуждении национальной идентичности.

Джем Оздемир
Джем Оздемир
Raimond Spekking

«В условиях иммиграции и глобализации нам необходимо обсудить, что значит быть немцем. Было ошибкой то, что сторонники прогресса в значительной степени игнорировали дискуссию во время кризиса с беженцами. Это позволило другим захватить территорию», — пояснил он.

Кардинальным образом меняя свой курс, «Зеленые» сегодня часто используют такие термины, как Heimat (Родина), и открыто обсуждают, как идею немецкости можно модернизировать.

Что касается ЕС, «зеленые» хотят перейти от политики Меркель «Nein, Nein, Nein» (нет, нет, нет) к политике, основанной на активном взаимодействии с блоком. В недавнем интервью газете Frankfurter Allgemeine Sonntagszeitung Бербок указала, что Германия может иметь сильную внешнюю политику, только если она будет действовать согласованно с остальной Европой. Она хочет поспособствовать формированию Европейского союза, который был бы суверенным и стремился действовать в соответствии со своими ценностями, в том числе в отношениях с Китаем.

Демонстрация «Зелёных»
Демонстрация «Зелёных»
Paula Schramm

Со своей стороны Брантнер надеется, что Германия сможет преодолеть «ложь двух поколений», лежащую в основе ее европейской политики. Первая ложь состоит в том, что Германия может сосредоточиться только на экономике, игнорируя инвестиции в безопасность.

«Мы не можем по-прежнему торговать со всеми, получая большие прибыли и надеясь, что другие обеспечат наш суверенитет, — пояснила она Леонарду. — Если мы не согласны со всем, что говорит [президент Франции Эммануэль] Макрон, мы должны выдвигать собственные идеи».

Вторая ложь состоит в том, что Европа может иметь общую валюту без совместной инвестиционной политики или бюджета, просто полагаясь на Европейский центральный банк. Брантнер считает, что пора «по-настоящему обсудить это в Германии».

Сегодняшние «Зеленые» понимают, что после десятилетий замечательных успехов положение Германии стало шатким. По мере того как Китай и Америка сражаются, глобализация рискует повернуться вспять — и это в то время, когда цифровая революция затмевает традиционные экономические возможности Германии.

Более того, значительная вовлеченность Германии в ее собственную историю не предлагает модели для интеграции более многокультурного и религиозно разнообразного населения. А неспособность сменяющих друг друга правительств знакомить немецкую общественность с деталями европейской политики затрудняла получение согласия на меры на уровне ЕС, которые служили бы интересам Германии.

Зигмунд Фрейд предложил удачный портрет сегодняшней Германии, описав пациентов, которые «потерпели крушение из-за успеха». Однако в «Зеленых» страна могла просто найти лекарство от этого недуга. Может показаться странным, что партия с «революционными» происхождением и устремлениями вступила в гонку за пост канцлера, обещая осторожные и взвешенные реформы. Но это то, что происходит, когда партия серьезно относится к фактическому управлению, а не к вечной политической борьбе на стороне.