Сложность руководства великой державой заключается в том, что время от времени ее президент вынужден действовать соответствующим образом, и если когда-либо и было время для разумного курса со стороны Белого дома, то это сейчас. Поскольку в Вашингтоне не понимают, что за маневрами России на Украине стоит неиссякаемое стремление к национальному самосохранению, Джо Байден своими оскорбительными замечаниями и враждебными санкциями вверг страну в более глубокую и опасную конфронтацию с Россией на Украине — в регионе ограниченных стратегических интересов США, пишет полковник американской армии в отставке и бывший старший советник министра обороны Дуглас Макгрегор в статье, вышедшей 26 апреля в The American Conservative.

Horror. США
Horror. США
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Приказ российского президента Владимира Путина вернуть большую часть своих войск в гарнизон при сохранении их систем вооружения и оборудования вдоль украинской границы должен рассматриваться в Вашингтоне как возможность создать определенную стабильность в американо-российских отношениях, которой не хватало годами. Недостаточно бросить оскорбления и просто повторить то, против чего выступает администрация Байдена. Пришло время изучить, какую альтернативу хрупкому и опасному статус-кво на Украине могут поддержать Вашингтон и Москва.

Формулирование Вашингтоном стратегических целей своего присутствия на Ближнем Востоке и в Афганистане, которые оправдали бы человеческие и материальные потери США, носило глубоко неудовлетворительный характер. Президент не сможет сейчас перехватить стратегическую инициативу, если Вашингтон продолжит стремительно и эмоционально реагировать на реальные или мнимые угрозы интересам США и их союзников.

Бывший премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль настаивал на том, что большинство стратегических проблем можно решить, «если они связаны с каким-то центральным планом». Центральный план подразумевает направляющее влияние стратегии. Стратегия — это не список идеологических желаний. Стратегия предполагает понимание стратегических интересов; в данном случае — понимание расхождения интересов США и России. И в этом отношении нужно учесть пять факторов.

Уинстон Черчилль
Уинстон Черчилль

Во-первых, для американских властей может оказаться поучительной следующая аналогия: для Москвы так же важно, кто у власти в Киеве и правит Украиной, как события в Мексике для Вашингтона. Недостаточно признать, что расширение НАТО на восток и включение Украины в него было бы ошибкой. Президент Байден должен признать, что после окончания холодной войны геостратегическая среда сильно изменилась. Рост экономической и военной мощи Пекина и Москвы придает этим странам вес, который до сих пор не признавался Вашингтоном в однополярной системе, образовавшейся после холодной войны.

Во-вторых, Путину хорошо известно, что юго-восточная часть Украины, в том числе Одесса, в значительной степени является русской по языку, культуре и политической ориентации. Если эту реальность снова проигнорировать и продолжать заблуждаться относительно истинного характера Украины, то в том или ином будущем кризисе будет велика вероятность того, что юго-восточные области будут захвачены и оккупированы российскими войсками без каких-либо сложностей. Вероятность же того, что США и их союзники смогут отбросить российские войска, напротив, мала. По опыту Крыма Москва хорошо знает, что фактическое владение территорией — это почти полное ею владение.

Однако Путин в равной степени осознает, что для Москвы военные действия — это вариант, но вряд ли первый или даже второй вариант. Действия России на Украине повлекут за собой серьезные потери для Москвы в виде торговых санкций и удара по международному авторитету. Так, Китай один раз — в 2015 году — уже вмешивался и оказывался поддержку российской экономике, однако на сегодняшний день неясно, сделает ли Пекин это снова, если экономика России пошатнется в этих условиях. Эти моменты означают, что нельзя игнорировать возможность урегулирования конфликта с Москвой.

В-третьих, администрация Байдена должна работать с Москвой и Пекином, чтобы определить новые правила взаимодействия, благодаря которым Вашингтон сможет адаптировать свою внешнюю политику к периодической конкуренции между великими державами. Россия и Китай отстаивают «принцип невмешательства» в дела других государств.

Американские солдаты
Американские солдаты
U.S. Army

Пора Вашингтону изучить полезность этого подхода в качестве стратегической защиты от будущих потенциальных кризисов. До боли очевидно, что вашингтонская «дипломатия Томагавка» — акт убийства граждан крылатыми ракетами в более слабых, по большей части беззащитных странах, когда их правительства отказываются выполнять требования Америки — нежизнеспособна против России или Китая, не говоря уже о любом количестве государств, которые быстро набирают военную мощь.

В-четвертых, американский президент должен признать, что в условиях новой международной среды, характеризующейся многополярностью, на Вашингтоне лежит неравное и непосильное финансовое бремя защиты стран Европы. Чуткий к требованиям американского электората о мире и процветании, бывший президент США Дуайт Эйзенхауэр предвидел опасность того, что Вашингтон может оказаться втянутым в тот или иной конфликт от имени небольших государств, воевать за которые у американских граждан не будет никакого желания. Решимость Эйзенхауэра избежать войны и сократить расходы на глобальные военные обязательства была причиной включения положения о нейтралитете в Государственный договор о восстановлении независимой и демократической Австрии 1955 года. Именно поэтому Эйзенхауэр призывал к нейтралитету и другие, более мелкие европейские государства.

Дуайт Эйзенхауэр
Дуайт Эйзенхауэр

Наконец, президент Байден должен разработать новую национальную стратегию, которая обеспечит соответствие ее политических целей военным возможностям США и финансовым реалиям. Слишком много горячих голов в Сенате и палате представителей готовы использовать американскую военную мощь без трезвой оценки конкретных интересов и стоимости таких действий. Президент Джон Ф. Кеннеди взволновал своих сторонников своим утверждением, что американцы должны «преодолевать любые трудности, поддерживать любого друга, выступать против любого врага, чтобы обеспечить выживание и успех свободы». Это была отличная риторика, но из-за нее страна встала на путь катастрофы во Вьетнаме. У Соединенных Штатов нет ресурсов или необходимости экспортировать свои политические идеи под дулом пистолета.

Историк и философ Арнольд Дж. Тойнби утверждал, что великие империи умирают от самоубийства, а не от убийства. Если Соединенные Штаты хотят избежать такого исхода, Вашингтон должен положить конец стратегическим безрассудствам последних 20 лет и снова поставить американскую внешнюю политику на надежную основу. Украина — хорошее место для начала.