Президент Польши Анджей Дуда в интервью Polsat News, комментируя чешско-российский конфликт, заявил, что «Россия хочет, чтобы ее считали великой державой». И продолжил: «Пожалуйста, мы ничего не имеем против того, чтобы Россия была великой державой, но с уважением к нашему суверенитету, нашей независимости, с уважением к нашим границам, а также к правам наших соседей, всех государств, которые связаны международными соглашениями, и прежде всего Россия должна уважать международное право».

Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Это можно считать определенным изменением тональности Варшавы, поскольку ранее она критически воспринимала действия Москвы за ее пределами, что определяет свойство великой державы (включая, например, операцию в Сирии). А что сейчас? Интервью Дуды состоялось после того, как он выступил на онлайн-саммите по климатическим изменениям, который организовал президент США Джо Байден. Проправительственные польские издания признали речь Дуды успешной, в то время как портал Politico заявил, что президент Польши «выглядел идущим заметно не в ногу с другими лидерами, рекламирующими амбициозные цели в области климата». И дело тут не только в том, что Варшава заметно отстает от многих стран в случае с декарбонизацией экономики и отказом от угольной промышленности. После поражения на президентских выборах в США Дональда Трампа польская правящая коалиция во главе с партией «Право и Справедливость» (PiS) на американском направлении просто потерялась. Как замечает директор варшавского Института перспективных исследований Славомир Сераковский, «польское правительство, похоже, решило, что поддержание хороших отношений с США потребует слишком много уступок, что угрожает положению PiS» в то время, когда правящая коалиция теряет популярность из-за неспособности справиться с пандемией коронавируса.

Символика польской правящей партии «Право и Справедливость» (PiS)
Символика польской правящей партии «Право и Справедливость» (PiS)
Elekes Andor

Это создает вызовы для Дуды, который принял на себя кураторство польско-американских отношений. В первых числах января сего года он принял отставку главы своей канцелярии Кшиштофа Щерского, которому поручил создать Бюро международной политики (ВРМ) при президенте Польши по аналогии с Бюро национальной безопасности (BBN). Было заявлено, что Щерский возглавит его и в этом качестве будет отвечать за такие направления внешней политики, как отношения с США и инициативой «Троеморье». В четверг, 15 апреля, в Бельведере прошла торжественная церемония открытия работы ВРМ с участием президентской четы. Но теперь эту деятельность надо наполнять конкретным содержанием, что предполагает, во-первых, ревизию прежней «трамповской» повестки на польско-американском треке, во-вторых, определение ключевых постулатов политики Байдена на других направлениях, чтобы не создать там сложностей для Вашингтона. Одним из главных пунктов в этой ситуации становится вычисление отношений США с Россией.

Пока Варшаве приходится гадать, поскольку Белый дом продолжает игнорировать ее. Хотя Дуда по итогам климатического саммита заявил, что «польско-американские отношения находятся на хорошем уровне, поскольку носят стратегический характер» и «американцы видят в нас большого партнера», его слова выглядят неубедительными. Байден не звонит в Бельведер, а ближайшая встреча между ним и польским президентом может состояться не ранее июня, когда в Брюсселе пройдет саммит НАТО. Но в каком формате, будут ли это отдельные переговоры или президенты просто пожмут друг другу руку на каком-нибудь общем мероприятии, неизвестно. При этом в ходе климатического саммита Байден сообщил: «Меня очень обрадовал призыв Путина к мировому сообществу сотрудничать в продвижении сокращения углекислого газа». Еще один сложный сигнал США для польских аналитиков, которым нужно разгадать, что за этим стоит. Потому что Москва и Вашингтон могут начать с углекислого газа, а закончить обсуждением раздела сфер влияния на постсоветском пространстве и в Центрально-Восточной Европе, договориться о выводе американского военного контингента из Польши, урегулировать украинский вопрос.

Слон и моська
Слон и моська
Wellcome Images

«Несмотря на нынешний кризис, каждая страна НАТО во главе с Америкой ведет свою игру с россиянами, — отмечает польская газета Rzeczpospolita. — Президент Байден предложил Владимиру Путину провести саммит в ближайшие месяцы. Он также приостановил заход в Чёрное море американских кораблей и ввел запрет лишь на прямую покупку российских долгов американскими инвесторами, но не через посредников. Всё это для того, чтобы не закрывать дверь для контактов с Россией там, где это нужно США: по поводу Афганистана, Ирана или прекращения гонки вооружений. Европейцы тоже играют в эту игру. Канцлер Меркель не отказалась от «Северного потока — 2», премьер Драги — от развития итальянского бизнеса в России, президент Макрон — от «перезагрузки» в контактах с Москвой. Остается Польша, которая в силу своей истории и местоположения имеет особые интересы в России, но не играла с ней ни в какую игру долгое время. Российская политика Байдена в ближайшие месяцы покажет, до каких пор стоит платить такую цену».

Варшава может предпринять два сценария действий. Первый: она будет следить за американскими маневрами и в зависимости от этого определять свой курс. Второй: попробует сыграть на опережение, разработав собственный план «перезагрузки» отношений с Москвой. Однако признанием за России права быть великой державой польские политики в данном случае пока лишь расширяют сами себе возможности для диалога на российском направлении, в то время как для Москвы принципиально ничего не меняется. Посмотрим, что Варшава будет делать дальше.