Грузия
Грузия
Иван Шилов © ИА REGNUM

В переживаемом Грузией полугодичном политическом кризисе существует немало недоговоренностей и скрытых смыслов, хотя как правящая «Грузинская мечта», так и оппозиционные партии рассуждают об этом громко и открыто. Не только в Грузии. Национальная политическая разноголосица, подобно народной музыке, сочетающая вокальную полифонию или многоголосое пение, достигла высоких кабинетов в Вашингтоне и в Брюсселе, где слушают, но путаются в звукоряде из разных звуков. Все в Тбилиси о чём-то поют, как солисты: то президент, то премьер-министр, то высокопоставленные функционеры правящей партии, то оппозиционные лидеры. И все пытаются перепеть друг друга, показать личные вокальные данные, хотя без внешнего дирижера свою партию исполнить уже не получается.

Судите сами. В октябре прошлого года в Грузии прошли парламентские выборы, которые были признаны на Западе. Партия «Грузинская мечта» победила на них, но оппозиция объявила выборы сфальсифицированными и отказалась посылать своих представителей в парламент. Начались уличные протесты, закрытые переговоры, в ходе которых стало ясно, что побежденные не могут договориться ни между собой, ни с властью. Особенно это касается партии экс-президента Михаила Саакашвили «Единое национальное движение» (ЕНД), которая выставила главным требованием проведение досрочных выборов и реализацию реформ. На этом дело и завершилось бы, если по своим соображениям к ЕНД не присоединились некоторые другие лидеры оппозиции. Возможно, опасения того, что оппозиция и дальше может выступать в системном варианте, как это бывает во время сплочения ими во время проведения антироссийских акций, вынудили западных партнеров Грузии вмешаться в политический кризис, чтобы заручиться реальным политическим инструментом для влияния на ход событий.

Западные партнеры видели, что в Грузии идет серьезное многолетнее политическое противостояние между создателем правящей «Грузинской мечтой» Бидзины Иванишвили и Саакашвили. При этом при всём их различии они являются сторонниками прозападного внешнеполитического тренда, и проблема заключалась либо в поисках инструментов их «разводки», либо в подталкивании к определенному альянсу. Поэтому казалось, что «высокая европейская дипломатия», а также Государственный департамент США, настаивавшие одно время на проведении досрочных выборов и создании коалиционного правительства (миссия специального представителя ЕС Кристиана Даниэльсона), пытаются вернуть к власти в Грузии силы, стоящие за Саакашвили. Другой вариант — отсутствие решения, которое могло бы устроить и власть, и представителей оппозиции — открывал возможности для появления на политической сцене страны так называемой «третьей силы», которая сметет и «Грузинскую мечту», и ЕНД. Дошло до того, что Запад пригрозил Тбилиси санкциями.

Михаил Саакашвили
Михаил Саакашвили
(сс) European People's Party

И вот, наконец, новая сенсация. В Тбилиси с целью урегулирования кризиса вновь прибывает председатель Европейского совета Шарль Мишель, которому ранее не удавалось добиться сближения позиций сторон. А накануне в США побывал председатель «Грузинской мечты» Ираклий Кобахидзе, после чего председатель парламента Грузии Арчил Талаквадзе заявил, что правящая партия подпишет предложенное Евросоветом компромиссное соглашение (план Мишеля). Он учитывает требования оппозиции и сформулирован в виде пяти основных пунктов: предотвращение политизированного правосудия, реформирование избирательного законодательства, судебная реформа, разделение власти в парламенте и местные выборы. Согласно плану, выборы в Грузии состоятся, но местные, по той же системе и на тех же условиях, что и парламентские 2020 года. И если «Грузинская мечта» наберет менее 43% голосов, то безоговорочно согласится переизбрать парламент. Большинство лидеров оппозиции приняли этот план, но только не партия Саакашвили.

Отсюда следуют важные выводы. Западным партнерам Грузии удается, правда, пока на уровне политических деклараций, разобщить оппозиционные силы, обозначая на горизонте туманные перспективы смещении «Грузинской мечты». Удастся ли такой маневр, сказать сложно, так как, во-первых, оппозиция может принять только часть плана, связанную с выборами и освобождением заключенных, однако откажется от парламентских должностей и реформ, пояснив, что при нынешней власти это невозможно. Во-вторых, предпринимается попытка вывести из игры Сааакшвили. Если раньше он обвинял Иванишвили в проведении «пророссийской политики», то теперь ему это вернулось бумерангом, исходя из популярного в Грузии тезиса, что «нынешний политический кризис в Грузии выгоден только Москве». А те, кто против плана Мишеля, — и «против европейского будущего». Кстати, это вновь из разряда грузинского политического многоголосья, которое использует западная дипломатия и «Грузинская мечта».

В случае успеха будут выделены 60 миллионов евро, которые Грузия должна получить в течение 2021 года. Проблема в том, что мало кто верит, что в Грузии политики готовы поставить нужды граждан на первое место, выше личных амбиций и интересов своей политической партии. Тем более что ЕНД объявила план Мишеля «планом Иванишвили» и заявила о подготовке нового сценария своих дальнейших действий. Представители партии Саакашвили провели незапланированную встречу с послами ЕС и США в Грузии, однако, как стало известно, представит свою окончательную позицию в связи с подписанием документа только после заседания партийного политсовета. Экс-президент считает, что ранее степень доверия «Грузинской мечте» составляла 40%, теперь 43%, а почему не 50+1%? Так что бескомпромиссная борьба двух противостоящих политических сторон в Грузии продолжается. Тем временем бывший премьер Георгий Гахария дал понять, что создает свою политическую партию. Напомним, что он подал в отставку, назвав причиной своего ухода разногласия в правящей партии в связи с задержанием председателя партии Саакашвили Никанора Мелии. По его словам, он был против ареста оппозиционера.

Бидзина Иванишвили
Бидзина Иванишвили
(сс) Michał Koziczyński

Согласно различным опросам, на данном этапе Гахария является самым популярным политиком в стране. По итогам последнего исследования, проведенного американским Международным республиканским институтом (IRI), рейтинг одобрения экс-премьера в феврале составлял 65%. У «Грузинской мечты» остается в парламенте 84 места, 14 мандатов уже есть у оппозиции, остальные 52 места от оппозиции не заняты, хотя часть из них может вернуться в парламент. Так что баланс сил очень хрупкий. Эксперт Гия Хухашвили отметил в комментарии для Русской службы «Голоса Америки» (СМИ — иностранный агент), что на данном этапе среди грузинского электората «есть спрос на альтернативные политические центры». Исключить нельзя никого, в том числе даже бросок вперед Саакашвили. В Грузии по-прежнему неспокойно.