Иван Шилов © ИА REGNUM

Бывший министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский в интервью проправительственному порталу wPolityce обратился к теме России. Наши внимание привлек следующий пассаж: «Я не думаю, что он (президент России Владимир Путин — С.С.) попытается атаковать Польшу, но он сделает все, чтобы ослабить наши позиции, создать впечатление в Европе, в Европейском союзе и НАТО, что мы, как крайне русофобское государство, не можем быть заслуживающими доверия, не можем быть точкой отсчета для этих институтов, точкой информации о российской политике. Скорее, в отношении наших территорий — я имею в виду Центральную Европу — он (Путин — С.С.) стремится создать некую форму кондоминиума. Он хотел бы общаться с несколькими западными странами и совместно контролировать нашу часть Европы».

Это заявление заслуживает внимания. Хотя после Ващиковского на посту главы МИД Польши поменялось уже несколько человек, его тезисы коррелируют со словами председателя правящей польской партии «Право и Справедливость» (PiS) Ярослава Качиньского, сказанными им в июне 2019 года в эфире радиостанции Radio Wnet. Напомним, что тогда Качиньский, говоря о будущем диалога Польши и России, заявил следующее: «Должно быть решение России об изменении отношения к Польше. Я говорю о стратегическом решении, а не о различных тактических играх — боюсь, с этим может возникнуть очень серьезная проблема». По его словам, этого не произойдет в ближайшее время. Хотя, подчеркнул глава PiS, «если я окажусь неправ, то буду очень счастлив, потому что не в наших интересах вступать в жаркий спор с Россией». И далее: «Но другая сторона, видимо, еще не привыкла к тому, что здесь есть субъектное государство, которое может играть роль в Центральной Европе, и даже очень важную роль в Центральной Европе. И в этом смысле оно конкурентоспособно с Россией».

Символика польской правящей партии «Право и Справедливость» (PiS)
Символика польской правящей партии «Право и Справедливость» (PiS)
Elekes Andor

Парадокс в том, что, хотя, как говорил глава правящей партии, «не в наших интересах вступать в жаркий спор с Россией», именно этим Варшава занимается до сих пор. Однако дело не столько в том, что Польша пытается таким образом выяснить проблемные вопросы своих отношений с Москвой, сколько в том, что она видит в этом наиболее простой способ ограничить влияние Германии в регионе Центрально-Восточной Европы (ЦВЕ). Ведь российское присутствие в ЦВЕ на самом деле небольшое, речь идет преимущественно о бизнесе в сфере энергетики (газ и атом в Венгрии и атом в Чехии). В то время как Берлин рассматривает Центрально-Восточную Европу в категориях своей давней концепции Mitteleuropa, которая, кстати, не отводит каким-либо иным странам, включая Россию, партнерского места. Поэтому, когда Варшава в бытность президентом США Дональда Трампа стала активно пропагандировать идею инициативы «Троеморья», немцы на всякий случай попросились наблюдателями в этой проект, чтобы понять, насколько он опасен для них. Судя по их последующих действиям, Германия убедилась, что ее присутствию в ЦВЕ со стороны американцев и поляков мало что угрожает.

Павел Филонов. Восток и Запад. 1912-1913
Павел Филонов. Восток и Запад. 1912-1913

Но по какой-то причине Польша считает, что ситуация может измениться в том случае, когда будет разрешен украинский вопрос, который после завершения строительства «Северного потока — 2» потеряет конфликтный потенциал в отношениях Берлина и Москвы. Иными словами, исключение из актуальной повестки фактора Киева позволит Германии и России приступить к новой фазе сближения, которая затронет, как полагают польские аналитики, Центрально-Восточную Европу. А какой именно фланг — восточный или западный? Судя по словам Ващиковского, тревожит первое. Экс-глава МИД Польши отмечает в этом контексте Белоруссию и Украину. При этом он довольно адекватно оценивает опасность для Польши возрождения украинского национализма. Как говорит Ващиковский, Киев считает националистическую риторику ценностью, помогающей им в войне с Россией. Однако то, что «враг теперь Россия, а не Польша, нас никогда не успокаивало и никогда не успокоит».

В этом взгляды Москвы и Варшавы совпадают. И потому трудно понять, почему до сих пор министерства иностранных дел России и Польши не выступили с совместным заявлением с осуждением прославления Киевом украинских националистов, пособников гитлеровцев и организаторов Волынской резни. Думается, что если Варшава обратилась бы с подобной инициативой к Москве, с нашей стороны это не встретило бы возражений. Этот шаг стал бы одним из первых на пути восстановление польско-российских отношений и помог бы снять страхи Варшавы в отношении якобы российских экспансионистских планов на западном фланге Центрально-Восточной Европы. Помимо того, Россия могла бы помочь Польше урегулировать ее проблемы с Белоруссией, где сейчас Минск атакует польское меньшинство. И, наконец, диалог показал бы, что Польша не «крайне русофобское государство», а ее знание российских нюансов может помочь Евросоюзу выстроить конструктивные отношения с Москвой. Дело за Варшавой.