Принятые 16 апреля Палатой представителей Национального собрания Белоруссии законопроекты устанавливают массу запретов для граждан и новые полномочия для силовиков и чиновников. Особого внимания удостоились журналисты и вообще любые распространители информации.

Белоруссия
Белоруссия
Иван Шилов © ИА REGNUM

Установлен запрет на освещение журналистом несанкционированного властями массового мероприятия. СМИ и иным изданиям запрещено освещать такие мероприятия в режиме реального времени. Репортёр фактически приравнивается к участнику митинга. Такие нормы содержатся в законопроекте «О массовых мероприятиях в Республике Беларусь».

Читайте о правоприменительной практике: Суд в Минске вынес приговор журналистам польского телеканала

Согласно законопроекту «Об изменении законов по вопросам средств массовой информации», ужесточаются требования к СМИ, предъявляются новые требования к учредителю и главному редактору. Расширяются поводы для лишения аккредитации. Мининформации получает дополнительные полномочия для прекращения выпуска СМИ и блокировки сайтов.

Кроме того, расширен перечень видов информации, распространение которой запрещено. Редакциям предписано не допускать «распространение недостоверной информации, которая может причинить вред государственным или общественным интересам». Интересы государства и общества определяет, естественно, нерушимый союз чиновников и силовиков.

«Запрещается использовать право журналиста средства массовой информации на распространение информации с целью опорочить гражданина или отдельные категории граждан исключительно по признакам пола, возраста, расовой или национальной принадлежности, языка, отношения к религии, профессии, места жительства и (или) работы, а также в связи с их политическими убеждениями, дискредитировать государственные органы и иные организации», — сказано в документе.

Пока что президентская администрация через пропагандистские органы не разъяснила, какие именно организации она понимает под «иными». Несомненно одно: критерии «дискредитации» определяет всё тот же нерушимый союз.

Свобода слова
Свобода слова
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Белорусский УК содержит норму о «дискредитации Республики Беларусь». Вероятно, она слишком либеральна и не охватывает такие важнейшие аспекты национально-государственного строительства, наказание за характеристику «жирная» в отношении чиновницы или «дармоеды» в отношении формально общественной, но созданной государством и кормящейся из строки в бюджете организации «БРСМ».

Читайте также: Белорусская государственная идеология: продавцы воздуха атакуют бюджет

Развивает тоталитарный тренд законопроект «Об изменении Закона Республики Беларусь «Об электросвязи». Согласно этому документу «Оперативно-аналитический центр при президенте» получает дополнительные возможности отключать Интернет и иными способами вмешиваться в функционирование сетей и средств электросвязи.

Законопроектом «Об изменении законов по вопросам обеспечения национальной безопасности Республики Беларусь» органы внутренних дел становятся более закрытыми для СМИ и граждан, получают дополнительные возможности для противодействия киберпреступности, а также применения спецсредств и оружия при подавлении оппозиционных выступлений.

ОВД также получают право на доступ к информационным системам граждан без их согласия и на безвозмездной основе. То есть милиция теперь вправе взломать телефон или компьютер политически неблагонадёжного гражданина, негласно собрать персональные данные и иную информацию. Гражданам запрещается осуществление видеозаписи, фото‑ и киносъемки при фиксации действий силовиков — это разрешено только силовикам.

Александр Лукашенко проводит встречу с сотрудниками ОМОНа
Александр Лукашенко проводит встречу с сотрудниками ОМОНа
President.gov.by

Как показала практика августа 2020 года, для широчайшего применения спецсредств, расстрела на площади (убийство Александра Тарайковского) выстрела в затылок (убийство Геннадия Шутова) или пролома черепа (убийство Романа Бондаренко) вовсе не требуется никаких дополнительных полномочий. В том же 2020 году вооружённые люди без знаков принадлежности к ОВД требовали у задержанных разблокировать телефон и продемонстрировать его содержимое, отказывавшихся били и отправляли за решётку. Ещё ранее, в 2016 году была установлена слежка и сбор информации, в том числе в сетях электросвязи, в отношении фигурантов уголовного «дела регнумовцев» — материалы оглашались в Мингорсуде. То есть до сего дня полномочий спецслужбам хватало, и не надзирающая за соблюдением законности прокуратура, ни выносящие на основе такими способами доказательств суды не констатировали проблем.

Читайте подробности в сюжете: Суд над журналистами ИА REGNUM в Белоруссии

Законопроектом «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих (надзорных) органов, сотрудников органа государственной охраны» предусмотрено распространение действия закона о государственной защите на военнослужащих и гражданский персонал ОАЦ «а также иных лиц, подлежащих государственной защите в связи с посягательством на их безопасность».

«Единообразный подход обеспечат вносимые изменения к использованию в нормах Закона о государственной защите указаний на служебную деятельность (работу), иную деятельность защищаемых лиц, их место работы (службы, военной службы),поясняла ранее ППНС. — Кроме того, предусмотрена возможность применения в отношении как защищаемого лица, так и его близкого меры безопасности в виде изменения внешности, когда их безопасность нельзя обеспечить другими мерами».

Согласно нововведениям, под особую охрану и даже пластические операции, которые тоже оплачиваются за счёт налогоплательщиков, попадают пропагандисты государственных СМИ, «батькины эксперты» и мигранты типа Курманбека Бакиева с членами семьи. Основания в виде наличия провластной «гражданской позиции» достаточно, чтобы, к примеру, условные Елена Кузьмина или Юрий Воскресенский получили особую защиту.

Законопроект выглядит избыточным, учитывая, что согласно принятому в 2009 году закону «О государственной охране» к охраняемым лицам были отнесены (ст.7): президент, премьер-министр, председатели обеих палат Нацсобрания, главы иностранных государств и правительств, члены их семей и иные иностранные государственные, политические (общественные) деятели во время пребывания на территории Белоруссии, а также «иные лица, определяемые президентом Республики Беларусь».

Читайте также: Россия спасла Лукашенко — за это он угробил Союзное государство?

Ужесточение правил проведения митингов, шествий и пикетов, которые освещали журналисты и интерпретировали политологи, предусмотрено законопроектом «О массовых мероприятиях в Республике Беларусь». Главным нововведением стало упразднение уведомительного порядка организации и проведения массовых мероприятий. Массовым оно считается при участии «двух и более лиц».

Белорусские силовики. Минск
Белорусские силовики. Минск
Homoatrox

Политическое руководство Белоруссии на международных площадках гордилось уведомительным принципом, позиционировало его как признак либерализации, как соответствие европейским нормам демократии. На практике, однако, действовал не упразднённый разрешительный принцип — теперь он станет единственным.

Чиновники и силовики получили более широкие полномочия для того, чтобы, к примеру, парализовать работу ярмарки в целях «недопустимости проведения массового мероприятия». То есть практиковавшихся ранее поводов, в том числе откровенно надуманных, уже не достаточно.

Ещё один важный ограничитель для организаторов массовых акций: до получения разрешения им запрещено публиковать сведения о дате и месте проведения мероприятия, даже упоминать о нём. В противном случае может наступить ответственность за призывы к массовым беспорядкам — уголовно наказуемое деяние, предусматривающее многолетнее лишение свободы.

Уместно напомнить о давно действующей специфической белорусской норме — «налоге на митинги»: при организации массового мероприятия организаторы обязаны заключить договоры и оплатить услуги милиции, скорой помощи и коммунальщиков. Парадокс в том, что граждане подвергаются не просто абсурдному, но и двойному налогообложению, так как навязанные им «услуги» уже оплачены из налогов.

Читайте о применении такой нормы: Белорусская общественность выйдет на акцию солидарности с Россией

Законопроект «Об изменении законов по вопросам трудовых отношений», который тоже был принят 16 апреля во втором чтении, предусматривает запрет на выдвижение политических требований при организации забастовки. При подавлении такого забастовочного движения осенью 2020 года правовых оснований и полномочий хватало, а теперь уже нет.

Протестующие. Минск
Протестующие. Минск
© ИА REGNUM

В соответствии с этим законопроектом предусмотрен прямой запрет на забастовки для работников опасных производств. К таковым формально относятся «Гродно Азот», НПЗ и другие промышленные гиганты, где при подавлении забастовочного движения привлекались переодетые силовики и штрейкбрехеры.

Фактически критерии отнесения к такой категории производств могут быть откорректированы в сторону максимального расширения. С принятием законопроекта решено дополнить не только закон «О промышленной безопасности». Трудовой кодекс также будет дополнен новыми основаниями расторжения трудового договора, новой мерой дисциплинарной ответственности и новым основанием для отстранения от работы политически неблагонадёжных.

В итоге принятые 16 апреля драконовские законопроекты демонстрируют тщательный подбор самых архаичных и одиозных норм зарубежного права. Очевидно, составление таких законопроектов велось не нижней палатой Национального собрания, а в тех же кабинетах, где до этого составлялись сценарии фальсификаций парламентских и президентских выборов.

Несомненно, Александр Лукашенко подпишет пакет проведённых через «машину для голосования» документов. После этого законопроекты обретут силу закона и отбросят постсоветскую республику на уровень до 1905 года.

Читайте новости сюжета: Протесты в Белоруссии