Глава исследовательского центра при парламенте Ирана доктор Алиреза Закани сообщил о катастрофическом ущербе ядерному объекту в Натанзе: «Они плакали кровавыми слезами». Так он определил состояние правящей верхушки страны. Говорят, что он взял этот образ на вооружение у аятоллы Хомейни, который описал так свое состояние при принятии условий прекращения огня с Ираном.

Высеченная в скале Бехистун статуя Геракла, Иран
Высеченная в скале Бехистун статуя Геракла, Иран
Hamid Najafi

Этот очередной военный удар, приведший к параличу программы по обогащению урана, рассматривают в Тегеране как покушение на престиж Ирана. Такого рода диверсии имеют военное значение, но также — деморализующее и обескураживающее. Если кто-то способен нанести точечный удар по главному стратегическому объекту страны, то невелика цена ее системы безопасности, а для религиозного сознание — вовсе недоброе знамение.

Однако это не первый удар по Ирану, связываемый официально в Тегеране с Израилем. Стоит напомнить о серии покушений на ученых, занимавшихся разработкой ядерного оружия, еще в десятых годах и раньше. Мы также найдем в новостных архивах сообщения об авариях на объектах по разработке оружия массового поражения.

Напомним, как три года назад электронное издание The New York Times опубликовало подробности операции израильской разведки «Моссад» в Тегеране, в ходе которой было изъято 110 тысяч документов по ядерной программе Ирана. Операция проводилась в ночь на 31 января 2018 года. Бойцы «Моссада» отключили сигнализацию в здании, вскрыли две двери, взломали 32 сейфа. Операция заняла 6 часов и 29 минут. 50 тысяч секретных документов на бумаге, в оригинале, и 163 компьютерных диска.

Израиль тогда взял на себя прямую ответственность. Премьер-министр Нетаньяху провел пышную пресс-конференцию. Реакция Тегерана: отсутствие реакции.

Касем Сулеймани
Касем Сулеймани
(сс) sayyed shahab-o- din vajedi

3 января 2020 года в аэропорту Багдада был сражен глава подразделения «Кудс» Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) Касем Сулеймани. Он руководил всеми тайными делами иранского режима за рубежом. Это была американская операция, но в Тегеране обвиняют Израиль в активнейшем участии в ней. Реакция Тегерана: отсутствие реакции.

13 ноября та же The New York Times со ссылкой на источники в американской разведке сообщила, что второй человек в «Аль-Каиде» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Абдулла Ахмед Абдулла был убит еще в августе этого года в Иране израильскими спецслужбами по заданию США. Абдулла Ахмед Абдулла (известный также как Абу Мохаммед аль-Масри) родился в Египте в 1963 году, в молодости был футболистом. После начала советской операции в Афганистане переехал туда и присоединился к моджахедам (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Именно тогда Абдулла Ахмед Абдулла познакомился с Усамой бен Ладеном. Он обвинялся в организации кровопролитных нападений на американские посольства в Кении и Танзании 7 августа 1998 года, в результате которых погибли 224 человека и более пяти тысяч получили ранения. Получил прибежище в Иране, где был ликвидирован, согласно опубликованному израильским «Моссадом». Иран не отреагировал.

Самой дерзкой и фантасмагоричной операцией «Моссада» (предположительно) было смертоносное покушение на «отца иранской ядерной бомбы» Мохсена Фахризаде. Изъятие ядерного архива и устранение главного разработчика оружия массового уничтожения можно считать самыми блистательными спецоперациями двадцать первого века. Как отреагировал Тегеран? Никак не отреагировал.

Можем ли мы сделать вывод, что последний удар Израиля снова не приведет к открытой схватке?

F-14 ВВС Ирана
F-14 ВВС Ирана

Иран располагает возможностями нанести по Израилю ракетные удары, используя своих союзников в лице «Хезболлы» в Ливане и ХАМАСа с Джихадом в секторе Газа. Велика вероятность, что Иран располагает некоторым количеством ракет, направленных на Израиль, в Сирии и Ираке.

Добавим, что лет пять-десять назад в Израиле можно было часто услышать критику в адрес военного руководства по вопросу приоритетов. Многие годы ВВС были зеницей ока, став, возможно, лучшими военно-воздушными силами в мире. Однако противодействие ракетам и собственные ракетные силы не получали должного внимания, согласно критикам. Правда, последние годы мы уже не слышим таких голосов обеспокоенности.

Иран очень хочет нанести ответный удар. Но может ли он сделать это, не рискуя получить катастрофические последствия для всей инфраструктуры государства?