Посетив Германию 13 апреля, министр обороны США Ллойд Остин объявил, что американские военные увеличивают свое военное присутствие в этой стране на 500 человек. «Самое главное, сказал Остин, — это решение показывает, что мы ценим отношения с нашим партнером здесь, в Германии. И поэтому мы будем продолжать укреплять наше партнерство и наш союз».

НАТО
НАТО
Иван Шилов © ИА REGNUM

Вопрос: а Германия всё еще является союзником США?

Я спрашиваю со всей серьезностью.

Безусловно, исторические отношения между Соединенными Штатами и Германией являются значительными. Во время Холодной войны Германия действовала как образная и буквальная демократическая растяжка, на которой держались европейская безопасность и демократия. Сегодня Германия остается ключевым торговым партнером США, к которому ежегодно направляется примерно на 60 миллиардов долларов американского экспорта (причем немецкий экспорт в США вдвое больше). Туризм между нашими странами остается ярким источником культурного и экономического обмена. Тем не менее, если судить по краеугольным камням любого альянса, общим интересам и обязательствам, Германия не может считаться близким американским союзником.

Давайте начнем с этой всё еще священной проблемы: НАТО и безопасность Запада. Ллойд Остин говорит, что дополнительные 500 военнослужащих «усилят сдерживание и оборону в Европе». Действительно?

Министр обороны США Ллойд Остин и  министр обороны ФРГ Крамп-Карренбауэр
Министр обороны США Ллойд Остин и министр обороны ФРГ Крамп-Карренбауэр
(сс) U.S. Secretary of Defense

В Германии уже находятся 35 000 американских военнослужащих, а администрация Байдена отменила сокращение контингента администрацией Трампа примерно на 10 тыс. человек. Но хотя Германия и служит американским плацдармом для операций на европейском континенте, она не близка к перспективному фронту. Эта честь принадлежит прибалтийским государствам — Эстонии, Латвии, Литве и Польше. И факты говорят о том, что каждое из этих государств гораздо больше заинтересовано в коллективной безопасности НАТО, чем Германия. Каждая из стран Прибалтики и Польша выделяют не менее 2% своего годового ВВП на расходы на оборону. Каждая из них регулярно проводит учения с американскими военными и принимает твердую публичную и скрытую позицию против агрессивных российских разведывательных операций на своей территории. Каждая из них поддерживает США в представлении надежного передового сдерживания против угрозы российского военного вторжения.

Их деятельность резко контрастирует с поведением Германии.

Через шесть с половиной лет после обещания двигаться к цели в 2% ВВП Берлин тратит на оборону всего 1,3−1,4% своего ВВП. Действительно, Германия настолько истощила свои вооруженные силы инвестициями, что ее вооруженные силы теперь в значительной степени бессильны. Немецкие танковые дивизии существуют только по названию, а подводные силы Германии во всём остальном превосходны, только вот большую часть своего времени проводят в порту. Однако это не просто эффект недостаточных инвестиций. Предпочитая умиротворение разделению бремени альянса, Берлин ограничивает свои вооруженные силы от таких видов деятельности, как учения по проникновению с воздуха и проецирование военно-морской мощи, которые играют важную роль для доверия к НАТО.

Немецкие солдаты
Немецкие солдаты
(сс) Wir. Dienen. Deutschland

Германия также не заинтересована в противодействии России на экономическом, политическом и шпионском уровнях. Германия позволяет российской разведке ГРУ открыто эксплуатировать объекты химического оружия на своей территории. Точно так же Берлин продолжает хлебать из отравленного корыта — политики энергетического шантажа Путина через его газопровод «Северный поток — 2». И такой выбор слов — не преувеличение. Большинство стран Европейского союза, включая Францию и Польшу, признают, что предложение «Северного потока — 2» о более дешевом газе будет стоить слишком дорого. А именно за счет Украины (которая потеряет миллиарды долларов ежегодных транзитных сборов от нынешних поставок газа) и с ценником политического почтения к Путину. Вам может показаться, что канцлер Германии Ангела Меркель пересмотрит свою политику в свете массированного военного наращивания Путина возле границ Украины. Подумайте еще раз. Действия Берлина показывают, что он считает доступ к дешевому газу более важным, чем демократический суверенитет и европейскую безопасность.

Становится только хуже.

В ходе опроса Pew весной 2019 года 63% немецких респондентов заявили, что, по их мнению, США будут использовать силу для выполнения обязательств НАТО по пятой статье о взаимной обороне. Но только 34% респондентов заявили, что Германия также должна использовать силу в этих совместных усилиях. Это не совсем убедительное доказательство «партнерства», которое так приветствует Ллойд Остин. Более того, хотя Меркель и ее бывший глава минобороны Урсула фон дер Ляйен несут здесь большую ответственность (по иронии судьбы фон дер Ляйен теперь продвигает свою склонность к беззубой политике безопасности в качестве президента Европейской комиссии), они не являются основным источником вызова в адрес союза.

Урсула фон дер Ляйен
Урсула фон дер Ляйен
© European Union 2020 – Source EP

В сентябре в Германии пройдут федеральные выборы. Оба предполагаемых преемника Меркель, Маркус Содер и Армин Лаше, к сожалению, симпатизируют Путину. Это уже не говоря о перспективе левоцентристского партнерства «Зеленых — СДП — Дер Линке». Такое возможное правительство сделало бы Меркель в отношении России похожей на Рейгана.

Территория центра коалиции немногим лучше. Ульрике Франке, уважаемый ученый из Европейского совета по международным отношениям, недавно написала, что немецкая коалиция зеленых и правоцентристов могла бы позволить более скоординированную оборонную политику Германии. «Вместе, — говорит Франке, — ХДС/ХСС [блок Меркель] и Зеленые представляют подход большинства немцев к обороне: скептически относятся к военным операциям, поддерживают невоенные решения и сосредоточены на гуманитарных вопросах, но стремятся быть хорошими союзниками для других европейцев и Соединенных Штатов».

То, что столь очевидная скептическая политика НАТО формулируется на таких престижных уровнях оборонной политики, говорит вам о том, что позиция Меркель по крайней мере демократически обоснована. Интересно, что Франке также присоединяется к российскому стратегическому приоритету подрыва последнего реального остатка германской поддержки НАТО: предоставления Берлином американских сил ядерного сдерживания. Франке говорит, что эта политика устарела.

Не поймите меня неправильно. Я уважаю абсолютное право немцев определять свою внешнюю политику так, как они считают нужным. Я хочу сказать, что администрация Байдена живет на другой планете, если считает, что Германия разделяет важнейшие стратегические интересы.

Ах да: и есть еще одна не такая уж маленькая проблема, о которой стоит подумать: Китай.

Эсминец «Ши Цзячжуан»
Эсминец «Ши Цзячжуан»
Андрей Грук © ИА Красная Весна

Китай был справедливо признан администрациями Трампа и Байдена как главная угроза Америке и либеральному международному порядку после Второй мировой войны. Приоритетными проблемами являются попытки Си Цзиньпина доминировать в Южно-Китайском море военным путем (и таким образом добиться политического подчинения в обмен на доступ к торговле), его геноцид уйгурского народа, его разрушение демократии (и договорных обязательств Китая) в Гонконге, его экономический шпионаж и торговый шантаж, а также его угроза подчинить тлеющий Тайвань (и его полупроводниковую промышленность) под флагом Коммунистической партии Китая.

Германия мало заинтересована в поддержке США по любому из этих вопросов.

Когда советник Байдена по национальной безопасности Джейк Салливан через «Твиттер» обратился с просьбой к Меркель приостановить торговые переговоры с Пекином, Меркель ускорила эти переговоры, чтобы достичь соглашения до того, как Байден вступит в должность (к счастью, у Европарламента могут быть другие идеи по поводу этой сделки). С того времени Меркель вновь заявила о своем партнерстве с Китаем.

Ангела Меркель
Ангела Меркель
Kremlin.ru

На видеоконференции на прошлой неделе Меркель приветствовала Си Цзиньпина, высоко оценила его последний пятилетний план и призвала к еще большему расширению торговых связей и сотрудничества. Как и президент Франции Эммануэль Макрон, Меркель оправдывает свои планы умиротворения Китая завесой интереса Европы к «стратегической автономии». Но в отличие от Макрона Меркель не посылает свои ударные подводные лодки на учения вместе с ВМС США по потоплению китайских военных кораблей в Южно-Китайском море. Вместо этого она пытается успокоить США, отправив германский флот не в тот океан (я не шучу). Это различие объясняет, почему Вашингтон должен рассматривать Францию как союзника, заслуживающего осторожного доверия и участия, а Германию — как союзника былых времен.

Проще говоря, пришло время Ллойду Остину и его боссу очнуться.