Коллективный Запад сохранится, но его значение и возможности сокращаются, и во многом именно этим объясняется та степень озлобленности, с которой сегодня США и их союзники ведут свою внешнюю политику, отметил обозреватель ИА REGNUM Михаил Демурин во вторник, 13 апреля, комментируя высказывания министра иностранных дел России Сергея Лаврова.

Дядя сэм
Дядя сэм
(сс) PeteLinforth

Как сообщалось ранее, Лавров в интервью иранскому информационному агентству IRNA заявил, что Россия считает необходимым переходить к национальным или альтернативным доллару валютам в расчетах с другими государствами и «активно занимается» отказом от платежных систем, контролируемых западными странами.

«Позиция последовательного противостояния американскому давлению, будь то военно-политического или экономического свойства, делает решение о переходе к национальным или альтернативным доллару валютам в расчетах с другими государствами и отказ от контролируемых Западом платежных систем единственно возможным. Уверен, что число стран, заинтересованных в расширении сферы своего политического и экономического манёвра, будет возрастать. И Россия будет этот процесс всячески поддерживать. Обратите внимание, что своё заявление министр Лавров сделал не кому-то, а агентству IRNA, и не где-то, а в Тегеране!
Понятно, что коллективный Запад в виде своего ядра и обслуживающих это ядро или кормящихся от него сателлитов сохранится, но реалии современного мира таковы, что его значение и возможности сокращаются. Во многом именно этим и объясняется та степень агрессивности и озлобленности, с которой сегодня США и их союзники ведут свою внешнюю политику.
Как бы то ни было, но односторонние меры давления — это обречённая линия. Она ещё принесёт и нам, и Китаю, и Ирану, другим странам немало неприятностей, но будущее не за ней. Чем дольше она длится, тем более сурово будут наказаны поддерживающие её страны. Американскому доминированию уже пришёл конец, это очевидно. Не хотят этого видеть только те, у кого в рамках здоровой международной системы нет будущего», — отметил Михаил Демурин.