Проведение либеральных реформ — процесс, напоминающий строительство коммунизма. Светлое будущее когда-нибудь обязательно наступит, но кормить в пути к нему никто не обещал. Бородатый анекдот наиболее точно характеризует состояние задушенного реформами образования Казахстана, где катастрофически не хватает школ, студенты толпами бегут учиться в Россию, но министерство образования и науки обеспокоено «важной» проблемой казахизации и латинизации.

СОРос
СОРос
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Май нэйм из Васья

Идею перевода казахского языка и системы образования на латинский алфавит официальный Нурсултан (тогда еще Астана) начал реализовывать в середине 2010-х годов. В рамках реформирования были приняты решения о введении в школах Казахстана трехъязычного образования: на казахском, русском и английском языках. Тогда же начался и процесс подготовки школьных учителей, способных преподавать информатику, физику, химию и биологию на английском языке. Уже тогда большинство российских экспертов высказали предположение, что данная реформа направлена на сокращение изучения русского языка и отдаление казахского языка от русского в целом. Власти Казахстана активно это отрицали, но, похоже, момент истины приближается.

Во время состоявшейся недавно коллегии министерства образования и науки Казахстана глава ведомства Асхат Аймагамбетов рассказал о переходе на 12-летнее обучение с внедрением латинской графики. Кроме того, комментируя возможность получения образования на русском, министр подчеркнул, что «для нас это одна из первостепенных задач — сделать так, чтобы обучение на государственном языке было доминирующим. И в этом нет ничего крамольного. В этом не должно быть никаких дискуссий, потому что это государственный язык, и очевидно, что на государственном языке должны обучаться граждане нашей страны».

Справедливости ради следует отметить, что господин Аймагамбетов пока что обещает не наказывать желающих учиться на русском, но с 2023 года все школьники будут обучаться на казахском. Сейчас министерство данное утверждение опровергает, но проблема русскоязычного образования по-прежнему остается крайне острой, в том числе для этнических казахов.

Министр образования и науки Казахстана Асхат Аймагамбетов
Министр образования и науки Казахстана Асхат Аймагамбетов
Gov.kz

По данным посольства Казахстана в России, количество студентов из Казахстана в России составляет 74 тысячи человек, т. е. 12% от всех уехавших за рубеж. Если учесть, что за границей учится 20% молодых казахстанцев, легко увидеть, что наиболее востребованным является обучение именно в России.

Основную часть уехавших составляют этнические казахи, 41% из которых считает, что российское образование лучше и позволяет легче устроиться на работу, 20% считает его более доступным, а 19% выбрали Россию из-за русского языка обучения. 50% казахских студентов хотят остаться в России навсегда, 41% еще не определились, и менее 9% планируют вернуться домой.

Здесь бы латинизаторам и поборникам английского языка задуматься, но это мешают сделать интересы Джорджа Сороса.

«Освободить казахское письмо от пути тоталитаризма»

Постоянные реформы, которые проводятся под эгидой Всемирного банка и уже много лет сотрясают школы и вузы Казахстана, так и не привели к повышению качества образования. По оценке международной программы образовательных достижений учащихся (PISA) Организации экономического сотрудничества и развития, в 2018 году Казахстан набрал 423 балла по математике (заняв 53-е место), 387 баллов по чтению (69-е место) и 397 баллов по естественным наукам (68-е место). Это ниже показателей 2015 года. Как сообщил по итогам тестирования заместитель премьер-министра страны по социальным вопросам Ералы Тугжанов, с 73-м местом в рейтинге Казахстан отстает почти от всех стран СНГ.

Но гораздо нагляднее другое. Итоги тестирования PISA в 2009 и 2012 годах показали значительную разницу в подготовке учащихся русских и казахских школ. В 2009 году она составила два года обучения, а в 2012 году сократилась до 1,2 года. Как заключили авторы отчета, «учащиеся, обучаемые на русском языке, демонстрируют гораздо более высокие достижения вне зависимости от их родного языка. Их баллы примерно на 50 пунктов выше». Тогда Esquire Kazakhstan, комментируя казахизацию образования, отметил, что «выбор вообще может оказаться фатальным, шекспировским — язык или образование нации».

Казалось бы, все очевидно. Более высокое качество образования на русском языке обусловлено объективными факторами — наличием большего количества информации, научных публикаций, учебников и методических пособий, большим объемом переводной литературы, которой учащиеся могут воспользоваться самостоятельно в том же Рунете.

Школьники в Казахстане
Школьники в Казахстане
Edu.gov.kz

Проблема в том, что реформы казахстанского министерства образования и науки — это не об образовании, а о разрыве с Россией. В обосновании необходимости перехода казахского языка на латинскую графику Институт языкознания имени А. Байтурсынова приводит такие цели, как «освободить казахское письмо от пути тоталитаризма и пробудить национальное самосознание» и «для дальнейшей консолидации с тюркоязычным миром». При таком подходе качество образования — вопрос десятый. Главное, от «тоталитаризма» избавиться.

Не нужно быть специалистом, чтобы понять, насколько снизится качество образования на казахском языке, если ко всем имеющимся проблемам добавится еще и необходимость использования нового алфавита, незнакомого учителям и преподавателям. Как показал опыт Узбекистана, в результате латинизации узбекского языка, с одной стороны, произошел разрыв поколений, с другой — «латинизированная» молодежь оказалась отсеченной от массы информации на государственном узбекском языке, которая в кириллическом написании накапливалась десятилетиями.

Преподавание же части специальных предметов на английском языке вообще выглядит «сферическим конем в вакууме» в плане соотношения с реальностью. В 2018 году в Казахстане провели тестирование учителей английского языка. Как сообщила по его итогам директор центра педагогического мастерства организации «Назарбаев интеллектуальные школы» Жанбота Кабдыкаримова, 2815 педагогов из 3485 протестированных показали низкий уровень знаний, на начальном уровне А1-А2 (высший С2 — прим. автора). Что тогда говорить об уровне владения английским учителей биологии, химии и информатики?

Как водится, необходимость переподготовки огромного количества школьных учителей не обошлась без коррупционных скандалов. Как сообщила в своем заявлении, адресованном председателю Совета безопасности Казахстана, президенту страны и главе Комитета нацбезопасности, бывшая глава департамента госзакупок минобразования Анар Каирбекова, министр образования Асхат Аймагамбетов заключил контракт на обучение учителей английскому языку. Фирма, не имевшая опыта работы, контракт провалила.

Учителя
Учителя
Gov.kz

По мнению Анар Каирбековой, здесь не обошлось без коррупции, поскольку компания, выбранная для обучения учителей, позже привлекалась к ответственности за коррупционные действия.

Не все ладно и в самом министерстве. В пяти регионах Казахстана сейчас расследуется шесть уголовных дел в отношении должностных лиц управлений образования по фактам хищений бюджетных средств.

Школа «второго коридора» для «третьего мира»

На самом деле причины «убийства» системы образования в Казахстане гораздо глубже. Под видом реформ эту основополагающую сферу развития государства и формирования его будущего захватили западные правительственные и неправительственные структуры.

По мнению доктора юридических наук Геннадия Лупарева, «лет через 15—20 грамотных, отвечающих требованиям времени специалистов любого профиля в Казахстане практически не останется… Стратегическая беда казахстанского высшего образования — это так называемая кредитная технология обучения, внедренная в наши вузы более 10 лет назад под разговоры о Болонском процессе. Она создана для слаборазвитых стран с целью уменьшения финансовых затрат на обучение «туземных» специалистов».

Как следует из рекомендаций ОЭСР, Казахстану необходимо, в частности, «смягчение требований к образовательным программам и их содержанию». Куда уже смягчать, если качество и так нижайшее? Вторая основная идея — интернационализация образования. Здесь все совершенно понятно: сделать сферу образования беззащитной перед влиянием иностранных НПО.

Одним из наиболее активных игроков в сфере реформирования образования Казахстана, помимо ОСЭР и Всемирного банка, является Фонд Сороса (в России организация входит в перечень нежелательных — прим. ИА REGNUM). Как следует из отчета этой структуры «20 лет деятельности Фонда Сорос-Казахстан», идея 12-летнего образования и «защиты казахского языка» принадлежит именно ему. Кроме того, Соросом реализуются проекты «Школа для всех» и «Лидерство учителей Казахстана», которые интересны тем, что формируют из учителей «неформальных лидеров» в обход администраций школ.

Джордж Сорос
Джордж Сорос
(сс) World Economic Forum

Конечно, деятельность НПО по формированию в государствах СНГ пятой колонны далеко не нова, но в Казахстане реформирование образования на государственном уровне осуществляется людьми, которые являются многолетними партнерами Сороса. Примером может служить депутат Мажилиса от Коммунистической (!) партии Ирина Смирнова, лично заявившая, что «именно работа с Фондом Сорос-Казахстан помогала мне вырасти как гражданину своей страны».

Министр образования Казахстана свои связи с Соросом предпочитает не афишировать, но, как сообщила Анар Каирбекова, Асхат Аймагамбетов проходил обучение в Московской школе гражданского просвещения (организация — иностранный агент), которая финансировалась странами НАТО. Среди преподавателей — все бывшие и действующие послы США в России, советники по делам России и Евразии в администрации президента США Томас Грэм и Тоби Гати, экс-замглавы Пентагона Ричард Перл, экс-глава группы экспертов внешней разведки ЦРУ Ричард Пайпс.

В составе попечительского совета этой школы присутствовали видные отставники разведывательных и политических военных ведомств иностранных государств, среди которых экс-глава разведывательного комитета Великобритании Родрик Брейтвейт и бывший начальник генштаба Великобритании Чарльз Гатри. Спонсорами и благотворителями МШГП являлись Международный республиканский институт (IRI) (организация, выполняющая функции иностранного агента), Фонд Макартуров, Фонд Мотта, а также главный спонсор проекта — фонд «Открытое общество» Джорджа Сороса (в России организация входит в перечень нежелательных).

В 2015 году МШГП признана в России иностранным агентом.

По данным, найденным Каирбековой, в 2006 году Асхат Аймагамбетов, будучи депутатом городского маслихата, за счет фонда «Сорос Казахстан» посетил курс МШГП (организация, выполняющая функции иностранного агента) в Москве, а в 2007 и 2010 гг. Сорос снова организовал участие Аймагамбетова в трех семинарах МШГП (организация, выполняющая функции иностранного агента), проведенных в Голицино и в Испании. Кроме того, Фонд Сороса финансировал возглавляемую Аймагамбетовым «Лигу молодых «Ансар», а самому будущему министру выплатил $2 тысячи для написания книги «Бюджетный процесс: путеводитель и руководство к действию», которая так и не была издана.

Возникает вопрос, в чьих интересах работают «реформаторы» от образования, которым удалось успешно развалить школы и вузы Казахстана, что привело к массовому бегству студентов в Россию и введению запрета на получение школьного образования, даже дистанционного, в России. Иначе как силой, запретами и закрытием границ обучаться «по Соросу», на латинизированном казахском и пиджин-инглише казахов не заставить.

Читайте развитие сюжета: Прилепин призвал запретить все структуры Сороса в России