Пока, по итогам 2020 года, Нацбанк зафиксировал рекордный с 2001 года отток прямых иностранных инвестиций — 868 миллионов долларов. Так что поиск новых «притоков» — задача более чем актуальная для Зеленского.

Гривна
Гривна
Иван Шилов © ИА REGNUM

И в этом процессе трудно не заметить особую склонность украинского президента к Малой Азии и Аравии. С ближайшим визитом Зеленского в Турцию все ясно. В первую очередь украинского Верховного главнокомандующего интересуют турецкие беспилотники «Байрактары», столь эффективно показавшие себя в карабахском конфликте. Хотя эффективность эта спорная: в условиях практически полного отсутствия ПВО армяне Карабаха смогли тем не менее сбить как минимум четыре БПЛА. А ливийские события 2019 года вообще показали, что высоколетящие «Байрактары» оказались «не на высоте»: ПВО фельдмаршала Хафтара «опустили на землю» не менее 47 турецких дронов. Так что «Байрактары» — это, конечно, аппараты хорошие, но панацеей совсем не являющиеся. Даже в малой региональной войне вроде назревающего обострения конфликта на востоке Украины. Ибо кто может поручиться, что в распоряжении инсургентов не могут появиться «Панцири-С», которые будут «поставлены», например, признавшей Л/ДНР Южной Осетией?

Но вот особое пристрастие Зеленского к арабским странам Персидского залива объяснить сложнее: оружия они не производят. Но в январе прошлого года украинский президент посетил Оман, в феврале этого — Объединенные Арабские Эмираты и совсем недавно вернулся из Катара. Президентские медиа комментировали эти визиты как успешные, во время которых был подписан «ряд важных двусторонних документов» и привлечены миллиардные инвестиции. И следует признать: рациональное зерно в этих комментариях есть. Так, например, в 2020 году импорт украинских товаров в Оман увеличился в 2,33 раза, а за первый месяц 2021-го — в 6,52 раза, в сравнении с январем 2020 года. И если по итогам первого квартала/полугодия будет отмечен рост украинского импорта в ОАЭ и Катар, то придется признать, что «после того» означает и «вследствие того».

Официальный визит президента Украины в Государство Катар
Официальный визит президента Украины в Государство Катар
President.gov.ua

Хотя арабы и без президентских визитов уже давно и плотно осваивают Украину. Еще в 2018 году компания Saudi Agricultural and Livestock Investment купила украинский агрохолдинг «Мрия» за 242 миллиона долларов. А «Мрия» — это земельный банк в 165 тысяч гектаров украинской земли. Участвуют арабы и в жилищном строительстве (как, например, Аднан Киван в Одессе), и в украинских портах (глобальный дубайский оператор DP World, который является одним из мировых лидеров портовой отрасли, приобрел 51% акций контейнерного терминала ТИС (порт «Южный», Одесская область).

Однако, к сожалению, успехи «аравийских визитов» Зеленского во многом нивелируются конфузами, которые сопровождают эти визиты. Президента прямо винить в них нельзя, но вот президенту стоит предъявить вполне обоснованные претензии к тем, кто эти визиты обеспечивает. Ведь у любого президента (короля, премьера, диктатора) есть ребята, «специально обученные» вопросам протокола и церемониала, которые должны знать специфику региона и должны объяснить лидеру и его команде даже не то, что нужно делать вовремя визита, а то, что делать ни в коем случен нельзя. У Зеленского таких людей, похоже, нет.

Иначе почему при визите в Оман ему не объяснили, что султан Кабус бен Саид умирает? В результате приезд украинского президента в Маскате никто не заметил, а Зеленский имел достаточно неприглядный вид, будучи вынужденным общаться только с уже явно «сбитым летчиком», министром иностранных дел Юсуфом бин Алави бин Абдуллой (заменен в августе 2020 года), а дома он вынужден был оправдываться тем, что это был не официальный визит, а так — повезли детей отдохнуть, за счет супруги.

Юсуф бин Алави бин Абдулла
Юсуф бин Алави бин Абдулла
(сс) Helene C. Stikkel

Иначе почему команде Зеленского никто не рассказал, что государственные подарки обычно проверяют? Особенно, если речь касается оружия, предназначенного арабу? А в результате получился конфузный инцидент с неработающим автоматом «Форт», подаренным эмиру Дубая, премьер-министру и вице-президенту ОАЭ Мохаммеду ибн Рашиду аль-Мактуму.

Или почему никто не объяснил Олегу Урускому, члену «команды Зеленского» и вице-премьеру Украины, что «дипломату нужны железные нервы профессионального карманника» и он не должен шарахаться от Мансура ибн Зайд Аль Нахайяна (брата Халифы ибн Зайда, эмира Абу-Даби и президента ОАЭ), даже если рядом идет Рамзан Кадыров. Оба гости эмира и Рамзан — его давний друг, а на украинского вице-премьера смотрели, откровенно пожимая плечами.

Или последний конфуз, уже в Катаре. У «церемониймейстеров и протоколистов» Зеленского — что, не знают, что по мусульманским правилам нельзя сидеть, вытянув ноги в направлении собеседника или высоко подняв ногу? Как сидели Андрей Ермак и Дмитрий Кулеба во время разговора с Эмиром Катара Тамимом бин Хамадом Аль Тани. И что там делала простоволосая дамочка (похожая на пресс-секретаря Зеленского) с голыми коленками? Ведь шариат предписывает женщине носить одежду, закрывающую все, кроме лица и рук.

Коленки и подошвы на приеме у эмира Катара
Коленки и подошвы на приеме у эмира Катара
President.gov.ua

Что подумали арабы по поводу голых коленок и прочего аврата украинки — пусть остается их тайной. А вот поза министра и шефа президентского офиса может рассматриваться просто как оскорбление. Министру и шефу, для полного понимания с арабами, остается только похлопать их по плечу левой рукой. Которая у мусульман используется во время гигиенических процедур при дефекации и считается нечистой.

Все эти конфузы, конечно, мелкие, но дипломатам стоило бы знать, что «человек спотыкается не о горы, а о камешки». Даже в погоне за инвестициями.

Хотя, повторюсь, поиск инвестиций — это крайняя необходимость и основная цель для Владимира Зеленского. Ему нужны деньги и ресурсы. От российских Украина отказалась. Как и от китайских, ставших недостижимыми после истории с «Мотор Сич» и санкций, наложенных на китайских граждан и юридические лица. Что же касается евроатлантической «помощи», то там за каждый скормленный Зеленскому доллар/евро от него требуют «массы мелких услуг», превращающих украинский суверенитет в фикцию: землю, банки, судебную систему и прочая, прочая, прочая… А арабов, владельцев крупнейших инвестиционных фондов, меньше всего волнуют «демократические» проблемы Украины.

Поиски будут, конечно, продолжаться. И остается только предполагать, какие конфузы учудят украинские «молодые и дерзкие лица» в той же, например, Турции.