Между Турцией и Европейским союзом разразился интригующий скандал, который многие эксперты называют «диванным». Сначала на него обратила внимание The Washington Post, затем с протестом выступил премьер-министр Италии Марио Драги. Дело в том, что во время визита двух высокопоставленных представителей ЕС в Анкару — председателя Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен и председателя Европейского совета Шарля Мишеля — во время приема у президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в комнате оказалось всего два кресла, а не три.

Турция
Турция
Иван Шилов © ИА REGNUM

На одно уселся Эрдоган, на другое — Мишель. Для фон дер Ляйен в президиуме места не нашлось, и ей пришлось занять место на диване, которое, согласно принятым нормам, обычно отводят переводчикам и другим участникам встречи. «Эта картина живо отобразила иерархию, — пишет в этой связи немецкое издание Der Tagesspiegel. — На равных встречаются двое мужчин, Мишель и Эрдоган. У них статус первых лиц. Председатель Еврокомиссии выполняет лишь второстепенную функцию, как и турецкий министр иностранных дел, служащий своему президенту». Многие в Европе сочли это намеренным нарушением протокола. Но глава МИД Турции опроверг такую версию. По его словам, кресла были расставлены в соответствии с требованием протоколистов ЕС. «До встречи Эрдогана с главами Европейского совета и Европейской комиссии сотрудники, занимающиеся вопросами протокола всех сторон, встретились для ее подготовки, — говорил Чавушоглу. — Все было сделано так, как того потребовали европейские протоколисты». Тем не менее член Европейского парламента Софи ин'т Велд считает, что «произошедшее не было случайностью».

Фон дер Ляйен и Реджеп Эрдоган
Фон дер Ляйен и Реджеп Эрдоган
Цитата из видео на YouTube

В этой связи многие вспомнили об истории, когда в 2010 году после демонстрации в Турции антиизраильского телесериала «Долина волков» заместитель министра иностранных дел Израиля Даниэль Аялон вызвал посла Турции Ахмета Огуза Чиликкола для объяснений и усадил его на низкий диван. Он сам и двое сотрудников министерства устроились в удобных креслах, что вызвало тогда дипломатический скандал, так как приглашенные на встречу израильские журналисты охарактеризовали поведение Аялона как «явное стремление унизить дипломата». Поэтому возникает вопрос: случай с фон дер Ляйен является «недоработкой» протокола или тонкой сознательной акцией со стороны Турции? Европейские эксперты утверждают, что Брюссель в посетившей Турцию паре высокопоставленных чиновников главную роль отводил главе Еврокомиссии, которой была поручена миссия придать «новый импульс» взаимоотношениям между ЕС и Анкарой и подготовить нечто вроде «дорожной карты» еще до июньского саммита глав государств и правительств стран — членов Евросоюза.

Анкара почему-то ожидала, что на столе будет инициатива возобновления переговорного процесса по интеграции с ЕС. Но ничего подобного она от Брюсселя не услышала. Эрдогану предложили начать переговоры только по четырем областям расширения возможного сотрудничества: модернизация совместного таможенного союза, проведение переговоров на самом высоком уровне, облегчение условий для поездок турецких граждан в ЕС и дальнейшая финансовая помощь примерно 4 миллионам сирийских беженцев в Турции. Помимо того, было заявлено, что Брюссель «обеспокоен введенными в стране ограничениями свободы слова и действиями против оппозиционных политических сил», что, как подчеркнула фон дер Ляйен, «является абсолютным приоритетом для Европейского союза». Она также раскритиковала выход Турции из Стамбульской конвенции о защите женщин от насилия. Плюс к этому требования к Анкаре «изменить свою политику в Восточном Средиземноморье, Сирии, Ливии и на Кавказе». Как заявил один европейский чиновник, «если Эрдоган не проявит готовность к сотрудничеству, все инициативы Евросоюза будут заблокированы».

Реджеп Эрдоган
Реджеп Эрдоган
Kremlin.ru

То есть, пишет турецкое издание Hurriyet, «Евросоюз не изменил свои подходы к Турции и продолжает в ее отношении политику диктата своих условий, но с упором на перспективы ключевых экономических выгод». И ничего более того. Не случайно в представленном недавно на виртуальном саммите лидеров ЕС докладе о будущем турецко-европейских отношений указывается, что «турецкий экспорт в Евросоюз составляет 69,8 млрд евро, а страна получает 58,5 млрд евро прямых иностранных инвестиций из стран ЕС». Говоря иначе, Анкаре дают понять, что ей есть что терять, идя на конфронтацию с Евросоюзом. Что касается сферы безопасности, то Турции предлагается прямолинейное решение — следовать в фарватере политики НАТО и, как считает турецкое издание Milliyet, «включаться в зону кризисов, которыми пытаются окружить сейчас Россию». В данном случае речь идет о Донбассе, планах США по усилению под предлогом украинского кризиса своего военного присутствия в Черном море и так далее. При этом Анкару подозревают в том, что она, инициируя дискуссию вокруг статуса Проливов, «отвлекает внимание мирового сообщества от проблемы «Северного потока — 2», и «вместо отдаления от России она с ней сближается».

Запад во взаимоотношениях с Турцией стремится в своих интересах использовать геополитическое положение этой страны, тогда как Анкаре разыграть в своих интересах эту карту не позволяют. Как она ответит на такие поползновения со стороны своих западных партнеров, сказать сложно. Пока Турция прибегает к тонким дипломатическим приемам протокольного типа, что было применено в отношении фон дер Ляйен. Как считает Der Tagesspiege, «эффект есть, Эрдоган продемонстрировал, что ЕС расколот — как и Европа вообще». Посмотрим, что дальше.