Вечер 30 марта 2021 года. Трехсторонняя видеовстреча президентов Франции и России, а также германской бундесканцлерин стала «ожидаемой неожиданностью» для Украины. Киевская власть всеми силами своих медиаресурсов убеждала украинцев в неизменности четырехстороннего «нормандского формата», хотя практика показала его откровенный провал. Даже единственный позитивный результат декабрьской парижской встречи 2019 года — режим прекращения огня на востоке Украины — приказал долго жить под снайперским огнем, активизировавшимся в конце марта.

Владимир Зеленский
Владимир Зеленский
Иван Шилов © ИА REGNUM

Дальнейшее существование «нормандского формата» споткнулось о концептуальные противоречия предложений по его развитию, в полной мере отразившиеся в разных версиях «Ключевых кластеров по реализации Минских соглашений». Хотя — какие там «разные версии»! Это просто несовместимые подходы: Киев предлагает «сначала возврат границы» («безопасность») — потом правовые изменения в регионе и стране («политика»). Поэтому здесь считают, что «надо переставить некоторую последовательность действий по Минску» (Федор Вениславский, представитель президента в Конституционном суде Украины). Москву же более чем удовлетворяют формулировки Минского соглашения 2015 года, предполагающие: «сначала политика, потом безопасность».

Киев не без основания рассчитывал на поддержку «старших товарищей» по Норманди, Франции и Германии. Однако в последние годы даже президент Зеленский заметил, что «мы (Украина — А.Г.) не в приоритете», — и это касается не только вакцин от ковида. Украина уже давно вышла из центра политического внимания «коллективного Запада» и его отдельных представителей. И трехсторонняя встреча Путина, Меркель и Макрона, без президента Зеленского — тому свидетельство.

Владимир Путин, Ангела Меркель и  Эммануэль Макрон
Владимир Путин, Ангела Меркель и Эммануэль Макрон
Kremlin.ru

Было ли это действие форматом «Норманди минус один»? Организаторы встречи убеждают, что нет. Что это ординарная встреча лидеров ведущих европейских стран, обсуждавших ряд актуальных проблем и коснувшихся Украины лишь вскользь. Хотелось бы верить, да верится с трудом.

Официальные источники представляют программу видеовстречи в один голос (что Россия, что Германия) таким образом: в первую очередь ситуация с пандемией, конфликт на Украине, ситуация в Белоруссии, Ливия, Сирия, Иран и «дело Навального». Гуманисты из команды французского президента, правда, упомянули Навального как второго в порядке очереди.

Но сути это не меняет. Нетрудно заметить, что в решении всех перечисленных проблем позиция Путина имеет решающее значение. Обсуждалась возможность «регистрации, использования и производства российской вакцины Sputnik V в странах Европейского союза», поскольку в мире образовался явный дефицит вакцин. В Белоруссии, Ливии, Сирии и Иране голос России сейчас более чем весом, а Навальный просто сидит у Путина за решеткой.

В то же время и у Меркель, и у Макрона на носу выборы. В Германии выборы в бундестаг через полгода, 26 сентября. Меркель, конечно, уходит с поста канцлера, но и в этом случае она обязана привести к победе свой блок ХДС/ХСС. А в условиях сотрясавших Германию скандалов с депутатами этого блока (в первую очередь «масочного» и «азербайджанского») это будет совсем непросто: с начала года электоральный рейтинг ХДС/ХСС упал с 36 до 26%.

У Макрона президентские выборы более чем через год, в апреле 2022-го. Но и ему стоит «напрячься». Потому что если на прошлых выборах он выиграл у Марин Ле Пен со счетом 66,10 на 33,9 процента, то по мартовскому опросу «во втором туре против Марин Ле Пен Эммануэль Макрон набрал лишь 53% голосов, что на три очка меньше, чем пять месяцев назад, и особенно на 13 очков меньше, чем во втором туре последних президентских выборов» (Ifop, 5−11 марта 2021 года). То есть и немецкой, и французской действующей власти крайне необходимы хотя бы маленькие политические победы для преодоления негативной электоральной динамики. Уступки со стороны России — это и есть маленькая политическая победа, ради которой можно поступиться даже интересами Украины.

Кандидат в президенты Франции Мари Ле Пен
Кандидат в президенты Франции Мари Ле Пен
Blandine Le Cain

Можно по-разному излагать результаты обсуждения украинского вопроса на минувшей Норманди-3. Я использую китайскую формулировку как равноудаленную от участников встречи. На и не верить компетентности Синьхуа оснований тоже нет. «Что касается ситуации на Украине, то Путин призвал Киев выполнить договоренности об установлении прямого диалога с Донбассом и урегулировании юридических вопросов, касающихся особого статуса региона. Российская сторона выразила «серьезную озабоченность» эскалацией вооруженного противостояния между повстанцами Донбасса и украинскими правительственными силами, которая была «спровоцирована» Киевом».

То есть Путин откровенно продолжает свою линию, представляющую Украину и непризнанные республики Л/ДНР как стороны конфликта, а Россию — как стороннего наблюдателя. Именно такой подход зафиксирован во втором пункте Минских соглашений. И сомнению этот пункт во время видеорандеву не подвергли ни Меркель, ни Макрон.

«В ходе подробного обмена мнениями по ситуации на Украине подтверждена безальтернативность минского «Комплекса мер» 2015 года как основы урегулирования внутреннего конфликта в этой стране» (германский релиз).

«Была подчеркнута необходимость того, чтобы Россия взяла на себя твердое обязательство по стабилизации режима прекращения огня на Украине и выработке выхода из кризиса при соблюдении Минских соглашений» (французская позиция).

Нетрудно заметить, что даже упоминания о какой-либо трансформации или изменении порядка Минского протокола в итогах встречи нет.

Офис президента Зеленского на вечер 31 марта хранит молчание, хотя результаты встречи прямо касаются Украины. Шок можно понять: еще три недели назад Зеленский готов был в отдельности встретиться с каждым из лидеров Норманди, потому что «постоянно откладывать решение этого важного вопроса не выйдет». Ее и не отложили…

Встреча в «нормандском формате»
Встреча в «нормандском формате»
Kremlin.ru

Юлия Мендель, пресс-секретарь Зеленского, пытается убедить окружающих, что «Украина продолжает переговоры со всеми странами «нормандского формата» на разных уровнях, и никакие решения в отношении нашей страны без нее самой не могут и не будут приниматься». Окружающих-то убедить можно, а вот президента Франции и канцлера Германии — получается пока не очень.

Куда более убедительным, на сегодняшний вечер, кажется оценка радикал-националиста и экс-парламентария, мне лично глубоко несимпатичного, но острого на выражения Игоря Мосийчука: «Путин, Меркель и Макрон обсудили Донбасс без Зеленского. Как по мне, так это полное фиаско нашего президента на международной арене и абсолютно недружелюбный шаг от Франции и Германии, которые позволили себе обсуждать украинские дела без Украины.

Чует мое сердце, что мы накануне большого шухера!»