Закон о запрете мата, использования «оскорбительных жестов» и ограничении правил видеосъёмки депутатами вызвал споры в думе города Костромы, передаёт корреспондент ИА REGNUM.

FOTO6353
FOTO6353

Сегодня, 25 марта, парламентарии собрались на очередное заседание. В числе прочих вопросов обсуждались изменения в регламент работы думы, предложенные комиссией по организации депутатской деятельности, этике и регламенту.

Одним из поводов для внесения изменений в регламент стали действия городского депутата Михаила Елохина, снимающего коллег на телефон во время заседаний. Депутаты посчитали, что действия коллеги некорректны и мешают выступающим. Сам Елохин посчитал позицию инициаторов принятия закона ошибочной и поставил целесообразность существования комиссии по этике под вопрос.

«Считаю, что данный проект противоречит смыслу существования депутатского корпуса. Кому мешает мой телефон со штативом? Он не загораживает проход, никто об него не запинается. Какой смысл ограничивать правила видеосъёмки для депутатов, если те же представители СМИ могут спокойно перемещаться по залу и производить съёмку? Если депутаты не хотят, чтобы компрометирующая их запись попала в сеть, нужно придерживаться одного простого правила. Достаточно не делать и не говорить постыдных вещей. Также в законе есть момент, согласно которому депутату запрещается ругаться матом. Какой смысл прописывать это требование, если есть административный кодекс, которому обязан подчиняться каждый депутат. Давайте, чтобы оправдать существование комиссии по этике, дополнительно запретим убийства в думе, пронос огнестрельного оружия на заседания и так далее»
Депутат Михаил Елохин и его штатив, вызвавший вопросы у коллег
Депутат Михаил Елохин и его штатив, вызвавший вопросы у коллег

Против предлагаемых новшеств выступил и депутат Николай Сорокин. Он согласился с позицией Елохина относительно ограничения видеосъёмки и попросил председателя комиссии по организации депутатской деятельности, этике и регламенту Максима Черствова разъяснить момент, касающийся использования «оскорбительных жестов».

«Как гласность может помешать работе муниципального органа? Это основной принцип его деятельности. Отмечу, что сама дума трансляций с заседаний не ведёт. Причины назывались разные — нехватка средств, ресурсов. Мы должны сказать спасибо депутату Елохину за то, что он ведёт записи заседаний, выполняя эту работу. В законе говорится, что депутат не должен допускать использования оскорбительных жестов. Такое понятие в законодательстве отсутствует. Будет ли считаться оскорбительным, если депутат постучит по столу или покрутит пальцем у виска? Не могли бы вы, Максим Дмитриевич, продемонстрировать нам жесты, которые считаете оскорбительными, чтобы мы поняли?»

Черствов отказался показывать жесты на публику и отметил, что решать, что оскорбительно, а что нет, будет комиссия.

«Абсолютно все люди знают и понимают эти жесты на уровне подсознания, так что ничего показывать я не буду. Если от депутатов будут заявления, наша комиссия рассмотрит и примет решение, является или не является тот или иной жест оскорбительным», — сказал Черствов.
Депутат Николай Сорокин спорит с председателем комиссии по этике Максимом Черствовым
Депутат Николай Сорокин спорит с председателем комиссии по этике Максимом Черствовым

В защиту предлагаемых изменений выступил глава города Костромы, председатель думы Юрий Журин. Он предложил коллегам не подменять понятия и уточнил смысл проекта.

«Моменты по видеосъёмке прописаны для того, чтобы коллеги могли чувствовать себя комфортно. Когда камера со штативом направляется непосредственно в лицо — это, извините, как минимум некорректно. Некоторые коллеги воспринимают это как давление, это мешает им сосредоточиться. И давайте не будем подменять понятия — мы говорим не о запрете на съёмку своих коллег, а о выработке чётких правил. Для того чтобы осуществить съёмку, депутат должен предупредить об этом председателя, занять специально отведённое для этого место. Дальше он может снимать всё что захочет».

Сторонников новых этических правил оказалось больше, чем противников. Депутат Дмитрий Кудря посчитал, что, снимая коллег, депутат Елохин участвует в «ментальной войне» России с «сами знаете кем».

«Мне абсолютно понятно, откуда появилось желание товарищей снимать некие комиксы про нас. А если поставить их на поток — это будут уже сериалы… Что такое непрямая конфронтация между понятно кем и Российской Федерацией? Её целью является не уничтожение сил и инфраструктуры противника, а уничтожение самосознания. Вы пытаетесь снимать комиксы на вырванных из контекста фрагментах, режиссируете продукт, тиражирование которого оказывает влияние на изменение самосознания. Тем самым вы участвуете в ментальной войне. В освобождённую Европу американцы привезли из Голливуда 100 фильмов, и к чему всё это привело? К комиксам Marvel и всему тому, что сейчас происходит. Это ментальная война!»

Обсуждение проекта завершила член комиссии по этике, депутат Татьяна Гачина. Она призвала депутатов принять изменения, направленные на предотвращение «выкладок обрывочных материалов в сеть».

«Фото‑ и видеосъёмка имеет право осуществляться. Но нужно осуществлять её, предупредив об этом депутатов. Мы понимаем, что в дальнейшем видеоматериалам дадут ход. Нам очень бы хотелось, чтобы не было непонятных обрывочных выкладок в сеть непонятно о чём. Поэтому всё это должно осуществляться на нормативных условиях. Предлагаю депутатам принять изменения».

После 40-минутного обсуждения проекта за введение новых правил по видеосъёмке, ограничение депутатов в использовании оскорбительных жестов и слов проголосовало большинство присутствующих на заседании парламентариев. Двое человек — депутаты Николай Сорокин и Михаил Елохин — высказались против, ещё один парламентарий воздержался. Таким образом, изменения в регламент работы думы были приняты.

Читайте ранее в этом сюжете: Костромским депутатам запретят материться на заседаниях и снимать коллег

Читайте развитие сюжета: В Костромской области предложили измерять КПД депутатов