Польша
Польша
Иван Шилов © ИА REGNUM

Польша вспоминает столетие Рижского мирного договора. 18 марта в Риге было подписано соглашение, которое оформило окончание польско-советской войны 1919 — 1921 годов. Договор определил границы восстановленного польского государства на востоке. По этому случаю в Польше будет открыта выставка «Рижский мирный договор — возвращенное наследие». Аналогичная выставка «Польско-советская война 1919−1921 гг. Рижский мирный договор» открылась и в России.

Несмотря на то, что Варшава по итогам Рижского мирного договора смогла вернуть себе часть территорий первой Речи Посполитой — Восточных Кресов в польской историографии, Западной Украины и Западной Белоруссии в советской — соглашение до сих пор трактуется неоднозначно. Во-первых, польско-советская война была не только столкновением Польши и советского государства, но и во многом гражданской войной, поскольку друг с другом сражались граждане бывшей Российской империи. Во-вторых, существующие интерпретации в основном представляют оценки случившихся событий. В работах польских историков и публицистов иногда можно встретить мнения о том, что Варшава «должным образом не позаботилась о том, чтобы огромные территории, оставшиеся на советской стороне границы, принадлежали Польше». Или о том, что «осенью 1920 года польские войска должны были двинуться на Кремль по следам гетмана Жолкевского, свергнуть большевиков и восстановить Речь Посполитую в границах, существовавших до раздела». В этой версии Рижский мирный договор представляется «политической глупостью» и «отложенным самоубийством».

Польские окопы под Милосной, август 1920 года
Польские окопы под Милосной, август 1920 года

Как замечает одно из польских изданий, окончание польско-советской войны стало «проигранной победой». Новый геополитический порядок показал компромиссность и хрупкость сложившейся ситуации. 1921 год не стал победой ни для Пилсудского, ни для Дмовского. Переговорные позиции Польши в Риге оказались намного слабее, чем до киевской экспедиции Пилсудского. Хотя маршал выиграл войну, он был отстранен от принятия наиболее важных решений. Пилсудский «справедливо опасался, что Советы скоро потребуют западные области Украины и Белоруссии». Международное положение Польши стало слабее, чем годом ранее — «референдумы на Вармии, Мазурах и в Повисле закончились неблагоприятно для Варшавы, а решение сверхдержав в Спа выделило Чехословакии большую часть Тешинской Силезии». Польша также «проиграла с точки зрения имиджа, потому что в западной публицистике подчеркивался авантюрный характер польской восточной политики».

Однако мы хотели бы поставить вопрос иначе: а что произошло бы, проиграй Польша эту войну? Напомним, что первоначально Москва поставила следующий ультиматум Варшаве. Граница должна была проходить по линии Керзона, максимальная численность польской армии не могла превышать 50 тысяч человек, польские власти должны были разорвать союз с Петлюрой, военная техника отходила победившей стороне, предусматривалось создание народного ополчения из пролетариев. Формально Польша оставалась бы независимым государством, сама выбирала форму правления, но на самом деле она быстро превратилась бы в протекторат. Кстати, с этими условиями Варшаву призывал согласиться премьер-министр Великобритании Ллойд Джордж. Но можно пойти и дальше. Вполне возможно, что в такой советизированной Польше возобладали бы силы, которые добились вхождения ее в состав Советского Союза (в конце концов, эту идею лоббировал после Второй мировой войны Берут). Польша стала бы 16-й советской республикой, а поляки заняли бы место в политической, экономической и культурной элите СССР.

Временный революционный комитет Польши. Подарен рабочими из Белостока
Временный революционный комитет Польши. Подарен рабочими из Белостока

Конечно, это стало бы катастрофой для многих поляков, которым пришлось бы эмигрировать на Запад. Также очевидно, что Польше пришлось бы столкнуться с волнами «сталинских репрессий». Но вместе с тем можно предположить, что национально ориентированные польские коммунисты постарались бы минимизировать преследования польских граждан и республика не пережила бы польскую операцию НКВД в 1937—1938 годах, затронувшую граждан польской национальности, проживающих в Советском Союзе. Более того, очевидно, что поляки заняли бы ведущие позиции в советском руководстве и оказывали самое серьезное влияние на курс Москвы. Это означает, что поляки могли бы предотвратить Вторую мировую войну, и не было бы никакого пакта Молотова-Риббентропа. Советская польская республика постепенно бы добилась включения в свой состав Восточной Пруссии, надежно изолированной от Германии, а также Вильнюсского края и, что не исключено, «выровняла» бы границы с Украиной и Белоруссией. Самое главное, не было бы шести миллионов погибших от рук нацистов граждан Польши и масштабных разрушений. И в случае распада СССР, который, кстати, поляки могли бы захотеть сохранить, они вышли бы с гораздо лучшим потенциалом.

Наша версия, безусловно, носит гипотетический характер. Историю не переиграешь, она такова, какая есть. Но рассмотрение возможных сценариев говорит о том, что кооперация Польши с Россией несет обеим сторонам больше выгод, чем вражда и конкуренция.