После карабахской войны президент Азербайджана Ильхам Алиев, как считает турецкое издание Habertürk, демонстрирует свое «искусство открытой публичной дипломатии», выступая на разных форумах, обозначая свое понимание сложившейся ситуации и перспектив дальнейшего развития событий в регионе. Он провел трехчасовую пресс-конференцию для азербайджанских и зарубежных журналистов, поводом для которой послужила очередная годовщина трагедии в Ходжалы. Затем прозвучало его выступление в онлайн-формате на XIV Саммите Организации экономического сотрудничества.

Ильхам Алиев
Ильхам Алиев
Иван Шилов © ИА REGNUM

В этой связи один бакинский эксперт заметил, что лидер Азербайджана «своими концептуальными заявлениями пополнил меню праздничного ужина для аналитиков». Но сначала об общих позициях. Победоносная для Азербайджана карабахская война серьезно изменила геополитическую ситуацию не только в Закавказье, но и стала оказывать влияние на ход событий на соседнем Ближнем Востоке. Бесспорно, для Азербайджана и лично для Алиева — это очень большая победа. Он войдет в историю государства как национальный лидер, сумевший вернуть территории, которые азербайджанцы считали утерянными. Поэтому у Баку есть все основания выстраивать свои суждения на повышенных эмоциональных политических оценках. В то же время Алиев, как опытный политик, понимает или должен понимать, что переход от войны к миру требует изменения политической риторики, прежде всего, по отношению к Еревану и Степанакерту, если, конечно, ставится цель установить здесь прочный мир.

Ильхам Алиев
Ильхам Алиев
President.az

Такого в выступлениях Алиева пока не просматривается, он устраивает «показательные информационные порки» Еревана, хотя пытается осторожно комментировать политический кризис в Армении. «Мы тридцать лет создавали историческую реальность. Армения должна посмотреть правде в глаза и принять, что она является проигравшей стороной. Мы создавали эту реальность тридцать лет, и сегодня мы могущественная страна. Они не могут построить вторую Армению на территории, которая исторически принадлежит Азербайджану, — говорит Алиев. — Если бы Пашинян послушал меня в 2018 году, он бы не оказался в этой ситуации. Политика, проводимая армянскими правительствами, привела страну к изоляции (со стороны Азербайджана и Турции), а сейчас бьет по самым основам армянского государства. Мы не будем с ними говорить, пока они не уйдут с нашей территории (Нагорного Карабаха). На настоящий момент нужно полностью исполнить российское предложение, которое приняли обе стороны».

Алиев при этом упирает на помощь «братской» Турции. Понятно почему. Без поддержки Анкары вряд ли решился бы Баку на развязывание нового вооруженного конфликта. Объективно такого рода суждения укрепляют в политическом сознании армян синдром «извечной вражды турок», тогда как Россия выступает в роли спасителя и гаранта безопасности карабахских армян. На такой основе Алиеву никогда не удастся провести намеченную интеграцию карабахских армян в составе единого государства. Поэтому в обозримом будущем Нагорный Карабах будет сохранять статус непризнанной республики, оставаясь своеобразным буфером между Арменией и Азербайджаном. Что касается Турции, то самое неожиданное для многих экспертов заключается в том, что в ходе карабахской войны Анкара была для Москвы скорее партнером, чем соперником, хотя Турция и Азербайджан, пишет французское издание Le Monde, «оказались на Западе под жестким информационно-политическим прессингом за переход к силовому сценарию в урегулировании карабахского конфликта».

Кстати, на пресс-конференции Алиев использовал понятие «стратегическое партнерство» применительно только к Турции, став, как пишут бакинские эксперты, «одним из немногих лидеров на постсоветском пространстве, определившим свои внешнеполитические ориентиры и приоритеты». Но не всё столь однозначно, как то представляется в Баку, где считают карабахский конфликт «завершенным». Впереди нешуточная дипломатическая битва за будущий статус Нагорного Карабаха, которая будет проходить в формате Минской группы ОБСЕ. Потенциально, как заявил доцент бакинского Университета общественных и международных отношений Кавус Абушов, «Алиев, вероятно, будет балансировать между Анкарой и Москвой и пытаться прорваться на Запад». В свою очередь, бывший азербайджанский посол в Париже Эльчин Амирбаев, заявил, что «если конфликт укрепил позитивный образ Алиева в его стране, то за ее пределами он привел к противоположному результату: многолетние попытки соблазнить Европу были уничтожены войной».

Дональд Туск и Ильхам Алиев
Дональд Туск и Ильхам Алиев
President.az

Выход, конечно, есть. Баку и Анкара должны вести дело к нормализации отношений с Ереваном, что может снизить давление со стороны Запада. Однако пока заявления на эту тему звучат слабо и воспринимаются больше как инструмент политической манипуляции. При таком ходе событий на пути к реализации подписанного 10 ноября мирного трехстороннего заявления по прекращению карабахской войны выставляются препятствия, причем не только с армянской стороны. У Алиева сейчас больше возможностей для того, чтобы отойти от политики конфронтации и перейти к политике конструктивного сотрудничества с Арменией, дать начало новому этапу в условиях новых геополитических реалий. Может быть, он чего-то выжидает, просчитывает варианты развития событий в Армении. Но пока он выпячивает военно-политическое превосходство своей страны над поверженным противником, ждать чего-то хорошего не приходится.