Признаться, я давно отключил новости из Армении, так как каждый раз читать их было не только психологически, но и физически больно, и я для себя принял решение — начать их читать только тогда, когда в топе Яндекса увижу — «Премьер-министр Армении ушел в отставку».

Никол Пашинян на митинге на площади Республики
Никол Пашинян на митинге на площади Республики
Primeminister.am

Однако на днях в компании родственников пришлось посмотреть прямую трансляцию с ереванского митинга и, к своему огромному сожалению, убедился, что все-таки был прав — события в Армении все еще продолжают поражать своей бессмысленностью и обреченностью.

Начнем с того, что я все-таки считаю людей, в такое тяжелое время находящих в себе силы собираться на митинги — цветом нации, людей, действительно неравнодушных. Их количество, кстати, которым так любят манипулировать всякие провластные СМИ и тг-каналы, не имеет никакого значения, так как годы так называемой «демократии», наступившей после так называемых лет «тоталитаризма», научили всякого думающего человека, что современная демократия — это не власть большинства, а власть активного меньшинства. Вопросы в данном случае возникают к организаторам — почему митинги организованы настолько бестолково?

Любой, даже начинающий политтехнолог, специалист по связям с общественностью прекрасно знает азы организации действенных протестных акций. Даже в далеком 1998 году, когда я имел честь работать в предвыборном штабе кандидата в президенты Армении Роберта Седраковича Кочаряна, каждый второй активист и волонтер мнил себя гениальным политтехнологом и пиарщиком и порой даже выдвигал толковые инициативы. За все эти годы в Армении появилась целая плеяда действительно грамотных специалистов в этой сфере, для которых источником знаний в политических технологиях стал не только фильм «Плутовство» (весьма модный среди политтехнологов упомянутого штаба), но и помимо теоретической научной литературы еще и целый ряд практических событий, произошедших в мире за это время.

Выступление Никола Пашиняна на митинге на площади Республики
Выступление Никола Пашиняна на митинге на площади Республики
Primeminister.am

Выделю пару наиболее очевидных приемов, которые являются обязательными для такого рода политических акций. Во-первых, это символ. Любой успешный протест имеет свой узнаваемый символ, на языке маркетологов — бренд. Причем история таких символов уходит своими корнями вглубь веков, так что не совсем правильно считать это современным изобретением. Мало кто сейчас вспомнит, но события, начавшиеся во Франции в 1648 году, получили свое название «Фронда» от французского la fronde — праща. Миниатюрную пращу, сплетенную из веревочки, участники протеста привязывали к своим плащам и шляпам. Но сегодня символизм приобрел новое значение и звучание в политических процессах. Это и «революция роз» в Грузии в 2003 году, и оранжевая символика в событиях на Украине в 2004 году, и «революция тюльпанов» в Киргизии в 2005 году, и различные «дни гнева» и «дни проводов» в Египте в 2011 году, и «белая ленточка» в российских акциях протеста 2011 — 2012 г.г., и, наконец, слоган «духов», который применялся во время государственного переворота в Армении в 2018 году. Протест должен быть узнаваемым, каждый присутствующий на митинге может и должен идентифицировать себя с другими, чтобы осознать свою сопричастность, чтобы понимать, что он не одинок. Наличие таких символов помогает также решить вопрос с массовостью протестов. Так, если для инертного большинства, которое также было бы не против изменений в стране, но не хочет выходить на митинг по разным причинам, то это самое большинство, хоть, и не выходя на митинги, все равно с большим удовольствием нацепит на себя кепку или ленточку на машину с этой символикой, что поможет организаторам подчеркнуть массовый характер протестов. Плюс, наличие таких символов помогает в организации «красивых картинок» для СМИ, а красивая картинка в СМИ сегодня — это залог появления сопереживания и сочувствующих, которые смотрят эту самую картинку.

Во-вторых, разберем наличие этих «красивых картинок». Где истории с «девушкой, обнимающей полицейского»? Где колясочник, «храбро противостоящий толпе спецназа»? Где фотографии «прекраснолицего героя, с раскинутыми руками (аллюзия на Христа) стоящего на фоне отряда полиции»? Да, это избитые, но от этого не ставшие менее действенными приемы организаторов протестов. Посмотрите фотографии с самых различных акций протеста в самых различных странах, и вы увидите такого рода истории, сделанные как под копирку. Повторю еще раз — наличие таких фотографий помогает создать целую армию сопереживающих и сочувствующих.

Выступление Никола Пашиняна на митинге на площади Республики
Выступление Никола Пашиняна на митинге на площади Республики
Primeminister.am

Ну и, чтобы не растекаться мыслью по древу, выделю последний (разумеется, последний только в рамках этой статьи), третий, пункт. За 2 часа, когда я смотрел трансляцию митинга, я увидел всего 2 выступления, и то не самых живых. Логика организации любой акции протеста подразумевает напряженность, постоянно звенящий нерв протеста, который должен ощущаться даже с экрана телевизоров. Выступления должны следовать друг за другом, причем неважно, о чем говорит выступающий, даже если это со стороны кажется бредом, или он просто читает стихи. Напряженность должна поддерживаться постоянно, бурление не должно стихать ни на минуту. 20−30 талантливых ораторов (а они есть у оппозиции) достаточно для поддержания этого самого пресловутого нерва круглосуточно. А на деле мы видим мирную картинку каких-то людей, собравшихся у здания парламента, в кадр телевизионной картинки не попадает ни один плакат, ни один слоган, а на фоне звучит какая-то патриотическая музыка. Слава Богу, хоть до этого додумались.

Конечно, обывателю все вышенаписанное покажется бредом, а специалист, в свою очередь, может добавить еще пару десятков пунктов, обязательных к исполнению для эффективной организации таких акций, но, во-первых, обывателю уже дали один раз право высказать свое мнение, и он его высказал в 2018 году, приведя к власти секту проходимцев, а специалистам отвечу, что я не имел целью производить детальный разбор происходящего с точки зрения политических технологий или проводить какой-то ликбез. Я не то, что уверен в их наличии, я лично знаю несколько десятков высококлассных специалистов в Армении (кстати, один из самых блестящих из них — Ара Сагателян — сегодня томится в застенках), которые знают все вышеописанное лучше меня. Вопрос — почему не применяют?

Вот здесь и зарыта собака. По моим ощущениям, причиной происходящих вялых протестов является то, что статус кво выгоден как бездействующей оппозиции, так и действующей власти. Если для первых прийти к власти сегодня означает принятие неимоверно гигантской ответственности по расчистке авгиевых конюшен, принятие непопулярных решений и страх перед неопределенностью, то для вторых это является способом оттянуть свой уход, подготовить какие-то гарантии безопасности для себя лично и членов своих семей. Складывается ощущение, что оппозиция проводит все эти митинги исключительно для нарабатывания политического капитала, который планирует трансформировать в голоса избирателей на грядущих выборах, и всё. При должной решимости власть в стране можно было бы взять еще в ночь подписания капитуляции, когда разгневанный народ разнес здания правительства и парламента. Причем в это время власть мог взять любой проходимец, чего, к сожалению, или скорее всего, к счастью, не произошло, так как второго проходимца бедная Армения бы не вынесла.

Иначе я не понимаю смысла всего происходящего. Если рефреном оппозиции является «Никол-предатель», то почему они периодически бегают на переговоры с предателем? О чем можно разговаривать с предателем? Предатель должен уйти и точка. Любые переговоры с предателем легитимируют его, с предателем не ведут переговоров, а выдвигают ультиматум. А здесь — постоянные переговоры.

Президент Армении Армен Саркисян с начальником генерального штаба ВС Армении Оником Гаспаряном
Президент Армении Армен Саркисян с начальником генерального штаба ВС Армении Оником Гаспаряном
President.am

Единственным неожиданным и эффективным шагом за последнее время стало требование Генштаба об отставке правительства, но и оно отчего-то застопорилось. Могу предполагать, что из-за вечной армянской стыдливости: «а что скажет просвещенный мир»? Хотя молчание этого самого просвещенного мира, начиная с Геноцида 1915 года, и заканчивая бомбежками мирных городов Арцаха, было красноречивее любых слов. К тому же, сейчас «просвещенному миру» хватает своих проблем.

Вот такие мысли посещают среднестатистического потребителя новостной картинки в диаспоре из Армении. Буду рад, если в стране все-таки происходят какие-то глубинные процессы, и я глубоко заблуждаюсь, а на самом деле — с таким нетерпением ожидаемая мною новость в топе Яндекса скоро станет реальностью.

P.S. Пока писал эту колонку, узнал, что второй президент Армении Роберт Седракович Кочарян провел большую пресс-конференцию. Я очень надеюсь, что ему удастся сплотить все здоровые силы в стране вокруг своей фигуры, так как уверен, что в современной Армении — это единственный политик, у которого может получиться построить на развалинах страны государство. Благо, один раз он уже это сделал.

Пресс-конференция Роберта Кочаряна
Пресс-конференция Роберта Кочаряна
Facebook.compresidentrobertkocharyan

В случае с Робертом Седраковичем может также получить развитие любопытная линия тандема Кочарян-Саргсян (имею в виду третьего президента Армении). Хотя Республиканской партии Армении еще не удалось освободиться от багажа предыдущих ошибок, и она все еще неоднозначно воспринимается широкими слоями общества, однако именно в этой партии сосредоточена целая плеяда крепких профессионалов (многие из которых, кстати, начинали свой путь именно при Роберте Седраковиче), которые не замазаны ни в каких коррупционных скандалах, имеют блестящее образование и большой опыт государственного управления. И наличие такого тандема может оказаться сокрушительным как для внутренних, так и для внешних врагов страны, и в очень сжатые сроки. Что же касается поддержки АРФД и «Процветающей Армении», то первая традиционно поддерживала Кочаряна, а вторая появилась на свет именно благодаря его политической воле и теоретически также должна будет встать под его знаменами.