Когда Объединенные Арабские Эмираты и Бахрейн в 2020 году договорились официально оформить дипломатические отношения с Израилем, это решение сопровождалось «позолоченным бонусом» за подписание соглашения. Речь идет о фонде в 3 миллиарда долларов, которые должны были направиться на инициативы частного сектора, предпринимаемые для стимулирования экономического роста и сотрудничества на Ближнем Востоке.

Доллары
Доллары
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Позже, когда Судан и Марокко дали понять, что они тоже установят отношения с Израилем, им также были открыты 3 миллиарда долларов от американских налогоплательщиков. В заявлении об открытии фонда от 20 октября он назывался «неотъемлемой частью исторического мирного соглашения» между Израилем и ОАЭ при поддержке Соединенных Штатов. «Это проявление нового духа дружбы и сотрудничества между тремя странами, а также их общей воли к развитию региона», — говорится в заявлении.

Прошло менее пяти месяцев, но будущее фонда остается неясным. Разговоры с десятками экспертов показывают, что, хотя фонд и оформился быстро (пусть и немного в тени), он буквально изнывает с приходом администрации Байдена. Арье Лайтстоун, политический назначенец, назначенный администрацией бывшего президента Дональда Трампа для управления фондом, ушел в отставку, и не названо, кто его заменит. В то же время были подняты вопросы о прозрачности фонда, штаб-квартира которого находится в Израиле, и о том, был ли он политизирован.

Арье Лайтстоун
Арье Лайтстоун
Il.usembassy.gov

Когда было объявлено об открытии фонда, он был организован как подразделение US International Development Finance Corp (DFC), правительственного банка развития США, созданного в 2019 году путем объединения Зарубежной частной инвестиционной корпорации с Кредитным управлением развития USAID. (Фонд не имеет никакого отношения к Инициативам Фонда Авраама, еврейско-арабской группы сосуществования, базирующейся в Израиле.)

С октября по январь в Фонд Авраама было подано более 250 заявок, в том числе от частных фирм и полугосударственных инициатив в ОАЭ, Иордании, Бахрейне, Египте и других странах региона. Некоторые из них были двусторонними совместными предприятиями. По данным источников, в конечном итоге пятнадцать проектов было отобрано и отправлено в DFC в Вашингтоне для утверждения. Израильский предприниматель, имеющий тесные связи с бывшими сотрудниками посольства США в Израиле, рассказал, что администрация Трампа поддерживала фонд, всё еще надеясь выиграть переизбрание. Как только стало ясно, что Трамп не будет держаться за Белый дом, надежды на то, что фонд продолжит работать, сильно ослабли, сказал предприниматель изданию Times of Israel.

Лайтстоун, который был правой рукой бывшего посла США в Израиле Дэвида Фридмана, ушел в отставку 20 января, в день вступления в должность президента Джо Байдена, как и Адам Болер, также политический назначенец (и бывший сосед по комнате зятя Трампа Джареда Кушнера), который возглавлял DFC. По состоянию на 1 марта замены еще не были названы ни на одну должность, и администрация Байдена не назвала кандидатуру на замену посла Дэвида Фридмана, который также ушел в отставку 20 января.

Дэвид Фридман
Дэвид Фридман
Il.usembassy.gov

Отсутствие назначений, вероятно, отражает поворот Вашингтона от Ближнего Востока и отсутствие энтузиазма по поводу перехвата эстафеты Фонда Авраама, согласно источникам, хорошо осведомленным о ситуации.

Офис премьер-министра Израиля отказался от комментариев, но израильские официальные лица, выступившие на условиях анонимности, заявили, что у них есть ощущение, что США сокращают инвестиции в регион, хотя у них нет конкретной информации. «У них нет на это денег», — сказал один чиновник.

Сотрудники пресс-службы DFC, которая продолжала работать под руководством исполняющего обязанности генерального директора Дэва Джагадесана, карьерного бюрократа, оставили без ответа ряд запросов относительно подробностей о 15 проектах Фонда Авраама, которые были представлены на утверждение агентству. Однако издание Times of Israel узнало, что пять из этих проектов были связаны с энергетическим сектором, пять — с продовольственной безопасностью, и пять — с финансированием проектов.

Лайтстоун и его небольшой штат оценивали проекты на основе того, будут ли они способствовать достижению внешнеполитических целей США, могут ли они принести доход американским налогоплательщикам и помогут ли принимающим странам превратиться из получателей в доноров, а также соответствовать экономическим ограничениям DFC.

В отличие от USAID, DFC не дает грантов, а скорее предоставляет кредиты с ожиданием возврата инвестиций. По состоянию на сентябрь 2020 года у нее было три активных проекта в Израиле на общую сумму инвестиций в размере 580 миллионов долларов. В 2019 году она также выделила 480 миллионов долларов на два египетских проекта по транспортировке жидкого природного газа с израильских газовых месторождений, разрабатываемых компанией Noble Energy.

Дэн Катривас, глава департамента внешней торговли Ассоциации производителей Израиля, рассказал Times of Israel, что пытался выяснить, как подавать заявки в Фонд Авраама сразу после того, как фонд был анонсирован, но не существовало никакой прозрачности в отношении процесса подачи заявок или критериев, которым они должны были соответствовать. «Я пытался связаться с фондом, но было неясно, каковы их приоритеты, во что они собираются инвестировать, — сказал он. — Они не разместили официального сайта и не объявили официального конкурса».

Катривас отметил, что правила прозрачности США означают, что информация в конечном итоге должна будет выйти наружу. «У них есть этический кодекс, и они должны будут дать ответы Конгрессу, — полагает Катривас. — Но прямо сейчас тот факт, что неясно, как фонд управляется, как будут инвестироваться деньги и по каким критериям, вызывает всевозможные вопросы».

Веб-сайта Фонда Авраама по-прежнему нет, а на сайте DFC, где перечислены активные проекты и публикуются ежеквартальные отчеты, есть только официальные данные до конца июня. Бюджетное предложение на 2021 финансовый год, обычно представляемое весной предыдущего года, не включает Фонд Авраама.

Среди небольшой информации, размещенной на сайте DFC о Фонде Авраама, есть один пресс-релиз, в котором сообщается, что Узбекистан расширяет свое партнерство с Фондом Авраама.

«Обязательства Узбекистана в размере до 50 миллионов долларов являются свидетельством Соглашений Авраама (Ибрагима) и того факта, что улучшение экономического сотрудничества и связей является целью, разделяемой многими и которая также принесет процветание Узбекистану», — говорится в пресс-релизе. В нем не содержится подробных сведений о характере участия и причине, по которой Узбекистан стремился участвовать в проектах, финансируемых через Фонд. В статье, опубликованной на Entrepeneur.com в ноябре, отмечалось, что бизнес между Израилем и Узбекистаном набирает обороты вслед за соглашениями Авраама, и перечислялись возможные сделки по водным технологиям, оружию и секретным системам кибершпионажа.

Министр иностранных дел Узбекистана Абдулазиз Камилов и посол Израиля в Узбекистане Зехавит Бен Хиллель mfa.uz
Министр иностранных дел Узбекистана Абдулазиз Камилов и посол Израиля в Узбекистане Зехавит Бен Хиллель mfa.uz

По словам чиновников администрации, Лайтстоун играл ключевую роль в посредничестве в соглашениях между Израилем и странами Персидского залива, но оставался в основном за кулисами до последних дней правления президентской администрации, когда в последний день 2020 года Госдепартамент назначил его специальным посланником по экономической нормализации.

Его должность, сначала в качестве главы администрации Фридмана, а затем главы Фонда Авраама, вызвала некоторые опасения относительно его тесных связей с администрацией Трампа и отсутствия опыта в сфере помощи развитию. Некоторые задавались вопросом, уместно ли для политического назначенца возглавлять подразделение иностранного инвестиционного банка правительства США, который обычно аполитичен.

Лайтстоун, чьи отношения с Фридманом восходят к тому времени, когда он был официальным представителем Ортодоксального союза, имеет тесные связи с кругом еврейских советников Трампа. В прошлом году ортодоксальный раввин Лайтстоун присутствовал на свадьбе главного иммиграционного советника Трампа Стивена Миллера и Кейт Уолдман, помощника вице-президента Майка Пенса, которая состоялась в отеле Trump International. Он отказался говорить об этом Times of Israel, хотя в недавнем интервью колорадскому изданию Intermountain Jewish News он, похоже, преуменьшил перспективы продолжения работы Фонда Авраама, вместо этого заговорив о женском форуме экономического развития, который был анонсирован за несколько дней до его ухода.

В ноябре администрация Трампа сказала Jewish Telegraphic Agency, что Лайтстоун — это твердо стоящий на земле человек, эффективный исполнитель и благодетель, дословно «создатель дождя». Однако на данный момент, похоже, обещания Фонда Авраама сделать так, чтобы деньги дождем обрушились на ближневосточный регион, иссякли.