Когда министр иностранных дел Китая Ван И недавно призвал к перезагрузке двусторонних отношений с США, представитель Белого дома отреагировал на это, заявив, что в Вашингтоне взаимоотношения с Пекином рассматривают как отношения жесткой конкуренции, в которой диалог нужно вести с позиции силы. На этом фоне очевидно, что администрация президента Джо Байдена собирается возвращаться к тому китайскому курсу, по которому США шли до прихода к власти Дональда Трампа, пишет профессор Гарвардского университета Джозеф Най в статье, вышедшей 3 марта в The Strategist.

11-й Министр иностранных дел Китайской Народной Республики
11-й Министр иностранных дел Китайской Народной Республики
Kremlin.ru

Некоторые аналитики, указывающие на то, что причиной начала описанной Фукидидом Пелопоннесской войны был страх Спарты перед все более усиливающимися Афинами, полагают, что отношения США и Китая вступают в период конфликта, в котором состоявшийся гегемон — США — противостоит обладающему все большим потенциалом претенденту на этот статус — Китаю.

Читайте также: Asia Times: США и КНР не грозит опасность «ловушки Фукидида»

«Я не настолько пессимистичен. На мой взгляд, из-за экономической и экологической взаимозависимости вероятность настоящей холодной, а тем более горячей войны не так велика, потому что у обеих стран есть стимул к сотрудничеству в ряде областей», — отметил Най.
«В то же время всегда существует риск того или иного просчета, и некоторые видят опасность того, что катастрофа может быть спровоцирована случайно, как это было с Первой мировой войной», — добавил эксперт.
Профессор Гарвардского университета Джозеф Най
Профессор Гарвардского университета Джозеф Най
Chatham House

В истории много примеров неправильного представления об изменении баланса сил. Например, когда президент США Ричард Никсон посетил Китай в 1972 году, он хотел сбалансировать все большую угрозу, которую для начинавших терять свои позиции США представлял СССР. Так ему казалось. Однако то, что Никсон посчитал упадком, по сути же, было возвращением к нормальному состоянию США, чья доля в общемировом производстве после Второй мировой войны была искусственным образом завышена.

Никсон провозгласил многополярность, но за этим через два десятилетия последовал развал Советского Союза и однополярность Америки. Сегодня некоторые китайские аналитики недооценивают стойкость США и прогнозируют скорую гегемонию Китая, однако такие оценки могут оказаться опасным образом ошибочными.

При этом для Вашингтона было столь же опасно переоценивать или недооценивать мощь Китая, а в США есть группы, которые по экономическим и политическим причинам склонны и к тому, и другому. Если измерять экономику Китая в долларах, то она примерно на две трети меньше экономики США, но многие экономисты ожидают, что Китай опередит США где-то в 2030-х годах, в зависимости от того, что можно предположить о темпах роста Китая и Америки.

На этом фоне актуален вопрос, признают ли американские лидеры подобные перемены таким образом, чтобы они могли установить конструктивные отношения, или они поддадутся страху. Столь же немаловажно, пойдут ли китайские лидеры на больший риск или Пекин и Вашингтон научатся сотрудничать в производстве глобальных общественных благ в условиях перераспределения глобального влияния.

Стоит напомнить, что Фукидид видел две причины начала войны, катком прошедшейся по древнегреческому миру: укрепление новой державы и страх, который это усиление породило у устоявшегося гегемона. Вторая причина так же важна, как и первая. США и Китай должны избегать преувеличенных опасений, которые могут привести к новой холодной или горячей войне.

Даже если Китай опередит США и станет крупнейшей экономикой мира, национальный доход не единственный показатель геополитической мощи. Китай сильно отстает от США по «мягкой силе», а военные расходы США почти в четыре раза выше, чем у КНР. Хотя в последние годы военный потенциал Китая и вырос, аналитики, внимательно изучающие военный баланс, приходят к выводу, что Китай, в частности, не сможет выдавить США из западной части Тихого океана.

Размещение иностранных военно-морских баз, аэродромов, пунктов снабжения, разведки и др. ВМФ Китая
Размещение иностранных военно-морских баз, аэродромов, пунктов снабжения, разведки и др. ВМФ Китая
(сс) Office of the Secretary of Defense (US). AlexChirkin

С другой стороны, США когда-то были крупнейшей торговой экономикой мира и крупнейшим двусторонним кредитором. Сегодня почти 100 стран считают Китай своим крупнейшим торговым партнером, тогда как в случае с США это всего 57 стран. Китай планирует предоставить более $1 трлн на инфраструктурные проекты в рамках своей инициативы «Один пояс, один путь» в течение следующего десятилетия, в то время как оказание помощи сократили США. Источником экономической мощи КНР являются не только иностранные инвестиции и поддержка развития, но и огромный внутренний рынок. Общая мощь Китая по отношению к США, вероятно, возрастет.

Тем не менее о балансе сил судить сложно. США сохранят за собой некоторые долгосрочные преимущества, которые будут выделяться на фоне уязвимых мест Китая. Одно из них — география. США окружены океанами и соседями, которые, скорее всего, останутся дружественными по отношению к Вашингтону. Китай же граничит с 14 странами, а из-за территориальных споров с Индией, Японией и Вьетнамом Пекин не может так же активно проводить в жизнь элементы своей жесткой и мягкой силы.

Энергетика — еще одна область, в которой Америка имеет преимущество. Десять лет назад США зависели от импорта энергоносителей, но сланцевая революция превратила Северную Америку из импортера энергии в экспортера. В то же время Китай стал более зависимым от импорта энергоносителей с Ближнего Востока, которые он должен транспортировать по морским маршрутам, из-за чего его проблемные отношения с Индией и другими странами начинают иметь более важное значение.

Один пояс и один путь. Красным отмечен Китай, оранжевым — члены Азиатского банка инфраструктурных инвестиций
Один пояс и один путь. Красным отмечен Китай, оранжевым — члены Азиатского банка инфраструктурных инвестиций
Kirill Borisenko

Читайте также: Энергетической независимости США пришел конец — American Conservative

У США также есть демографические преимущества. Это единственная крупная развитая страна, которая, согласно прогнозам, сохранит свой глобальный рейтинг (третье место) по численности населения. Хотя темпы роста населения США в последние годы и замедлились, они не станут отрицательными, как в России, странах Европы и Японии. Между тем Китай справедливо опасается «состариться, прежде чем разбогатеет». Пик численности рабочей силы в Китае пришелся на 2015 год, а самой густонаселенной страной мира скоро станет Индия.

Америка также сохраняет первенство в ключевых — биологических, нано‑ и информационных — технологиях, которые имеют ключевое значение для экономического роста XXI века. Китай вкладывает большие средства в исследования и разработки и хорошо конкурирует в некоторых областях. Но 15 из 20 ведущих исследовательских университетов мира находятся в США; в Китае же — ни одного.

Те, кто провозглашают Pax Sinica и упадок Америки, не принимают во внимание весь спектр показателей. Американское высокомерие всегда представляет опасность, но не менее опасно и паникерство, которое может стать причиной непропорциональной реакции. Представляет опасность и все больший китайский национализм, который в сочетании с верой в упадок США заставляет Китай идти на больший риск. Обе стороны должны остерегаться просчетов. В конце концов, чаще всего самый большой риск — собственная способность ошибаться.