Произвольно рисуя «союзы» и «содружества» на карте мира, нельзя заставить работать воображаемые образования в политической реальности. Но есть и такие «географические изобретения», которые вполне могут обрести свою настоящую жизнь, вырвавшись из политической виртуальности. К какому из двух типов относится недавно появившийся термин «Центрально-Восточная Европа» (ЦВЕ), рассматривал редактор Станислав Стремидловский.

Иван Шилов © ИА REGNUM

Само определение стран ЦВЕ как политических игроков на карте Европы стало возможным после Первой мировой войны, и немалая роль в этом регионе, разумеется, принадлежала Польше. В этом смысле нынешнее понимание ЦВЕ и польской роли в нем может быть при определенном стечении обстоятельств весьма конструктивным, «возвращая» Польшу в круг европейских политических реалий.

Ведь в последнее время для Польши была характерна скорее роль члена НАТО, нежели страны ЕС. Но есть и другой путь, который пока оказывается для Варшавы более понятным и близким, когда ЦВЕ становится всего лишь еще одной формой выражения антироссийского принципа построения европейских политических блоков. Возможна ли альтернатива этой политической привычке? Читайте статью Станислава Стремидловского «Польша и Россия могут объединить Центрально-Восточную Европу».