Прекращена дискуссия относительно памятника на Лубянской площади Феликсу Дзержинскому. Прекращена, полагаю, на время — ведь вопрос этот поднять всегда будет удобно и выгодно. Сейчас же дискуссия оборвалась так, как, на самом деле, и ожидалось — всё сохранено в прежнем формате. Новой скульптуры в знаковом месте в ближайшее время не появится. А в своё время памятник был там идеально, говорят, вписан — с точки зрения эстетики, да и смыслов тоже. Однако затем решили приговорить Советский Союз, а вместе с ним и его символы. Толпа, собравшись на Лубянке, захотела валить памятник, требуя железной крови. И, видимо, чтобы обойтись без жертв, решили Феликса демонтировать.

Памятник Ф.Э. Дзержинскому на Лубянской площади
Памятник Ф.Э. Дзержинскому на Лубянской площади

Цикличность нашей истории в обращении с символами изумляет — со знаком минус, скорее. В этом есть нечто от идеи возвращения, по Ницще. Сперва растоптать, оплевать, инвентаризировать, будто в круге ада, а после захотеть вернуть, пересмотреть, инвентаризировать уже в ином круге ада. И всё чаще с символами прошлого (в том числе и советскими) обращаются как с медиапроектами. Используют их для раздувания огня и отвлечения от тем. И ничего общего с подлинным дискурсом подобные истории не имеют.

История России — пёстрое полотно, и устанавливать истину в нём действительно проблематично. Она вмещает в себя и «белого эмигранта» Гайто Газданова, и «красного поэта» Владимира Маяковского — как тут выбрать? Но именно подобный выбор нам пытаются навязывать снова и снова. Спустя годы, десятилетия, уже столетие даже зовут на баррикады и предлагают, вывернув наружу нутро, предъявить, красное оно или белое.

У памятника Дзержинскому перед зданием КГБ на Лубянке в Москве
У памятника Дзержинскому перед зданием КГБ на Лубянке в Москве
Dmitry Borko

Ради чего? Ради выяснения исторической справедливости? Нет, конечно. Ради примирения? Тоже нет. Черти прошлого лезут в наш мир, вороша могилы и одурманивая людей в настоящем. Похоже на зловещую зарисовку из альтернативной истории, ставшей популярной в последнее время. А что было бы, к примеру, если б «белые» победили? Надо проверить.

«Нет ничего гаже, чем коллективное прозрение». Так когда-то сказал почивший совсем недавно атлет, писатель, политик Юрий Власов. А ведь именно этим в той или иной форме нам регулярно предлагают заняться. Борец за всё хорошее против всего плохого Светлана Алексиевич последние годы рассказывает миру об ужасах «коммунистического режима», а когда-то, при этом самом режиме, славила того же Феликса Дзержинского. И это отвратительно, лицемерно, да. Но только ли она? А когда сотни и тысячи людей, гигантские пласты общества вдруг решают, что прославленное ими всего десяток лет назад теперь не просто вышло из моды, а тлетворно и ненавидимо? Как быть с этим?

История при таких манипуляциях становится объектом торговли, маркетинга, выступая в роли ширмы для решения меркантильных и приземлённых задач. Потому всякий раз, когда страну нужно отвлечь, увлечь, зажечь чем-то, не имеющим отношения к проблемному настоящему, из прошлого выкапывают прецеденты и раздувают их, сталкивая лбами. Так произошло и в ситуации с Дзержинским, против которого, точно на бой, выставили кандидатуру Александра Невского.

Памятник Александру Невскому. Переславль-Залесский
Памятник Александру Невскому. Переславль-Залесский
(сс) Alekzander Kirin

Приём старый, проверенный. Однако возникает ключевой вопрос: когда мы начнём говорить не о прошлом, тем более бессистемно спорить о нём, а станем размышлять о будущем? И как можно выработать этот самый образ будущего, если история предстаёт не материалом для исследований, позволившим бы сделать выводы, а предметом торгов? Можно ли двигаться дальше, если фантомы прошлого оказываются куда сильнее героев настоящего?

Да, закончилось в случае с памятником Железному Феликсу на Лубянке всё логично и показательно. Собянин свернул инициативу, заявив: «После двух дней голосования с небольшим отрывом побеждали сторонники Александра Невского, но все же очевидно, что общественное мнение разделилось примерно пополам. А само голосование все больше превращается в противостояние людей, придерживающихся разных взглядов. И это не очень хорошо».

Сергей Собянин
Сергей Собянин
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Ясно, что у такого решения есть своя подноготная — и она для отдельного обсуждения. Сейчас же важно сделать акцент вот на чём: «…общественное мнение разделилось примерно пополам». А если сгустить, обострить — не общественное мнение, а само общество? И для разделения его — пополам или как-то ещё — делают многое вот уже несколько десятилетий. Неужели это было неясно раньше, до голосования?

Если нет, то очень странная недальновидность и даже глупость. А если да, то подобное сильно напоминает провокацию. И в таком случае это уже не просто маркетинг и pr-ход, а разжигание и без того никогда не затухающих костров. А они и без того уже спалили немало.