ИА REGNUM продолжает рассказывать о Русском Севере и Арктике, о которой последнее время только и говорят. Судя по количеству и тональности публикаций, скоро Арктика из заднего двора России превратится в ее фасад. В эту информационную ловушку попали федеральные власти, наслушавшись и начитавшись рапортов, считающие, что в Арктике становится все лучше. На самом деле проблем не убавляется, а прибавляется. Старые системы разрушаются, а новых жизнеспособных часто не возникает.

Село Лешуконское — самое чистый райцентр Архангельской области
Село Лешуконское — самое чистый райцентр Архангельской области
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

На ряд вопросов согласился ответить глава только что вошедшего в арктическую зону Лешуконского района Архангельской области Александр Мартынов. На улицах его «столицы» не замечено ни одной бумажки или выкинутой бутылки. Из интервью А. Мартынова можно сделать несколько выводов. Во-первых, в сравнении с соседним Мезенским районом, где есть проблемы с медициной и бегством населения, в Лешуконии ситуация лучше. И многое зависит от главы района, его системного мышления, способности выстроить отношения с областью, сохраняя возможность ей возражать.

Глава Лешуконского района Архангельской области Александр Мартынов
Глава Лешуконского района Архангельской области Александр Мартынов

Второе — арктические льготы совершенно не затронули жизнь района. Часть из них, типа арктического гектара, рассчитанная на интересы людей, никого не заинтересовали. Крупнейшее предприятие УЛК, «зашедшее» в район, на которое много надежд, не подпало под арктические льготы из-за заложенных в них ограничений.

Третье — общество в северной глубинке патриархально. В этом разгадка, почему село Лешуконское — самый чистый райцентр области. На туризме жители Лешуконии зарабатывать могут, но не хотят или стесняются. С таким настроением развития туризма здесь не будет. Должна появиться структура, готовая вложиться в здешнюю туристическую инфраструктуру и логистику и вернуть деньги, создав турпоток. Наверное, в Архангельском регионе такой структурой может стать Агентство по развитию области, успешно построившее гостиницы в Сольвычегодске и Карпогорах. Тогда патриархальность лешуконцев станет конкурентным преимуществом, цены здесь будут низкие и стабильные.

В далеком от райцентра Архангельской области селе Лешуконское на удивление хорошая гостиница
В далеком от райцентра Архангельской области селе Лешуконское на удивление хорошая гостиница
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Владимир Станулевич: Писатель Федор Абрамов, 100-летие которого мы недавно отмечали, писал, что северное село гибнет, мужики пьют. Но село погибло в 1990-е. Почему уничтожили сельское хозяйство?

Александр Мартынов: На мой взгляд, село стало гибнуть в середине 80-х. Процветало повальное пьянство, в совхозах зарплата стала поденной, а не сдельной. Технику, топливо, комбикорма давало государство — это и развратило село. После 1991 года началось падение села.

Владимир Станулевич: Как поднять сельское хозяйство в районе, в котором в 1991 году было 10 000 коров, а в 2020 — всего 500?

Александр Мартынов: Да не поднять. Некому работать с животными, дети уехали, а родители постарели. Мы пока пьем сырое молоко из-под коровы, но все больше людей покупает размешанное из сухого в магазинах. Пачки красивые, оно везде.

Владимир Станулевич: Мужики пьют по-прежнему или стали пить больше?

Александр Мартынов: Мужики как пили, так и пьют, но многие уже на погосте. Раньше все-таки пили больше, пьянство было повальное. Почему? Сейчас нет больших коллективов, все пьют втихую. Нарушилась традиция коллективного пития.

Владимир Станулевич: Что с северной семьей, с демографией в районе?

Александр Мартынов: Люди стали меньше рожать детей, много разводов и неблагополучных семей. У нас по статистике сколько свадеб, столько и разводов. Многодетным выделяем участки под жилищное строителство не на окраине, а в центре села, где есть тепло, свет и дорога. Очереди нет, кто приходит за участком — всех удовлетворяем.

Владимир Станулевич: Что-то держит в районе оставшуюся молодежь, или она скоро уедет?

Александр Мартынов: Молодежь держит работа, ухаживают за родителями. За последние 10 лет в Лешуконском построено около 60 домов, большинство — молодежь.

Владимир Станулевич: Лешуконское очень чистое село. Дворники убирают или люди не мусорят?

Александр Мартынов: Мусора в России всегда хватает, впереди большая работа по уборке свалок в деревнях. В райцентре у нас чисто, и людям это нравится. Мусор убирает фирма, выигравшая конкурс на уборку, — это три человека на все село.

Владимир Станулевич: Назовите пять уникальностей Лешуконии?

Александр Мартынов: Это открытые, добрые, всегда готовые помочь люди. Это природа — леса, реки, озера. Это чистая вода из подземных источников с глубины 70−100 метров — мы ее пьем из-под крана. Это мезенская семга. И, пожалуй, Палащельская роспись.

Родина палащельской росписи, которую иногда называют мезенской, — село Палащелье Лешуконского района Архангельской области
Родина палащельской росписи, которую иногда называют мезенской, — село Палащелье Лешуконского района Архангельской области
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Владимир Станулевич: В Мезени нет многих специалистов-медиков, люди вынуждены ездить по малейшему поводу в Архангельск. Как в Лешуконии?

Александр Мартынов: Для медиков-специалистов у нас созданы неплохие условия по жилью. Врачи приехали из Волгограда, Ухты, получили по миллиону подъемных, неплохая зарплата — 70 тысяч рублей. В ЦРБ работают 17 врачей-специалистов. Рецепт прост — главе района надо быть в связке с областной властью. Это сегодня, завтра врачи могут уехать.

Место паломничества — часовня на месте Ущельского монастыря, поблизости от Лешуконского
Место паломничества — часовня на месте Ущельского монастыря, поблизости от Лешуконского
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Владимир Станулевич: В Лешуконском районе много интересного для туристов — место Ущельского монастыря, Палащельская роспись, лодки-мезенки и так далее. В Лешуконском хорошая гостинца и столовая, дом мастеров народных промыслов. Как задействован этот туристический потенциал?

Александр Мартынов: Задействован слабо — плохие дороги, нет сервиса в деревнях. У нас люди не умеют торговать — могут бесплатно и хорошо накормить, напоить, спать уложить, но деньги не возьмут.

Щепные птицы счастья в центре народных промыслов села Лешуконское
Щепные птицы счастья в центре народных промыслов села Лешуконское
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Владимир Станулевич: Район вошел в Арктическую зону РФ. Вы поняли новые возможности?

Александр Мартынов: Про Арктическую зону многое еще непонятно, что она даст району. Арктический гектар брать никто не рвется. Лучше бы привели в порядок аэропорт в селе, больше толку.

Владимир Станулевич: Есть от районных предпринимателей заявки в резиденты Арктической зоны?

Александр Мартынов: Нет ни одной заявки.

Владимир Станулевич: На территории района начала работу Устьянская лесная компания Владимира Буторина. Что Вы ждете от нее — в Карпогорах УЛК развернула большую социальную программу.

Александр Мартынов: Работа с Владимиром Буториным только начинается, надеюсь мы найдем решение многих проблем района. Начнем сотрудничество с дорог на Лешуконское от Олемы, это 60 км. В марте договорились с В. Буториным обсудить широкий круг вопросов.

Река Мезень славится высокими обрывистыми берегами — щельями
Река Мезень славится высокими обрывистыми берегами — щельями
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Владимир Станулевич: Поможет ли жителям района дорога, которую тянет Владимир Буторин к Лешуконскому?

Александр Мартынов: Дорога на Карпогоры — наша давняя мечта.

Владимир Станулевич: Вы говорите «плохие дороги». Что делается в этом направлении?

Александр Мартынов: Совместно с правительством области и «Архангельскавтодором» в 2020 году приступили к ремонту проблемных участков. Автодор обещает выделить 45 млн на их ремонт.

Владимир Станулевич: Заготовка дров на зиму стала с некоторых пор проблемой в лесном крае?

Александр Мартынов: Дрова стали дорогие, и их уже не удешевить. 20 тысяч рублей стоит 10 кубометров дров, их хватает на год. Для инвалидов через собес кубометр дров стоит 1000 рублей.

Владимир Станулевич: В Лешуконии родился известный краевед Анатолий Новиков. Администрация района помогает ему в исследованиях?

Александр Мартынов: Анатолий Васильевич — почетный гражданин Лешуконского района. В 2019 году от нас стал победителем конкурса «Достояние Севера». Раз в два года проводятся Новиковские чтения, район помогает ему финансово в издании книг. Раз в два года оплачиваем ему дорогу, бесплатная подписка на районную газету.

Владимир Станулевич: Как спасать постепенно разрушающиеся памятники истории культуры? Деньги на памятники Федерация или область выделяла?

Александр Мартынов: Нет, не выделены. К счастью или нет, но на учете как памятник в районе стоит только один. Церкви, поклонные кресты, исторические избы документально не оформлены. Их можно скинувшись ремонтировать, но бюджет денег не даст.

Владимир Станулевич: Что бы Вы считали нужным изменить в федеральном законодательстве, в арктическом, в частности, в интересах окраин России?

Александр Мартынов: Налог на доходы физических лиц должен зачисляться в бюджеты поселений в полном размере, а не 2%, как предусмотрено ст. 61.5 Бюджетного кодекса РФ.

Деятели уездного советсткого подполья погибшие в годы Интервенции 1918-1919 гг в концлагере Иокаганька. Музей в Лешуконском один из немногих в области где еще сохранилась экспозиция о революции, гражданской войне и интервенции 1918-1920 гг.
Деятели уездного советсткого подполья погибшие в годы Интервенции 1918-1919 гг в концлагере Иокаганька. Музей в Лешуконском один из немногих в области где еще сохранилась экспозиция о революции, гражданской войне и интервенции 1918-1920 гг.

Владимир Станулевич: В чем видите смысл Вашей работы?

Александр Мартынов: Зарплата у меня на уровне начальника полиции, директора школы. Есть даже выше зарплаты, чем у меня. Хочу как можно больше сделать, чтобы лешуконцы жили комфортно.

Владимир Станулевич: Как прокомментируете ситуацию с уголовным делом по главе соседнего Мезенского района Надежде Ботевой?

Александр Мартынов: Мне кажется, что в СМИ эта история грубовато подана. По справедливости Надежде Ботевой надо было рассчитаться с подрядчиком за прошлую работу, наверное, был законный способ это сделать. А она подставилась, и судить будут по закону.

Читайте развитие сюжета: ГЛОНАСС разработал сервис высокоточной навигации