Опубликованное постановление правительства Белоруссии №100 от 23 февраля «О временных мерах по стабилизации цен на социально значимые товары первой необходимости» закономерно вызвало негативный общественный резонанс и пересуды экспертов. На первый взгляд, странно: ВВП республики растёт, реальные доходы граждан повышаются, традиционной «новогодней девальвации» не произошло.

Цены
Цены
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Официальная статистика позволяет певцам «рыночного социализма» рисовать благостную картину на телеэкране и полосах государственных изданий. Реальность, однако, резко диссонирует с этим официозным лубком, в связи с чем белорусские обыватели иронично шутят: «хочу жить так, как в телевизоре».

Больше новостей на эту тему в сюжете: Экономический кризис в Белоруссии

«С 1 марта 2021 г. изменение цен на социально значимые товары первой необходимости не может превышать 0,2 процента в месяц к цене на эти товары, сложившейся на последний день предыдущего месяца, или к цене на товар той же разновидности и расфасовки, если в последний день предыдущего месяца какой-либо социально значимый товар первой необходимости не реализовывался. Повышение цен выше предела, установленного в части второй настоящего пункта, допускается только по согласованию с Комиссией по вопросам государственного регулирования ценообразования при Совете Министров Республики Беларусь», — сказано в постановлении правительства Белоруссии №100.

Для получения согласования необходимо обратиться в совмин. Причём сделать это смогут не субъекты хозяйствования, а республиканские органы госуправления, а также подчинённые правительству госорганизации, мингорисполком и облисполкомы.

Правительственным постановлением предписано юридическим лицам всех форм собственности и индивидуальным предпринимателям, осуществляющим производство, ввоз и реализацию на внутреннем рынке социально значимых товаров первой необходимости по перечням согласно приложениям 1 и 2 «не допускать повышения цен с даты вступления в силу настоящего постановления по 28 февраля 2021 г. по сравнению с ценами, действовавшими на 24 февраля 2021 г., а в случае отсутствия товаров на эту дату на предыдущую дату (без учета снижения цен в рамках проведения мероприятий, направленных на продвижение товаров и привлечение покупателей)».

Картофель
Картофель
© ИА REGNUM

Совмин в своём постановлении сослался на прошлогодний президентский указ №143 «О поддержке экономики» и заявил целью нынешнего документа необходимость «стабилизации ценовой ситуации на социально значимые товары первой необходимости и насыщения ими потребительского рынка». Тем самым правительство косвенно признало, что без прямого вмешательства белорусский рынок не в состоянии удовлетворить потребности потребителей даже в таких элементарных продуктах белорусского производства, как перловая крупа, макароны, куриные яйца, картофель, молоко, яблоки, капуста, лук, свёкла, морковь, бессортовая колбаса, маргарин, сметана, туалетная бумага, хозяйственное и туалетное мыло. Всё это производится крупными и не очень государственными предприятиями.

Под чрезвычайное госрегулирование попали также сахар-песок — его производят только на государственных заводах из белорусской свёклы. Недавно по «сахарному делу» за решётку отправили директоров этих госпредприятий.

Приложение 1 к совминовскому постановлению включает в себя также спички — продукцию модернизированного госпредприятия деревообработки, директор которого тоже присел (ненадолго). Всего в приложении 62 позиции товаров белорусского производства, вырабатываемых преимущественно из белорусского сырья руками белорусских рабочих.

Появление документа можно было бы как-то понять без подозрений в худшем, если бы оно ограничивалось импортными средствами гигиены (аналоги производятся в республике), или расфасованными в Белоруссии чаем и кофе — формально тоже белорусского производства (как и знаменитая «белорусская креветка»). Однако чрезвычайное ценовое ограничение применено преимущественно к белорусским товарам, а точнее — к белорусским торговым предприятиям.

Читайте аналитику и комментарии сюжета: Контрабанда продовольствия из Белоруссии в Россию

Рыба
Рыба
© ИА REGNUM

Приложение 2 включает 50 лекарственных средств — преимущественно белорусской продукции (госпредприятия «Борисовский завод медицинских препаратов», «Белмедпрепараты» и другие). Попала в перечень также продукция СП — например, таблетированный гидрохлортиазид от СООО «Лекфарм». В этом же документе значится продукция иностранных производителей — например, расфасованный белорусским СП ООО «Фармлэнд» диклофенак в таблетках от голландской компании Holden medical B. V и индийской Holden medical laboratories.

Как сдержать на уровне 0,2% рост цены на медпрепарат, в основе которого импортное сырьё при том, что совмин и нацбанк совместными усилиями раскручивают инфляционно-девальвационную спираль — решительно непонятно. Именно чиновники подняли в начале года налоги, ввели новые сборы, повысили стоимость услуг ЖКХ (вотчина госмонополий), моторного топлива (неоднократно с начала года), ограничили импорт (в пользу «неолигархов», аффилированных с президентской администрацией), подняли базовую ставку оплаты труда (до 1 января называлась ставкой первого разряда), а также реализовали ряд иных мер. Именно их заслуга в том, что расходы субъектов хозяйствования и потребителей выросли.

Когда вслед за девальвацией белорусского рубля начался закономерный рост приобретённого за инвалюту импорта и белорусских товаров, произведённых из импортного сырья («белорусский лосось», телевизоры, холодильники и так далее), то Александр Лукашенко принял вполне естественные для него решения. Противоестественные для нормальной рыночной экономики, они считаются нормой для «белорусской модели» — так называемого «рыночного социализма».

Роман Головченко.
Роман Головченко.
Government.ru

Роман Головченко был назначен на премьерскую должность именно для того, чтобы подписывать всё, включая подобные постановлению №100 документы. При участии таких исполнителей Лукашенко поставил белорусский бизнес в неоднократно озвученные им позиции, ставшие классикой местной политэкономической камасутры.

Дефицит продуктов питания Белоруссии не грозит. При этом доступность качественных продуктов для широких слоёв населения может существенно снизиться. Лукашенко и Головченко явно забыли вкус макаронных рожков белоруской марки «Барымак» и другого белорусского шрота, который производится только потому, что это, скорее, политический проект. Заставить покупать такие макаронные изделия итальянскую домохозяйку можно только обманом или под угрозой расстрела.

Непонятно, что именно пытаются отрегулировать Головченко сотоварищи запретом на повышение стоимости соли. Её производит госпредприятие «Мозырьсоль» в огромных объёмах по настолько мизерным ценам, что дворники предпочитают солить тротуары, не особо утруждая себя уборкой по старинке. Разведанных запасов в недрах хватит на ближайшие два века при нынешних мощностях, которые задействованы примерно на четверть из-за отсутствия сбыта.

Непонятно, зачем введено ограничение на повышение стоимости спичек. В 2019 году правительство Белоруссии ликвидировало производство спичек в Пинске. Решение обосновывалось нерентабельностью производства. Спички в Белоруссии покупают всё меньше и используют, преимущественно, в вымирающей сельской местности. Однако их по каким-то ещё сталинских времён методичкам относят к социально значимым товарам первой необходимости.

Непонятно, почему Москва безучастно взирает на то, как белорусские чиновники повышают стоимость ввозимых из России лекарств и протезов (+10% налоговой нагрузки с начала года), продуктов питания и товаров для детей (+20%). Почему по-прежнему процветают «тендеры по-белорусски», через которые невозможно продать ни одного российского комбайна, многие другие товары и услуги.

Ранее на эту тему: Белорусское средневековье — 2021

Пельмени
Пельмени
© ИА REGNUM

Понятно, что в руководстве другой части Союзного государства мощно окопались деятели, которые не могут найти себе применения вне сферы создания проблем производителям товаров и услуг, а также потребителям. Причём белорусские «слуги народа» создают проблемы за счёт производителей социально значимых товаров и услуг. Номинальные «слуги народа» ведут паразитический образ жизни, получая гешефт с откупа за постоянно генерируемое ими меньшее зло.

В отличие от кризиса 2011 года, когда Лукашенко тоже требовал «поставить всех на военные рельсы» и запретить повышать цены, в 2021 году ему на руку играет пандемия. За прошедший год бизнес-климат в республике (да и во всём мире) резко ухудшился, возможности реализации пресловутых серых схем и откровенной контрабанды были весьма осложнены со всех сторон.

Доска объявлений в минском доме с выпуском самиздатовской оппозиционной газеты-листовки «Честные новости «
Доска объявлений в минском доме с выпуском самиздатовской оппозиционной газеты-листовки «Честные новости «
© ИА REGNUM

Поэтому резонёрство белорусских оппозиционеров с точки зрения теории понятно, а с позиций практики лишено всякого смысла. Если завтра у Лукашенко появится желание последовательно расширить и углубить свои реформы вплоть до реализации идей Пол Пота — конечно же, в интересах народа и инновационного развития экономики в соответствии с суверенным правом, то Головченко и другие товарищи поспешат исполнять. Долготерпеливому белорусскому пролетарию придётся кушать перловку, а буржуазии — довольствоваться той нормой прибыли, которую ему определили решениями партии и правительства.