В 1980 году, после нефтяных потрясений 1973 и 1979 годов, выступая с ежегодным посланием Конгрессу о положении дел в стране, тогдашний американский президент Джимми Картер довольно категорически дал понять, чем опасна для США потеря доступа к ближневосточной нефти, пишет сенатор США от Коннектикута и член комитета Сената США по международным отношениям Крис Мерфи в статье, вышедшей 19 февраля в Foreign Affairs.

Миротворец. США. Угроза
Миротворец. США. Угроза
Александр Горбаруков © ИА REGNUM
«Попытка той или иной внешней силы получить контроль над регионом Персидского залива будет рассматриваться как покушение на жизненно важные интересы США», — подчеркнул он.
«Такое нападение будет отражено любыми необходимыми средствами, включая военную силу», — добавил американский лидер, и его обещание вошло в историю как доктрина Картера, оставаясь и по сей день главной чертой ближневосточной политики США.

Когда Картер выступал с подобным заявлением, США для поддержания своей экономики в значительной мере полагались на импорт нефти, 29% импорта который поступало из стран Персидского залива. Даже два десятилетия спустя мало что изменилось: в 2001 году США по-прежнему завозили те же 29% своей нефти из стран Персидского залива. Однако на дворе не 1980 или 2001 год: сегодня США добывают столько же нефти, сколько завозят из-за границы, и только 13% поступает из стран Персидского залива. Из Мексики сейчас в США поступает больше нефти, чем из Саудовской Аравии.

Солдат США
Солдат США
Иван Шилов © ИА REGNUM

Тем не менее, даже несмотря на то, что основная причина так называемой доктрины Картера больше не может считаться актуальной, эта концепция по-прежнему лежит в основе стратегии США в регионе Персидского залива. Этим и можно объяснить более широкомасштабный провал политики США: руководство страны не смогло понять, что интересы США с 1980-х годов в этом регионе давно изменились.

Президент Джо Байден должен признать новые реалии и перезагрузить отношения Вашингтона со странами Персидского залива таким образом, который бы поспособствовал продвижению американских ценностей, не дал Вашингтону погрязнуть в ненужных внешнеполитических процессах, а также вывел на первый план установление регионального мира и стабильность.

Для прочных отношений между США и государствами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) — Бахрейном, Кувейтом, Оманом, Катаром, Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами — есть множество причин. Решение Бахрейна и ОАЭ установить официальные связи с Израилем является красноречивым примером позитивного влияния, которое могут оказывать эти страны. Более того, Кувейт и Оман играют важную роль в урегулировании региональных конфликтов.

Американский солдат
Американский солдат
Иван Шилов © ИА REGNUM

Партнерские отношения Вашингтона с арабскими странами Персидского залива, хотя часто и бывают сопряжены с определенными проблемы, по-прежнему имеют решающее значение: правительства этих государств часто располагают информацией о сетях экстремистов, добыть которую самостоятельно американская разведка неспособна. Более того, США расширяют контакты между американскими гражданами и гражданами стран региона: сегодня десятки тысяч студентов из государств Персидского залива учатся в колледжах и университетах США. Соответственно, Вашингтон должен дать понять союзникам в Персидском заливе, что его цель не в том, чтобы уйти от региона, а, напротив, создать более существенные и стабильные связи между США и государствами Персидского залива.

Тем не менее давно уже пришло время признать, что нынешний подход США к Персидскому заливу страдает одним фундаментальным конструктивным недостатком: две приоритетные задачи ССАГПЗ для поддержания отношений с США — сохранение их военного присутствия для проведение прокси-войн, а также создания условий, при которых для США будет невыгодно поднимать вопрос внутриполитических репрессий в этих странах, — в конечном счете уничтожат сами страны ССАГПЗ.

Мохаммед бин Салман
Мохаммед бин Салман
Kremlin.ru

Цель США должна заключаться в том, что заменить этот не отвечающий уже требованиям времени фундамент новой системой, благодаря которой удастся сохранить мир в Заливе с помощью диверсифицированных национальных экономик и правительств, которые будут отвечать чаяниям своих граждан, — то есть добиться такого будущего для Персидского залива, которого хотят, как они сами утверждают, такие лидеры, как наследный принц Саудовской Аравии Мохаммед бен Салман. Отношения между США и государствами Персидского залива, построенные на экономических, дипломатических и управленческих связях, а не только на грубом партнерстве в области безопасности, пойдут на пользу интересам как США, так и Ближнего Востока.

Не влезать в прокси-войны

Первый шаг для Соединенных Штатов — это выйти из тех прокси-войн, которые с Ираном ведут страны ССАГПЗ. Иранское правительство — противник США, но в результате череды горячих и холодных конфликтов в регионе — в Ираке, Ливане, Сирии и Йемене —влияние республики лишь укрепилось, тогда как огромное бремя страданий легло на плечи мирных жителей государств региона. Если США откажутся и впредь поддерживать военные операции в Сирии и Йемене или других местах, можно не сомневаться, что арабские страны Персидского залива ответят на этот шаг громкими протестами.

Сегодня тем не менее совершенно очевидно, чем обернулась ложная вера в то, что США могут косвенным образом повлиять на ситуацию в Сирии и Йемене. И в той, и в другой стране умеренное военное вмешательство Вашингтона никогда не было достаточно существенным, чтобы склонить чашу весов в нужную сторону. Напротив, вмешательство способствовало расширению масштабов конфликтов. Вашингтон страдает высокомерной уверенностью в своей способности достичь политических целей с помощью военных интервенций. Напротив, наиболее значительным последствием недавнего авантюризма США на Ближнем Востоке стали «вечные войны», которые способствуют усилению экстремистских группировок и позволяют расти антиамериканским настроениям.

Десант США
Десант США
Иван Шилов © ИА REGNUM

Хотя Соединенным Штатам следует сохранить партнерские отношения в сфере безопасности со странами Персидского залива, присутствие США необходимо сокращать. До войны в Персидском заливе Вашингтон мог защищать свои интересы в регионе без громадных военных баз в Бахрейне, Кувейте, Катаре и Саудовской Аравии и без того, чтобы ежегодно продавать этим же странам оружие на миллиарды долларов. Внешнеполитическое сообщество в Вашингтоне ведет себя так, как будто это массовое военное присутствие теперь является обязательным для защиты американских интересов, хотя этого не было до создания после терактов 11 сентября в США полицейского государства.

Базы США обходятся недешево, отвлекая внимание от все более важных театров, таких как Африка и Азия. Из-за них Вашингтону часто приходится закрывать глаза на серьезные нарушения прав человека, поскольку такая критика может поставить под вопрос нахождение американских войск в соответствующих странах. Более того, эти войска становятся целями для экстремистских группировок, таких как «Аль-Каида» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а также главным материалом для пропаганды Ирана.

Сейчас министр обороны США Ллойд Остин проводит глобальный анализ военной позиции Соединенных Штатов, и администрации Байдена следует серьезно подумать о сокращении своего военного базирования в регионе. Пересмотр затрат и выгод от размещения Пятого флота в Бахрейне был бы хорошим началом, поскольку обширное присутствие Соединенных Штатов становится больше проблемой, чем того стоит.

Наконец, хотя Соединенные Штаты не должны отказываться от продаж военного оборудования своим партнерам, Вашингтону следует лишь обеспечить то, что они продают действительно оборонительное оружие. Сегодня слишком много американского вооружения используется безответственно и в нарушение международного права.

MQ-9 Reaper
MQ-9 Reaper
U.S. Air Force

В других случаях, как например, было в случае с недавней продажей беспилотников Reaper в ОАЭ, поставки становятся причиной гонки вооружений в регионе, что противоречит интересам безопасности США. Однако, отказываясь от систем с большим наступательным потенциалом, США все же должны быть готовы предоставить более современное оборонительное оружие, например, системы THAAD, которые могут стать ответом на реальные угрозы безопасности в Персидском заливе.

Если Вашингтон сделает это, Саудовская Аравия и ОАЭ неизбежно будут жаловаться на то, что США отворачиваются от них и развязывают руки Ирану. Задача администрации Байдена будет заключаться в том, чтобы убедить их в существовании альтернативы нескончаемому военному противостоянию с Тегераном. Диалог по региональной безопасности с участием всех сторон может прийти на смену гонке вооружений и прокси-войнам. Подобное развитие событий может показаться утопической фантазией, но это далеко не так.

Молодые ростки этого диалога видны уже на протяжении многих лет, и при умелом лидерстве США — с помощью кнута и пряника —могут начать создавать структуру для разрядки. И хотя США не должны давать ОАЭ или Саудовской Аравии права вето в рамках двустороннего соглашения с Ираном по его ядерной программе, благодаря региональному диалогу удастся сблизить страны Персидского залива с США по стратегическим вопросам в отношении Ирана. Также велика вероятность, что благодаря подобному развитию событий страны ССАГПЗ смогут делать более весомый вклад в те или иные соглашение, которые в будущем будет заключать Вашингтон.

Беспилотники
Беспилотники
Иван Шилов © ИА REGNUM

Попробовать пойти на деэскалацию

В Йемене администрация Байдена имеет все возможности, чтобы проверить готовность региона к подобной деэскалации. Те элементы, которых не хватало прежде — конструктивного давления и надежного посредника, — теперь постепенно появляются. Об этом свидетельствует то, что администрация Байдена сокращается американскую поддержку наступательных операций в этой стране, а также назначает нового специального посланника, который будет способствовать мирным инициативам ООН.

Соединенные Штаты — единственная страна, которая может дать толчок процессу. Если Вашингтону удастся найти путь к установлению мира в Йемене, где инклюзивное правительство, сформированное после свержения Мансура Хади, сможет сосуществовать с лидерами хуситов, пока страна восстанавливается при поддержке международного сообщества, это может быть апробацией концепции для более широкого диалога.

Деэскалация должна быть очень привлекательной для партнеров США в Персидском заливе. Снижение доходов от продажи нефти означает, что этим странам вскоре придется делать трудный выбор между тем, чтобы вкладывать деньги в экономические реформы, и тем, чтобы продолжать вести войны за рубежом. Из-за этих непрекращающихся конфликтов и государственного контроля над местной экономикой привлечение значимых иностранных инвестиций в регион в значительной степени является фантастикой.

Армия США
Армия США
Иван Шилов © ИА REGNUM

Для США еще одним преимуществом снижения напряженности между арабскими странами Персидского залива и Ираном является то, что при таком развитии событий будут гораздо меньше причин арабским государствам заниматься распространением ваххабитского ислама по всему мусульманскому миру. Этот ультраконсервативный и нетерпимый вид ислама часто становится фундаментом для экстремистской идеологии, а вражда между странами Персидского залива и Ираном подпитывает его экспорт (наряду с его революционным шиитским аналогом).

Соединенные Штаты также должны заставить страны Персидского залива взять на себя более жесткие обязательства в области прав человека. После нападок Дональда Трампа на американскую демократию для Байдена будет еще более важно сопоставить свои слова о верховенстве закона и гражданских правах с действиями внутри страны и за рубежом. США предстоит непростая работа по восстановлению своей международной репутации. И в этом плане полезным будет отказаться от нежелания Вашингтона замечать проблемы стран Персидского залива в этой сфере.

Тем не менее разговор США с Персидским заливом о правах человека должен быть реалистичным. Эти страны не станут современными демократиями в одночасье. Однако, если Персидский залив действительно хочет привлечь международные инвестиции, он должен бороться с продолжающимися жестокими репрессиями против политического инакомыслия и отсутствием верховенства закона. Серьезные иностранные частные инвестиции маловероятны, пока в этих странах продолжаются пытки политических заключенных, поддерживается драконовская «система опекунов», ограничивающая возможность женщин путешествовать, а проживающие за рубежом диссиденты постоянно становятся объектами травли.

Откровенно говоря, лидеры Персидского залива должны посмотреть на проблему расширения политических прав как на экзистенциальный вызов, а США должны помочь этим режимам понять, что их прежний социальный договор, заключающийся в том, что с людей не берут налогов в обмен на отказ им в политическом представительстве, не может существовать вечно.

Кровь
Кровь
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Поскольку темпы роста населения превышают доходы от нефти, королевские семьи вскоре больше не смогут позволить себе продолжать такую политику. Как только исчезнет возможность платить субсидии, а репрессии никуда не денутся, станет очень велик риск массовых и жестоких народных выступлений. К счастью, в Персидском заливе есть модели проведения ограниченных реформ, которые могут помочь отстающим государствам продвигаться вперед. Граждане Кувейта, например, избирают парламент, который сохраняет некоторую независимость от короля. Хотя подобная система далека от современной демократии, она дает некоторые ориентиры, на которые могут обратить внимание более репрессивные режимы.

Холодная война давно закончилась

В рамках этого нового курса некоторые непреклонные сторонники статус-кво будут утверждать, что, если администрация Байдена будет выступать со слишком жесткими требованиями, лидеры стран Персидского залива отвернутся от США и обратятся к Китаю или России. Подобная аргументация — это уловка, в основе которой лежит непонимание как незаменимости военного союза с США, так и готовности Китая и России пачкать свои руки в ближневосточной политике.

Сейчас не Холодная война: Россия мало что может предложить странам этого региона, а поскольку спрос на нефть в мире продолжает падать, Москва неизбежно будет конкурировать со странами Персидского залива за покупателей.

В свою очередь, хотя Китай и будет продолжать искать экономические возможности в регионе, он пока не желает играть реальную роль в обеспечении безопасности. Китайский флот не собирается приходить на помощь той или иной стране Персидского залива, в отношении которой началась агрессия. Если власти Бахрейна, ОАЭ и Саудовской Аравии и грозятся обратиться к другим державам, Вашингтон вполне способен раскусить их блеф.

Военные США
Военные США
The U.S. Army

Внешняя политика США в целом стала опасным анахронизмом, «музыкальным инструментом», настроенным на исполнение композиции, которую оркестр больше не исполняет. Но в наибольшей степени эта политика, пожалуй, несовместима в Персидском заливе, где интересы Вашингтона изменились, а его курс — нет. У Байдена есть шанс перезагрузить партнерские отношения США со странами Персидского залива. Это будет сложным и болезненным процессом, у которого найдутся противники. Но та система, которая сформируется в результате этого, будет взаимовыгодной, она может продвигать интересы США и способствовать продвижению стран Персидского залива к тому будущему, к которому они стремятся. Как говорится, самое стоящее начинание никогда не бывает легким.

Читайте развитие сюжета: Пентагон начал частичный выход из района Персидского залива