Министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей уверен, что «все позитивные моменты для всех — и для европейцев, и для белорусов — за последние пять лет были достигнуты именно благодаря конструктивному диалогу Европы с действующей властью. Об этом он заявил в опубликованном 15 февраля интервью российскому изданию «РБК».

Читайте аналитику сюжета: Белорусская многовекторность

«Я не соглашусь с вами, что мы остались одни только вместе с Россией, и другие контакты во внешнеполитической сфере у нас напрочь отсутствуют. Отнюдь нет. У нас сохранились нормальные отношения со странами так называемой дальней дуги — с Китаем, Пакистаном, другими. У нас внешнеэкономический товарооборот, наоборот, увеличился за это время. И с Европейским союзом у нас отношения не прекращались», — сказал министр.

По его мнению, нынешнее политическое руководство Белоруссии в отношениях с Евросоюзом переживают «временные трудности, нам нужно пережить их». Макей отметил, что его непубличные контакты с представителями Запада продолжаются. Он выразил надежду на то, что коллеги «не будут прислушиваться только к оппонентам власти, которые призывают лишь к санкциям, к передаче власти и при этом не предлагают никакой позитивной повестки дня».

«Да, сегодня Европейский союз однозначно призывает к санкционному давлению на нашу страну с подачи тех беглых оппонентов власти, которые сейчас разъезжают по европейским городам и весям. Но я думаю, рано или поздно придет осознание того, что Белоруссия имеет важное значение в том числе для Европейского союза. И сохранение государственности Белоруссии, независимости и ее суверенитета имеют важное значение и для Европы. Пока они это, может, не очень отчетливо осознают, но это придет», — сказал Макей.

Читайте новости сюжета: Санкции США и ЕС в отношении Белоруссии — ИА REGNUM

Макей отметил, что 11 февраля на «Всебелорусском народном собрании» сторонников Александра Лукашенко было заявлено о том, что «абсолютно открыто, честно будут проведены и референдум, и следующие выборы», что позволит выстраивать и внешнюю, и внутреннюю политику постсоветской республики. Пользуясь случаем, глава белорусской дипломатии задался вопросами о мотивации западных коллег: «С кем они хотят работать? Если они хотят отрицать очевидное и не работать с нынешней властью — это их право. Но уверен, что в данной ситуации в таком случае они проиграют. Мы готовы работать с европейцами, мы готовы обсуждать любые вопросы, мы готовы работать и с ОБСЕ по обсуждению ситуации в нашей стране, по нахождению путей выхода из этой ситуации. Но это не означает, что мы согласимся на те вещи, которые они предлагают: трансфер власти, безусловный уход нынешнего президента с поста, смена власти через революцию, через давление улицы и так далее, и тому подобное. Это абсолютно неприемлемо, потому что революция никогда ни к чему хорошему не приводила».