В свете заверений высших должностных лиц Белоруссии в приверженности союзническим отношениям с Россией, которые звучат в эти дни с высокой трибуны в Минске, весьма странно выглядит заявление российской госкомпании «Транснефть» об угрозе национализации её дочерней белорусской структуры — УП «Запад-Транснефтепродукт». С таким заявлением 10 февраля выступил советник президента «Транснефти» и пресс-секретарь госкомпании Игорь Демин.

Нефтедобыча
Нефтедобыча
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

По его словам, отъём имущества осуществляется через дискриминацию белорусской «дочки» российской госкомпании. Налоговая нагрузка на неё резко повышена, причём никакая другая компания такого профиля на белорусском рынке в таких условиях не находится. Кроме того, УП «Запад-Транснефтепродукт» подвергнута атаке государственных контролирующих органов и спецслужб, направивших на предприятие более 150 запросов.

«Возможный переход УП «Запад-Транснефтепродукт» из собственности Российской Федерации в собственность Республики Беларусь приведет к существенным финансовым потерям Российской Федерации (на текущий момент стоимость активов предприятия — 6,7 млрд рублей)», — сказал Демин.

Читайте подробности: «Транснефть»: белорусские власти готовят национализацию российских активов

Такую же позицию выразил и первый вице-президент трубопроводной монополии Максим Гришанин, что исключает фактор необдуманности заявления Игоря Демина или инсинуаций журналистов. Угроза весьма серьёзная, коль скоро российская госкомпания решилась на такой поступок. Вынос проблемы в публичную сферу, видимо, является крайней мерой и индикатором отсутствия подвижек в решении проблемы традиционным способом.

Упоминание КГБ, КГК, МВД и других белорусских структур «силового блока» в числе оказывающих давление на актив «Транснефти» указывает на политическую подоплёку конфликта. Очевидно, у российской госкомпании нет резона обращаться за защитой к ним, равно как и другим правительственных структурам Белоруссии. Министерство антимонопольного регулирования и торговли (МАРТ) не будет принципиальным в ситуации, когда решение практически реализуется совмином согласно решениям, принятым Александром Лукашенко.

«Транснефть» — российская госкомпания. Конфликт находится на межгосударственном уровне.

Читайте аналитику и комментарии сюжета: Нефтяная отрасль Белоруссии

Схемы магистральных трубопроводов ПАО «Транснефть»
Схемы магистральных трубопроводов ПАО «Транснефть»
Transneft.ru

Закономерный вопрос о мотивации официального Минска не столь сложен, если учесть несколько обстоятельств предыстории конфликта. В них совершенно ясно прослеживается мотив и сценарий дальнейшего развития событий.

Лукашенко давно поставил задачу заместить российские углеводороды импортом из других стран. Обоснование находится в политической плоскости — сокращение зависимости от российских поставок должно снизить влияние Москвы на Минск. Реализация находится в экономической плоскости и демонстрирует финансовую несостоятельность «диверсификации» российской нефти.

Читайте в развитие сюжета: Поиски энергетической независимости от России

Второе десятилетие Лукашенко экспериментирует с замещением российской нефти. В 2010 году он закупал «выгодную» нефть в Венесуэле. Потом были поставки из Ирана и других стран. В 2020 году Лукашенко закупал «альтернативную» нефть в Норвегии, Азербайджане, Саудовской Аравии и даже в США.

Экономическая целесообразность такого «импортозамещения» примерно такая же, как и у украинских коллег Лукашенко: после госпереворота 2014 года они не жалеют денег налогоплательщиков и зарубежных кредиторов при замещении российского ядерного топлива для АЭС американским, российского газа — «реверсным норвежским» (а также «словацким» и «венгерским»). Цены для украинских потребителей закономерно выросли, «газ из ЕС» оказался пропущенным через коррупционные «прокладки» газом из РФ. Украинцам новые власти объяснили, что переплачивать необходимо за «независимость». Такие же объяснения вполголоса и намёками слышат и белорусы.

Мнение экспертов: Причина экономических проблем Белоруссии — нефтегазовый конфликт с Россией

Отъём собственности «Транснефти» в Белоруссии осуществляется по иной схеме, чем у «Газпрома» в 2020 году. Рейдерский захват ОАО «Белгазпромбанк» с установлением нового правления фактически Нацбанком был осуществлён под предлогом криминального расследования. В случае УП «Запад-Транснефтепродукт» такой предлог выглядит откровенно нелепо, хотя нелепости, фальсификации и откровенно бандитские методы никогда не были для белорусских госорганов непреодолимым препятствием.

Чиновники и силовики Белоруссии размялись на «Белгазпромбанке» и наверняка применят опыт в дальнейшем. Москва не продемонстрировала активной защиты собственности «Газпрома», что вдохновило минских друзей и партнёров на развитие успеха. Поэтому следующей жертвой «Транснефть» стала вполне закономерно.

ПАО «Транснефть»
ПАО «Транснефть»
Transneft.ru

«Запад-Транснефтепродукт» необходим госконцерну «Белнефтехим» для осуществления планов поставок нефтепродуктов в направлении Украины и Евросоюза. Лукашенко не желает обсуждать эти планы с «Транснефтью» — он желает общаться напрямую с российским президентом.

На протяжении многих лет Лукашенко успешно торговал политическими заложниками и не только политическими. В обмен на уступку в созданном им же конфликте белорусский политик попросит о как бы ответных услугах.

Нефть и газ — не просто основные экспортные продукты, хотя их доля в российской внешней торговле постепенно снижается. Они также источник пополнения бюджета и важный фактор для развития других отраслей промышленности, напрямую влияют на состояние государственных финансов и сектора услуг.

Руководство Белоруссии стремится просто осуществлять контроль, но осуществлять тотальный контроль нефтепроводов и нефтепродуктопроводов на своей территории. Впрочем, как и других стратегически важных объектов инфраструктуры.

Логика белорусского тоталитаризма и практика госуправления показывают, что Лукашенко считает лучшей формой контроля прямое владение. Демин нисколько не драматизирует, указывая на перспективу национализации УП «Запад-Транснефтепродукт».

Лукашенко периодически поднимает вопросы приватизации и национализации. Осенью он предупредил о перспективе национализации «Белгазпромбанка», и «Газпром» пошёл на уступки.

Встреча Александра Лукашенко с председателем правления ПАО «Газпром» Алексеем Миллером
Встреча Александра Лукашенко с председателем правления ПАО «Газпром» Алексеем Миллером
President.gov.by

Атака на белорусский актив «Транснефти» — это ещё и давление на «Газпром» как на совладельца российского оператора. Лукашенко фактически стремится поставить под свой контроль самую крупную в мире нефтепроводную компанию, осуществляющую трансконтинентальную перевалку нефти.

Транснефть обеспечивает транзит из Казахстана, который не соглашается на желаемый правительством Белоруссии дисконт. Она также обеспечивает перевалку через порт Усть-Луга, используя который Лукашенко намерен выполнить своё обещание и показать прибалтийским правительствам «настоящие санкции».

Читайте подробности: Лукашенко обманул: он не остановил транзит через Прибалтику

Совмин Белоруссии не первый год пытается выполнить поручения Лукашенко и создать инфраструктуру по замещению российской нефти «альтернативной» именно по трубопроводному транспорту. Поставки цистернами по железной дороге не только дороги, но также малопривлекательны по другим факторам, в частности — объёмам.

Стремясь решать проблему минимизации российского влияния комплексно, в Белоруссии строятся новые трубопроводы, призванные обеспечивать импорт нефти из Прибалтики, Польши и Украины с поставками на эти рынки нефтепродуктов. Идея третьего НПЗ развития не получила, вместо этого наращивались объёмы переработки российской нефти на комплексах в Мозыре и Новополоцке.

Вкупе с решением проблем с замещением российской нефти и бесконтрольности экспорта, возможно, Минск попробует принудить Москву к снижению тарифов РЖД и другим уступкам. Тарифы могут не снижаться — правительство РФ на примере нефтяных поставок уже знает, как решить эту проблему на примере спора по нефтяной «премии» — за счёт перечисления «компенсации» напрямую в Минск.

Читайте также: Новак: поставки нефтепродуктов Белоруссии через Россию начнутся в 2021 году

Владимир Семашко и Алексей Миллер
Владимир Семашко и Алексей Миллер
Gazprom.ru

Возможно, вместе с решением комплекса вопросов по нефти и нефтепродуктам Минск пожелает убить одним выстрелом и третьего зайца — добиться понимания своей необходимости в замещении российского газа. После полного ввода построенной на российский кредит БелАЭС необходимость в газовых поставках намного снизится. Однако для белорусских бизнесменов, включая госкомпании, сохранится привлекательность переработки газа с последующим экспортом. Продукция белорусского комплекса «Гродно Азот» по-прежнему приносит хорошую экспортную выручку.

Вряд ли можно считать совпадением состоявшиеся именно сейчас переговоры главы Газпрома Алексея Миллера с белорусским послом — наделённым полномочиями вице-премьера Владимиром Семашко. Бывший куратор нефтегазовых переговоров в правительстве Белоруссии был поставлен во главе дипмиссии с главной функцией обеспечения максимальных уступок с российской стороны.

Нефтегазовый конфликт России и Белоруссии может выйти на новый виток. Формальный повод понятен. Непонятно, будет ли Москва и дальше делать вид, что «ничего такого» не происходит, что надо говорить только о хорошем и не искать поводов для конфликтов в прошлом, по привычке поступаясь и на этот раз российскими национальными интересами.

Читайте комментарии сюжета: Россия и Белоруссия: стратегия взаимодействия