Единороссы петербургского Законодательного собрания в год выборов пошли на беспрецедентные меры, чтобы продемонстрировать, является ли городской парламент местом для дискуссий и кому в этих дискуссиях можно участвовать.

Законодательное собрание Санкт-Петербурга
Законодательное собрание Санкт-Петербурга
Дарья Драй © ИА REGNUM

Заксобрание 10 февраля приняло поправки в собственный регламент. Теперь фракциям запрещено объявлять перерыв для политических заявлений, если это не одобрит большинство собрания — то есть «Единая Россия». Запрещается также вносить проекты в повестку дня, если инициирующая «группа депутатов» составляет менее 12 человек — опять же фактически такое право остается только у фракции «ЕР».

Если будет решено, что депутат отклонился от темы конкретного законопроекта в своем выступлении, достаточно будет двух замечаний от спикера, единоросса Вячеслава Макарова, чтобы лишить «нарушителя» слова до конца заседания. Все эти ограничения устанавливают четко на год, «предшествующий выборам». Выборы Заксобрания, как известно, намечены на сентябрь 2021 года, в единый день голосования.

Автором этой инициативы выступил вице-спикер Сергей Соловьев. «Таким образом, на мой взгляд, мы прикроем возможность отдельных политических, мягко говоря, интригантов раскачивать политическую лодку в Законодательном собрании Петербурга», — сказал он (орфография сохранена — прим. ред.).

«Как вы думаете, это конец парламентаризма? Или только начало демократического пути без оппонентов? Ну оппоненты не нужны, я правильно понимаю?» — вслух задумалась представительница КПРФ Ирина Иванова.

Ей пояснили, что оппозиционеры в самом демократичном парламенте страны «заигрались просто уже», видимо, переоценив свою роль как противовеса исполнительной власти. «В сегодняшних условиях это недопустимо», — считает Соловьев. Единоросс заявил, что эти меры позволят не вводить в заблуждение некие «неокрепшие умы».

Лидер фракции «Справедливой России» Алексей Ковалев поинтересовался, о ком речь и как эти умы могут быть введены в заблуждение свободной дискуссией в парламенте. «Наверное, [умы] находящихся здесь членов вашей фракции», — пошутил он.

Соловьев и спикер Макаров очень на это обиделись. Макаров сразу снял вопрос, но Соловьев все же попытался ответить, хотя спикер его и перебивал. «Неокрепший ум, по-моему, у вас, — парировал вице-спикер. — Давайте я вам объясню: после каждого заседания мы видим, что в телеграм-каналах выкладываются…»

Действительно, благодаря обязательной трансляции пленарного заседания Законодательного собрания для всех избирателей на сайте парламента выступления каждого депутата с трибуны фактически можно записать и затем распространить ролики в соцсетях — чем пользуются некоторые народные избранники.

Это обстоятельство, судя по всему, не даёт покоя петербургским единороссам: теперь при выключении Макаровым микрофона во время не понравившейся ему речи стал пропадать общий звук из зала и в самой трансляции, так что расслышать, что именно произносят с трибуны, невозможно. Совпадение ли это или у Вячеслава Макарова теперь появилась новая волшебная кнопка, пресс-служба городского ЗакСа пока не пояснила, но обещала «уточнить», в чем дело.

В конце концов Сергей Соловьев все же немного раскрыл, что именно, по его разумению, нельзя произносить в парламентских стенах, так как это разлагает умы.

«Председатель очень внимательно, не отвлекаясь, практически при каждом выступлении вот таких отдельных наших депутатов вынужден прерывать эти выступления. Почему? Потому что вместо того, чтобы рассматривать вопросы социальной политики, здравоохранения, мы слышим — подчеркиваю, от отдельных наших депутатов — жесткую критику в адрес руководства города. Отдельные оскорбления целых воинских подразделений, включая Росгвардию, ну вы понимаете, о ком я говорю. И так далее, и так далее», — объяснил он.

Коллеги не смогли добиться от него внятных пояснений, кто именно будет определять, по теме или не по теме выступает депутат — вроде бы надо этот вопрос ставить на голосование большинства, но кто первым должен перебить и крикнуть, что творится беззаконие? Председатель? Или любой единоросс? Пока процедура отточена не до конца.

«Хвалить президента Владимира Путина всегда в тему будет?» — поинтересовался беспартийный оппозиционер Максим Резник, но и этот вопрос снял бдящий спикер. Из зала понеслись трудноразличимые крики о том, что парламент не принадлежит одной «Единой России».

«Вы публично безосновательно ругаете руководство федеральное, региональное, при этом идет прямая трансляция!» — снова возмутился Соловьев.

Лидер фракции «Партии Роста», экономист Оксана Дмитриева применила свои математические способности и быстро посчитала, что чисто арифметически теперь брать перерыв на обсуждение острых политических проблем может только «Единая Россия» до самых выборов — потому что только у нее в ЗакСе Петербурга больше 12 мандатов и только она может получить большинство.

«Кто вам это сказал? Демократическим путем проголосуем, и вы получите свой перерыв, как всегда», — то ли в шутку, то ли всерьез произнес Вячеслав Макаров.

Подобный документ депутаты первого Ленсовета, заседавшего в Мариинском дворце в 1990-х, разорвали бы на куски и «выбросили в помойку», убежден «яблочник» Борис Вишневский. Ни о чем подобном нельзя было бы помыслить в Заксобрании ни I, ни II, ни всех прочих созывов. Но VI созыв наконец-то всех их переплюнул.

«Смысл проекта очень простой — заткнуть оппозиции рот, — заключил Вишневский. — Я никому не делегирую право определять, по теме или не по теме я выступаю, это решать, уж простите, буду только я и более никто. Тут Сергей Соловьев разливался о необоснованной критике высших должностных лиц. А если обоснованная критика высших должностных лиц?»

Но ему никто не ответил, потому что дальше он имел неосторожность упомянуть фамилии Владимира Путина и Александра Беглова, так что получил выключенный микрофон.

«Насколько я понимаю, это мое последнее выступление в залах Законодательного собрания, потому что каждое следующее выступление Вячеслав Серафимович сможет дважды прервать, дважды объявить замечание и лишить меня слова до конца заседания», — спрогнозировала Оксана Дмитриева, выйдя на трибуну.

Она обратила внимание коллег на опыт парламента федерального, Государственной думы, где не только голосуют поименно по каждому вопросу, что единороссы петербургского ЗакСа до сих пор боятся делать, но и предоставляют по 10 минут в начале каждого пленарного заседания всем фракциям на реплики по острым политическим вопросам, которые никто не вправе прервать, нравятся они или нет.

«В этот момент острой политической напряженности вы раскачиваете лодку, именно вы. Вы выдавливаете народ на улицы. Или обсуждение в парламенте, или народ выходит на улицы. Мы народные представители, нравится вам это или не нравится, мы должны донести до вас чаяния и проблемы людей, которые за нас голосовали. Делаем это, как считаем нужным. Если мы плохо это делаем, неправильно голосуем, значит, в следующий раз наши избиратели доверия нам не окажут», — добавила Дмитриева.

Закончить она не успела, так как Макаров призвал ее соблюдать регламент и выключил ей микрофон. Возбуждение нарастало.

«***** какой-то», — нецензурно выругался кто-то из членов ЗакСа в микрофон.

Максим Резник назвал 10 февраля 2021 года «худшим днем в жизни каждого из нас». «То, что сейчас происходит, очень сложно комментировать, не нарвавшись на что-нибудь неэтичное. Это, безусловно, противоречит природе парламента. Безусловно, этим постановлением устанавливается прямая цензура в Законодательном собрании. Это, безусловно, знаковый, черный день в истории парламентаризма», — сказал он.

Лидер фракции КПРФ Ольга Ходунова сочла происходящее примером «парламентского кретинизма». В год выборов, ей казалось, нужно сделать процессы любого обсуждения максимально открытыми для граждан, но всё происходит наоборот. «Как шагреневая кожа, сжимаем последние демократические принципы, которые есть в нашем парламенте, фактически сводя их к нулю. Обнуление парламента — плохой путь, недостойный нашего великого города», — считает она.

Резник заклеймил всю ситуацию «позором» и попросил хоть сейчас единороссов «не стесняться» и сохранить свои фамилии для истории, сбросив маски анонимности при голосовании, раз они считают этот проект столь значимым для безопасности страны. Но они постеснялись. За документ проголосовали 34 депутата, десять человек выступили против.

В финале обсуждения «ЕР» грозили провалом на парламентских выборах 2021 года, и если благодушный Борис Вишневский обещал, что тогда эти нелепые ограничения тут же будут сняты, то воинствующий Алексей Ковалев пригрозил, что придумает такой регламент, чтоб вообще не пустить единороссов на порог Мариинского дворца.

Это очень развеселило спикера. Вячеслав Макаров смеялся и приговаривал: «Спасибо, спасибо. Теперь, вы видите, коллеги, какой демократ у вас председатель?»

Читайте развитие сюжета: Петербургским единороссам в ЗакСе предложили включить «Лебединое озеро»