Демарш украинской власти, отлучившей от информационного потока оппозиционную силу, уже третий месяц лидирующую в партийных рейтингах, даже не вызвал кризиса в политической жизни страны. Плотно прикормленные информационные койоты (знаю, что не деликатно, но другого синонима не вижу) заполнили информационное поле дружным хором восторга: «пророссийских пропагандистов и кума Путина лишили слова».

Владимир Зеленский
Владимир Зеленский
Иван Шилов © ИА REGNUM

«Оппозиционная партия — За жизнь» Медведчука-Бойко по-дилетантски пропустила этот удар и сейчас находится в состоянии «грогги». Решение о подготовке импичмента президента Зеленского, принятое на экстраординарном, XXIV съезде партии — это откровенная паника. Ведь «решение о смещении президента Украины с поста в порядке импичмента принимается Верховной радой Украины не менее чем тремя четвертями ее конституционного состава…» (Конституция Украины, ст.111). Ну, правда, где те оппозиционеры (44 человека во фракции), а где «три четверти» (339 «штыков»)?

Но, что бы то ни было, защищаться оппозиционеры будут. Поэтому ЗЕвласти следует готовить доказательную базу своих обвинений, потому что им придется защищать свою позицию и в украинских, и в европейских судах. А там уже не политики, а судьи будут решать судьбу этого дела.

Украинские ЗЕленые это прекрасно понимают и готовят свои «отмазки». Пока получается не особо удачно.

Об эмоциональных оценках высоких мастеров «диванной и околодиванной экспертизы» можно было бы даже и не начинать разговор. С высоты своего интеллекта «мастера» считают, что «эти телеканалы давно забыли, что такое журналистские стандарты, проверка фактов или освещения по крайней мере двух точек зрения» (Юлия Мендель, пресс-секретарь Зеленского). Совсем не уверен, что Мендель знает, что такое цифра 1003 (это номер резолюции ПАСЕ от 1993 года «Этика журналистики»), но главной журналистке властной вертикали следовало бы прочитать хотя бы 22-й пункт этой резолюции:

«В журналистике информация и мнения должны уважать презумпцию невиновности, особенно в делах, которые все еще находятся на рассмотрении, и должны воздерживаться от вынесения суждений».

Встреча Владимира Зеленского с руководителями ведущих телеканалов Украины
Встреча Владимира Зеленского с руководителями ведущих телеканалов Украины
President.gov.ua

Но о профессиональных качествах ангажированной украинской журналистики говорить уже нет смысла, поэтому стоит перейти к тем обоснованиям, которые ЗЕленая власть готовит к представлению в судах. Их пока два.

В первую очередь, в провластных медиакругах был запущен тезис о том, что между Украиной и Россией идет «война» и российским информационным прокси в это время не место на украинской территории.

«Война» — это очень удобная «отмазка» украинской власти последних семи лет. В точности по принципам «постправды»: вбросил в массу эмоцию о «войне», об «Украине на переднем крае борьбы за Европу», да «о наших хлопцах, гибнущих в окопах» — и в кармане у власти «карт-бланш» на любые действия внутри страны (вплоть до задирания коммунальных тарифов и отжима телевизионных каналов). При этом никого особо не волнует, а что это такое — «война». Ведь это состояние государства, характеризующееся определенными параметрами. В первую очередь это:

  • прекращение прямых дипломатических отношений;
  • прекращение торговых отношений;
  • интернирование внутри страны граждан государства-противника.

Ни одна из этих «характеристик войны» в случае Украины и России не выдержана. Мир это прекрасно понимает и воздерживается от применения термина «украино-российская война». Элементарный пример: французская «Википедия» (а французский — это язык дипломатии) рассматривает события на востоке Украины как «вооруженный конфликт» (conflit armé), «вооруженное восстание против нового украинского правительства» (insurrection armée contre le nouveau gouvernement ukrainien), где Россия, приграничная страна, обвиняется в военной поддержке повстанцев, ведя там гибридную войну. Но ведь это просто калька с событий мексикано-техасской войны, где практически все техасские лидеры были североамериканскими уроженцами.

Малоперспективность «военной отмазки» заставила ЗЕ-запретителей выдвинуть иную версию: «финансирование терроризма». В соответствии с законом Украины «О санкциях» (ст.1, п.2), «санкции могут применяться со стороны Украины в отношении иностранного государства, иностранного юридического лица, юридического лица, находящегося под контролем иностранного юридического лица или физического лица-нерезидента, иностранцев, лиц без гражданства, а также субъектов, осуществляющих террористическую деятельность».

Тарас Козак
Тарас Козак
Liga.net

Связать запрещенные каналы с иностранным контролем получается плохо. Да, с апреля 2018 года официальным владельцем телеканала «112 Украина» был немец Эдуард Катц, но в декабре 2018-го он перешел к народному депутату Тарасу Козаку. Депутата Козака действительно можно пристегнуть к афере 2015 года, когда появилась информация, что на украинские ТЭС поступают целые вагоны угля без какой-либо сопроводительной документации. Выяснилось, что некая Arida Global Limited, согласно декларации, закупив уголь в ЮАР, привезла его в Черное море, однако балкер ушел не в украинский порт, а в российский. Что, скорее всего, было связано с неглубоководностью украинских портов. Из России железнодорожным транспортом уголь был доставлен до границы с Украиной на пограничный переход Соловей-Тополи, где его приобрела Укринтерэнерго, затем перепродав его Центрэнерго для доставки на украинские ТЭС. Это «по сценарию», но вскоре было обнаружено, что на самом деле под видом южноафриканского угля Арида продавала государственным ТЭЦ контрабандный уголь с «ДНР/ЛНР».

Это далеко не самая крупная топливная афера тех лет, но именно ее вспоминают сейчас. Потому что кредит Ариде на покупку угля ($7,4 миллиона) был предоставлен кипрской компанией Hakail Limited, владельцем которой и был Тарас Козак. Эпизод, конечно, интересный, но вряд ли пригодится в международных судах, поскольку сама афера 2015 года, в определенной мере, спасла Украину от зимних замерзаний. То есть конечным «выгодополучателем» была сама Украина.

Во-вторых, квази-республики ДНР и ЛНР так и не признаны в мире «террористическими организациями», и даже генеральная прокуратура Украины классифицирует как террористическую организацию только Народное ополчение Донбасса.

В-третьих, Козак отказался от бенефициарного контроля над Hakail Limited. Во всяком случае, в списке «Юридические лица, трасты или другие подобные правовые образования, конечным бенефициарным владельцем (контролером) которых субъект декларирования или члены его семьи» за 2019 год эта кипрская компания не значится. Так что пристегнуть Козака к «терроризму» у «запретителей» если и получится, то с огромным трудом.

СБУ
СБУ
Ssu.gov.ua

Но это не самое главное. У любого непредвзятого наблюдателя, особенно в судебной мантии, не сможет не вызвать удивление то обстоятельство, что санкции были наложены на имущество Козака во внесудебном порядке. Всё что есть — это «честное слово службы безопасности Украины: «в публичном пространстве нет доступа к материалам СБУ, непонятно, что показывали СБУ или другие спецслужбы Совету национальной безопасности и обороны. Иными словами, действие уже произвели, а в причину этих действий предлагают поверить «на слово». Но «слово» — это та же эмоция, а судейские в наименьшей мере поддаются «постправде».

Всё это напоминает старый анекдот о том, как Василий Иванович выиграл в английском казино массу денег в «Блэкджек». Когда ему сказали, что «джентльмены друг другу доверяют на слово» — ВОТ ТУТ-ТО ЕМУ КАРТА И ПОПЕРЛА!!!