Нагнетание страха, навязывание иррациональных процедур только ухудшает результат и вызывает раздражение — как любое нарушение элементарных психологических правил. Во многих странах люди отмечали эту особенность поведения руководства государств в ответ на пандемию. Похоже, что кризисы, подобные коронавирусному, могут восприняться теми, кто имеет достаточные возможности для воплощения таких проектов в жизнь, в качестве «удобных» трансформирующих событий. С учетом такой возможности стоит учесть уроки коронакризиса, ни в коем случае не игнорируя вновь подтвержденные в пандемию особенности человеческой натуры.

Карантин
Карантин
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Были ли реалистичными ожидания в отношении соблюдения ограничительных требований? Если обратиться к науке, то ответ однозначный: «нет». Так почему, имея дело с таким важным событием, как пандемия, власти не озаботились созданием подхода, который учитывал бы прописные истины? Вопросом задается в Jerusalem Post Ирвин Мансдорф, профессор психологии в Университете Лонг-Айленда, научный сотрудник Иерусалимского центра по связям с общественностью, со специализацией в политической психологии. Ниже — перевод его статьи.

Без сомнения, мы многое узнали о «соблюдении» — акте принуждения людей делать то, что, по нашему мнению, они должны делать. Когда дело доходит до пандемии, соблюдение требований предполагает ношение масок, дистанцирование от других и отказ от сборов в большие группы. И что мы на самом деле узнали из опыта пандемии — это то, что мы должны были усвоить еще раньше: заставить людей подчиниться нелегко.

Пандемия показала нам, насколько сложными могут быть простые вещи. Хотя многие люди следовали правилам, очень многие другие просто не были или не могли быть последовательными. Они не могли держаться подальше от других, не могли держаться подальше от семьи, не могли носить маску должным образом и не могли отключиться от общества. Кто-то не верил, кто-то не мог поверить, а кто-то подражал другим и вёл себя так, как, по их мнению, вели себя окружающие.

Обозначение социальной дистанции на траве в парке в Сан-Франциско
Обозначение социальной дистанции на траве в парке в Сан-Франциско
(сс) Christopher Michel

На первый взгляд, несоблюдение может быть источником досады и раздражения для некоторых людей, особенно тех, кто прилагает усилия, чтобы подчиниться требованиям. Но если мы обратимся к научной литературе о приверженности и соответствии, то ничего удивительного в этом не должно было быть. Тем больше оснований задаться вопросом, почему в связи с таким событием, как пандемия, которая имеет столь много последствий для здоровья нации, мы не были лучше подготовлены к осуществлению политики, которая имела бы дело с реальностью — и отдавала бы себе отчет в том, что соблюдение будет далеко не идеальным. Отсутствие разумного плана действий, несомненно, способствовало ухудшению уровня инфицирования и, как следствие, привело к катастрофическому экономическому коллапсу для столь многих.

Были ли реалистичными ожидания в отношении соблюдения требований? Если обратиться к науке, то ответ однозначный: «нет». Люди, которые знают, что курение вредно, продолжают курить, люди, которые должны придерживаться диеты, продолжают срываться, люди, которые должны заниматься спортом, сидят на диване, а люди, которые должны принимать лекарства, часто откладывают их. Но руководящие принципы не соблюдаются не только в отношении здоровья. Всегда ли мы следуем ограничению скорости в соответствии с буквой закона и всегда ли переходим дорогу по правилам? Как часто люди шумят до поздней ночи? Как часто люди рискуют и плавают там, где запрещено?

В [недавнее] военное время, когда, казалось бы, нельзя было не задуматься, что «жизнь и смерть» — не пустые слова, мы видели примеры, когда некоторые люди не носили противогазов, когда некоторые не входили в укрытия, а некоторые стояли на крышах, наблюдая за ракетами.

Пассажиры в электричке в масках и без
Пассажиры в электричке в масках и без
Дарья Драй © ИА REGNUM

Учитывая всё это как известное поведение, возможно, ожидания относительно соблюдения руководящих принципов должны были строиться с учетом того, что массовое соблюдение предписаний — это фантазия.

Человеческое поведение последовательно, поэтому мы видим это несоответствие во всём свободном мире. Ношение масок непоследовательно, уровень заражения высок, и нигде, за исключением некоторых исключительных обстоятельств, когда культурные факторы очень различны, мы не видим успеха [в широком соблюдении]. Ожидать от людей чего-то другого всегда было иллюзией. Как бы мы ни старались, в соблюдении правил будет утечка, потому что люди не слушают. И когда каждая просочившаяся капля — это потенциальное оружие, вирус, который может вывести из строя и убить, у нас возникает проблема.

Имея это в виду, мы можем только спросить, почему политика локдаунов не принимала эту данность во внимание. При создании политики, основанной на ожиданиях полного соответствия требованиям — что никогда не было возможно! — неудача была гарантирована с самого начала. Вместо того чтобы признать это и защитить тех, кто нуждался в защите, иллюзия и миф о соблюдении создали мир нарушенных правил и разрушенных людских жизней.

Из прошлых исследований мы знаем, что соблюдение карантина нарушается примерно через 10 дней. После этого у людей начинают проявляться признаки депрессии, истощения и сопротивления тому, что их держат взаперти. В то время как первый локдаун, возможно, расширил пределы психологической устойчивости и имел некоторую положительную ценность, дальнейшие локдауны никогда не могли (и никогда не достигали) тех же результатов. Мы знали, что произойдет несогласованная «утечка», но не готовились к ней.

За этим последовали отрицание, искажение, рационализация и невежество, которые, казалось, не поддавались логике, но на самом деле были вполне предсказуемы. Когда правила применяются непоследовательно и часто ненадежно, меняясь изо дня в день, а иногда и час за часом, и даже от группы к группе, — неудивительно, что усталая и циничная публика теряет веру в этот процесс. Когда непоследовательность удовлетворяется без каких-либо последствий, процесс становится произвольным и иррациональным. А когда применяются произвольные и психологически иррациональные процедуры, обнажается безумие делать что-то снова и снова, что дает такие же неэффективные результаты.

Протест в Ванкувере против ограничений, введенных в связи с пандемией коронавируса
Протест в Ванкувере против ограничений, введенных в связи с пандемией коронавируса
(сс) GoToVan

Но, несмотря на всё это, вопрос общественного согласия имеет огромное значение для любого гражданского общества. Соблюдение определенных требований в конечном счете может определять выживаемость, — понимание этого имеет большое значение и является предметной областью, непосредственно влияющей на национальную безопасность. Это относится как к личному соответствию, которое включает в себя побуждение людей верить и подчиняться, так и к массовому соответствию, которое будет полагаться на то, чтобы группы населения действовали надлежащим образом.

Основные поведенческие принципы учат нас, что сила и наказание работают, но только временно. Уберите наказание — и поведение вернется к тому, каким оно было раньше.

Стратегия выхода из локдаунов была основана на том, чтобы снова и снова то давить, то ослаблять давление, и снова давить — и потому была обречена на провал с того времени, как только «давящая» рука будет убрана с рычага. Задача, стоящая перед нами в посткоронавирусную эпоху, будет заключаться в том, чтобы справедливо и эффективно применить то, что мы знаем о соблюдении требований, и использовать то, что мы знаем из поведенческой науки, — для руководства национальной стратегией не «если» возникнет следующей кризис, а когда он возникнет.