Проблема сербского края Косово традиционно рассматривается с двух противостоящих позиций: с позиции патриотов Сербии, отрицающих сепаратизм, и с позиции Запада, президента Сербии Вучича, его фанатов в Москве и московских же кабинетных теоретиков внешней политики. Они выступают за соглашение по Косово любой ценой, даже ценой признания Белградом его независимости, ценой антисербского апартеида. Сербское население края сокращается, его островки находятся в изоляции. 90% албанского населения края выступает за независимость от Сербии.

Сербия
Сербия
Иван Шилов © ИА REGNUM

При этом не только несомненно намерение, но из Косово уже прямо и публично сказано, что независимому Косово следует объединиться с Албанией в «Великую Албанию». Точно так же прямо заявлены албанские претензии на другие территории Сербии с компактным албанским населением (не обязательно — большинством). Точно так же очень давно известно о появлении мощного и правящего албанского этнического фактора в Северной Македонии. Албанский фактор значим в Черногории и греческой области Эпир. Его демографическое, политическое и криминальное значение будет расти. Об этом говорят и новые антимафиозные разоблачения в Италии, прямо относящиеся к албанским властям.

Встреча министров иностранных дел Албании и сепаратистского Косово
Встреча министров иностранных дел Албании и сепаратистского Косово
Mfa-ks.net

Косово пользуется прямой поддержкой США, и только немногие многонациональные страны ЕС отказывают ему в признании. Только известная Резолюция Совета безопасности ООН №1244 до сих пор формально защищает суверенитет Сербии над Косово. Но мы слишком хорошо знаем, что международное право — дипломатическая формальность, а не фактор силы сам по себе. Сильной эту формальность делают только великие державы, когда они хотят её риторически использовать. Сербия не является великой державой. Сербия Вучича встала на путь капитуляции, для которой Резолюция ООН — уже не только формальность, но и помеха.

В этой ситуации моя позиция одинаково не совпадает ни с идеей сохранения суверенитета Сербии над Косово, ни с практикой капитуляции Сербии. Если 20 лет назад я ещё робко говорил о возможности «кантонизации» Косово, то есть административного отделения сербских районов Косово (большинство новых границ в Старом Свете является наследием именно административных границ), то в Сербии, как известно, сама мысль об этом отвергалась с порога. Сейчас я гораздо более пессимистичен.

Сейчас я хотел бы обратить внимание на военные доктрины малых стран, членов НАТО, граничащих с Россией и проводящих антирусскую и антироссийскую политику. Суть их полных военных доктрин состоит в причинении России как «агрессору» — «неприемлемого ущерба», то есть относительно более высокого, чем она, как предполагается, готова понести, атакуя эти натовские протектораты, переполненные маниями величия.

Пуск ракеты Minuteman III
Пуск ракеты Minuteman III
U.S. Air Force

Кроме явной неадекватности этих доктрин, есть в них и объективное важное зерно: когда исход борьбы не зависит от усилий страны, у неё есть возможность повлиять на цену борьбы, сделав её слишком высокой.

Как бы ни было фальшиво и манипулятивно «международное право» в применении как минимум к проблеме Косово, оно стоит костью в горле — Резолюцией №1244. И только от Сербии зависит сохранить её, при поддержке России, как вечный политический фактор, который сделает фактическую независимость Косово неприемлемо дорогой для «Великой Албании» и её бенефициаров. На деле это значит отказ от любых соглашений о статусе, компетенциях и правах отделившегося Косово, отказ от любой лжи якобы «урегулирования», отказ от уже сделанных уступок, отказ от любых переговоров, кроме технических и кроме тех, что направлены на защиту сербов Косово.

Именно это будет трезвым, справедливым и исторически перспективным ответом Сербии на агрессию Запада.

Читайте развитие сюжета: Глупость или измена? Признает ли Россия независимость Косово?