Иван Шилов © ИА REGNUM

В ближайшие дни министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф совершит большое зарубежное турне. Иранское новостное агентство Mehr приводит его слова: «На следующей неделе я планирую посетить Кавказ и Россию». Если иметь в виду только кавказскую часть визита, которая предусматривает пребывание в Баку и Ереване, то она содержит единую переговорную повестку. Mehr перечисляет: «Вклад Тегерана в урегулирование карабахской проблемы, а также в установление мира и стабильности в регионе, новые возможности сотрудничества, включая участие иранских компаний в восстановлении этого региона». Указывается также на возможности сотрудничества Ирана в проекте международного транспортного коридора «Север — Юг» с акцентом на использование потенциала этого транзитного пути и новых коммуникационных коридоров, которые открываются после подписания Россией, Азербайджаном и Арменией мирного соглашения по прекращению карабахской войны.

Мохаммад Джавад Зариф
Мохаммад Джавад Зариф
Mfa.gov.ir

Что касается московской повестки, то она более обширна: Сирия, Персидский залив, Афганистан и возможное возвращение США в иранское ядерное соглашение. Тем не менее эти две повестки объединяет общий внешнеполитический фон, который играет на стороне Тегерана: настрой новой администрации США Джо Байдена по отношению к Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД). В идеальном смысле возможно возобновление участия Вашингтона в иранской ядерной сделке без предварительных условий. Хотя могут появиться и какие-то иные варианты предварительных условий, которые будут выдвигаться с той или иной стороны. Но в любом случае это возвращает Тегеран в «высшую лигу» мировой политики и, соответственно, повышает его прежде всего региональное значение. Не вызывает сомнения то, что Тегеран использует этот важный нюанс в переговорах в Баку и в Ереване для того, чтобы внести определенные коррективы в геополитическую повестку.

В ходе 44-дневной карабахской войны Иран, как и Россия, занимал позицию нейтралитета, вел себя предельно осторожно. Но вовсе не потому, что не является членом Минской группы ОБСЕ. Его политика была обусловлена другим обстоятельством: наличием тюркоязычного населения на севере страны. Как пишет турецкое издание Habertürk, в случае затягивания карабахской войны и вовлечения в нее с подачи Анкары боевиков из Сирии, главным образом из числа туркоманов, возникала опасность переноса эскалации боевых действий из Карабаха в Иранский Азербайджан. Для того чтобы упредить такой ход событий, Тегеран выставил на севере страны заградительные отряды КСИР. По мнению издания, «такая ситуация в то же время считалась необходимой предпосылкой для препятствования возможным действиям Израиля и США в Иране».

Турецкие военные на территории Азербайджана
Турецкие военные на территории Азербайджана
Mod.gov.az

Тегеранское прочтение ситуации содержало в себе озабоченность и фактором турецкого присутствия в Азербайджане, точнее, его военным уровнем. К тому же в турецких СМИ содержались призывы «при определенных обстоятельствах активировать усилия Анкары в концептуализации формулы «Северный — Южный Азербайджан». Вот почему, как пишет уже иранское издание Javan, «Тегеран поддержал усилия Москвы по прекращению карабахской войны и появление в Нагорном Карабахе российских миротворцев, так как Анкара получила в регионе вовсе не то, на что рассчитывала». Теперь перед Ираном стоит задача выстраивания взаимодействия с Баку и Ереваном в новых геополитических условиях, чтобы как-то обозначить свою роль и значение в карабахском урегулировании после прекращения войны. Возможно, какие-то варианты будут найдены, но это непростая задача, которую должен решить Зариф в ходе своих визитов в Баку и Ереван.

Особенностью ситуации является еще и то, что Иран и Россия, в отличие от Азербайджана и Турции, имеют полноценные отношения с Арменией. Анкара пока только на горизонте обозначает возможность восстановления дипотношений с Ереваном, а в Баку об этом даже не думают, хотя вовсю продвигают проект создания коммуникационного коридора между западным Азербайджаном и Нахичеванью через территорию Армении. Кстати, тема Нахичевани небезразлична и для Ирана, ведь до сих пор путь из Азербайджана в автономию лежал через иранскую территорию. Новый коридор снизит влияние Тегерана на Баку, тогда как Турция получит доступ к Азербайджану без необходимости пересекать территорию Ирана или Грузии. Такой расклад, конечно же, устраивает Анкару и Баку, которые сейчас этим и занимаются, пытаясь обойти Иран.

Но представляется, что без учета самого Тегерана с его интересами решить этот вопрос будет непросто, ведь в региональном аспекте Иран и Турция являются откровенными соперниками, интересы которых, начиная с экономики и заканчивая той же геополитикой, диаметрально противоположны. Другое дело, что в противовес нынешней активной политике, которую ведет Турция в отношении соседей, Тегеран на международной политической арене действует достаточно взвешенно. Но это только пока.

Читайте развитие сюжета: Иран оценил роль России в урегулировании ситуации в Карабахе