В наследство новому главе Белого дома Джо Байдену от президента-республиканца Дональда Трампа останется длящийся почти десять лет кризис в Сирии, который по-прежнему является источником серьезных стратегических и гуманитарных проблем. У новой администрации есть возможность переоценить политику США в Сирии, отдавая приоритет дипломатии для продвижения американских интересов, пишут заместитель Генерального секретаря ООН по политическим вопросам Джеффри Фелтман и директор Программы разрешения конфликтов Центра Картера Храйр Балиан в статье, вышедшей 20 января в Responsible Statecraft.

Джо Байден
Джо Байден
U.S. National Archives

Авторы отмечают, что они по-разному видят возможное решение сирийской проблемы: один из них уже много лет известен как решительный критик президента Сирии Башара Асада и внутренней и внешней политики Сирии, тогда как другой категорически против самой идеи о том, что одним лишь давлением на Дамаск можно изменить не устраивающее Запад поведением сирийского лидера. При этом благодаря тому, что политические разногласия авторов, особенно в отношении президента Асада, по-прежнему значительны, совместная рекомендация начинает носить гораздо более серьезный характер.

В самом деле, и Фелтман, и Балиан согласны с тем, что, за исключением противодействия угрозе ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) на северо-востоке Сирии, политика США с 2011 года не дала положительных результатов и что необходима какая-то кардинальная смена курса.

Террористы на улицах Идлиба
Террористы на улицах Идлиба

Интересы США в Сирии включают в себя устранение угрозы, исходящей от террористических групп, предотвращение применения и распространения химического оружия, а также облегчение страданий миллионов мирных жителей, чьи жизни были разрушены из-за войны, репрессий, коррупции и санкций.

Кроме того, Сирия является очагом конфликта между внешними силами, в том числе между США и Россией, Израилем и Ираном, Россией и Турцией, а также Турцией и поддерживаемыми США курдами. Другой важный интерес — бремя пребывания беженцев в соседних с Сирией странах и в государствах Европы, где массовая миграция продолжает подпитывать политиков-популистов.

Нынешняя политика США, направленная на изоляцию и введение санкций в отношении Сирии, смогла нанести ущерб и без того разрушенной войной экономике страны, но не привела к изменению поведения ее руководства. Ранее попытки обучить, оснастить и вооружить оппозиционные группы, чтобы заставить Асада изменить курс или оставить власть, также были безуспешными. Напротив, эта политика способствовала усилению зависимости Сирии от России и Ирана.

Санкции США и ЕС привели к серьезному дефициту товаров и способствовали обвалу сирийской валюты, но они не ослабили ключевую поддержку Асада со стороны широких слоев электората и не изменили поведения правящей элиты. Из-за своей политики санкций США оказались в стороне от процессов, тогда как главными силами, решающими судьбу республики, стали Россия, Турция и Иран. Между тем застопорились дипломатические усилия ООН в Женеве, направленные на конституционные реформы.

Встреча Владимира Путина с президентом Ирана Хасаном Рухани и президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. Анкара. 2018
Встреча Владимира Путина с президентом Ирана Хасаном Рухани и президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. Анкара. 2018

Хуже того, карательные санкции в отношении Сирии приводят к непреднамеренным пагубным гуманитарным последствиям, усугубляя и продлевая страдания простых сирийцев, развязывая руки тем, кто наживается на войне, и уничтожая средний класс Сирии, который является потенциальным двигателем стабильности и долгосрочных реформ: можно с уверенностью говорить о том, что руководство страны не пострадает от санкций.

Сегодня США должны выбирать между тем, чтобы продолжить нынешний подход, который лишь поспособствовал еще большему распаду и без того несостоятельного государства, или пересмотреть текущий дипломатический процесс, направленный на разработку детальной основы для взаимодействия с сирийским правительством по ограниченному набору конкретных и поддающиеся проверке шагов, которые в случае их реализации будут сопровождаться адресной помощью и корректировками санкций со стороны Соединенных Штатов и ЕС.

Цель этого рамочного подхода — остановить обострение ситуации в Сирии и оживить дипломатический процесс, предложив поэтапный подход, который позволит добиться прогресса по отдельным вопросам и даст сирийскому правительству и его сторонникам четкий путь выхода из текущего экономического и гуманитарного кризиса. Он не решает стратегическую проблему союзничества Сирии с Ираном и Россией, которое мало приемлемо для США, и не способствует привлечению кого бы то ни было к ответственности за гибель граждан страны и разрушение республики, но в рамках нынешнего подхода эта проблема не рассматривается.

Строительные блоки для такой структуры подробно описаны в опубликованном в начале января документе Центра Картера, основанном на обширных консультациях Центра с сирийцами, представляющими все стороны политического раскола в стране, а также с международным сообществом.

Война в Сирии
Война в Сирии
Christiaan Triebert

Прежде всего Соединенным Штатам следует рассмотреть вопрос об освобождении от санкций всех гуманитарных мер по борьбе с COVID-19 в Сирии. Не менее острый характер будут носить меры по восстановлению базовой гражданской инфраструктуры, такой как больницы, школы и ирригационные сооружения. Затем следует проводить поэтапное и обратимое ослабление санкций США и ЕС.

Эти шаги будут инициированы только тогда, когда США и их европейские союзники смогут убедиться в выполнении конкретных условий, согласованных с сирийским правительством. Механизмы мониторинга позволят установить прогресс. Эти условия будут включать в себя освобождение политических заключенных, достойный прием для возвращающихся беженцев, защиту гражданского населения и беспрепятственный доступ гуманитарным организациям во все части страны, ликвидацию оставшегося химического оружия, политические реформы, а также реформы сектора безопасности, включая добросовестное участие в мероприятиях, установленных в рамках Женевского процесса ООН, и большую децентрализацию.

Однако не должно быть иллюзий: преград на пути к успешному осуществлению этого плана огромное количество. Сирийское руководство не проявило особой готовности к компромиссу. Импульс в этом пошаговом подходе требует поддающихся проверке действий Сирии, а попытки отделаться пустой риторикой о реформах приведут лишь к приостановке действия американских и европейских стимулов и могут стать причиной введения «карательных» санкций.

Башар Асад
Башар Асад
Kremlin.ru

Большинство стран, выступавших за отставку Асада, отказались от этого максималистского требования много лет назад. Но они продолжали политику давления и изоляции, которая не привела к реформам, предусмотренным в этом пошаговом предложении. Это не подарок сирийскому правительству, которое «несет ответственность» за большую часть жертв среди мирного населения и разрушений за последние десять лет. Напротив, это предположение о том, что сохранение статус-кво не приведет к внезапным результатам, отличным от тех, которые можно было наблюдать с 2011 года. Публично обнародовав согласованный список ответных шагов, Соединенные Штаты и ЕС могут, по сути, применить другой тип давления на Сирию, чтобы произвести реформы, которые до сих пор отвергаются.

Смена администрации президента США дает возможность изменить и проверить этот новый подход на практике.